Хайнеты отыскали несколько альтернатив хедж-фондам


Внимание прессы сегодня снова приковано к хедж-фондам. На этот раз в связи с рекордными выплатами их топ-менеджерам. Каждый из 25 наиболее высокооплачиваемых управляющих в этой индустрии в прошлом году в среднем заработал по 1 млрд долларов. Все это происходит на фоне резкого снижения лояльности инвесторов.

05.05.2010





Больше всех остальных заработал управляющий Appaloosa Management Дэвид Теппер, который сумел получить около 4 млрд долларов в виде комиссионных и прироста капитала, главным образом благодаря тому, что они сделал ставку на то, что власти не допустят банкротства крупных банков. По итогам 2009 года прибыль Appaloosa составила 130%. В свою очередь, прибыль фонда Quantum Endowment под управлением Джорджа Сороса, который с личным состоянием в 3,3 млрд долларов оказался среди участников опубликованного на недавно рейтинга миллиардеров журнала Absolute Return + Alpha, выросла пусть не на столько же невероятную, но все равно, внушительную величину – 29%. Однако, несмотря на то, что наиболее удачливые хедж-фонды продемонстрировали весьма завидные результаты, в общей сложности в мире действует более 9 тыс. таких компаний, многие из которых, определенно, не смогли похвастаться подобными успехами.

На самом деле за последние три года с рынка ушли тысячи хедж-фондов, благодаря чему количество участников этой индустрии сегодня примерно на четверть меньше их исторически максимального значения. В среднем по итогам 2008 года убытки хедж-фондов составили порядка 20%, и даже те из них, которые продемонстрировали лучшие результаты, зафиксировали потери, измеряемые двузначными величинами. Так как каковы же отношения компаний в области wealth management и их клиентов с хедж-фондами сегодня?

Две тенденции

В действительности в этой связи сегодня можно видеть две тенденции: в то время как многие обеспеченные инвесторы (HNWI) выводят свои деньги из хедж-фондов, ультра-обеспеченные клиенты управляющих компаний (UHNWI) склонны сохранять там свои позиции. Некоторые инвесторы оказались напуганными устрашающим падением рынка и потеряли желание брать на себя те виды рисков, которые обыкновенно берут на себя хедж-фонды. Другие потеряли деньги и попросту больше не могли соответствовать критериям хедж-фондов в отношении минимального размера инвестиции (от 1 млн долларов) или платить взимаемые ими высокие комиссионные и проценты от приращенного капитала. И по мере того, как сжимался рынок и набирал обороты скандал, связанный с именем Бернарда Мэдоффа, росли и вполне обоснованные опасения инвесторов в отношении ликвидности и прозрачности в этой весьма слабо регулируемой индустрии.

«Очевидно, что сегодня все гораздо лучше понимают ограничения ликвидности, – замечает Стефан Горан, глава подразделения wealth management CFA Institute в Шарлотсвилле, штат Виржиния. – Ликвидность оказалась ахиллесовой пятой инвестиционной модели, действующей на принципе эндаумента».

Невозможность по первому требованию получить наличные стала неприятностью даже для богатых семей, утверждает Рик Питкерн, директор по инвестициям мультисемейного офиса Pitcairn в Дженкинтауне, штат Пенсильвания, под управлением которого находятся активы на сумму порядка 3 млрд долларов. – Спрос на низколиквидные инвестиции резко упал, поскольку все оказались напуганы».

Кроме того, замечают в управляющих компаниях, клиенты сегодня требуют от хедж-фондов большей подотчетности. «Сегодня они гораздо лучше образованны, – отмечает генеральный директор Private Wealth Advisors LLC из Уэлессли, штат Массачусетс. – Они хотят лучше понимать, куда инвестирует фонд. Кроме того, они хотят более высокой прозрачности, ликвидности, а также гораздо более чувствительны к размеру комиссионных».

Опасения, связанные с рисками вложений в хедж-фонды, заставили многих инвесторов подумать дважды, прежде чем включать их в свои портфели, утверждают управляющие. «В последнее время аппетиты инвесторов действительно серьезно поменялись, – уверяет Питкерн. – До 2008 года на риски не обращали большого внимания, но сегодня инвесторы изучают их очень внимательно наравне с предполагаемой доходностью инвестиций».
Айра Рапапорт, генеральный директор Private Wealth Advisors в Уэллсли, штат Массачусетс, под управлением которой находятся активы на сумму около 500 млн долларов, согласна. «Сегодня никого не интересует получение максимальной прибыли вообще, – замечает она. – Все хотят получить максимальную прибыль с приемлемыми рисками, так что инвесторы сейчас подходят к вложениям гораздо более выборочно».

Ультра-обеспеченные инвесторы, располагающие инвестируемыми активами в пределах 20-25 млн долларов, сегодня также более требовательны, но скорее всего продолжают сохранять позиции в традиционных хедж-фондах, утверждают в управляющих компаниях. «Многие наши клиенты имеют в своих портфелях хедж-фонды и до сих пор мы не видели, чтобы они из них выходили, равно как мы сами не рекомендуем им этого делать», – замечает Грег Ван-Слайк, основатель и партнер Lake Street Advisors в Портсмуте, штат Нью-Гемпшир, под управлением компании которого, как утверждает он сам, находятся активы на сумму примерно 2 млрд долл., а средний размер инвестиции семейного клиента превышает 50 млн долл. – Клиенты остаются в хедж-фондах, но при этом они хотели бы иметь возможность более тщательной их проверки и задают больше вопросов. При этом сами хедж-фонды все это время гораздо охотней шли в этом на встречу, чем в прежние времена».

Как утверждает Питкерн, большинство состоятельных клиентов его компании также не стали выводить свои средства из хедж-фондов. «Им удалось сохранить достаточно средств, чтобы соответствовать требованиям к минимальному размеру инвестируемого капитала, поэтому все последнее время в этой группе мы наблюдали большую активность», – замечает он.

Джейми МакЛафлин, который напрямую работал с ультра-обеспеченными клиентами будучи гендиректором нью-йоркского семейного офиса Geller Family Office Services, утверждает, что инвесторы в лучших фондах продолжали придерживаться этого курса даже во время «свободного падения» рынка. «Это, как правило, более искушенные и грамотные инвесторы и они сохраняли выдержку», – поясняет МакЛафлин.

Он не сомневается, что у хедж-фондов, использующих стратегии лонг/шорт (совмещающие покупки, то есть открытие длинных позиций, и продажи. – прим. ред.), есть все, чтобы сохранить свою популярность у ультра-обеспеченных инвесторов. «Что вы будете делать в условиях, когда процентные ставки имеют тенденцию к снижению, акции фундаментально слабы, а бизнес-циклы неопределенны? – задается вопросом МакЛафлин. – Хедж-фонды, использующие стратегии лонг/шорт, имеют очень хороших специалистов и технологии для выбора активов для инвестиции, позволяющие отыскать и проанализировать важные факторы, способные повлиять на стоимость какой-либо акции в ту или иную сторону. Благодаря возможности игры в короткую, они могут воспользоваться любыми превратностями текущей ситуации на рынке, как бы она ни развивалась», – соглашается Ван-Слайк. – Возможность шортить – весьма мощный инструмент, хотя и опасный в неквалифицированных руках».

В поисках более ликвидной альтернативы

В то время как хедж-фонды по-прежнему популярны у ультра-обеспеченных инвесторов, владельцы относительно менее крупных состояний смотрят в сторону от традиционных партнерских фондов с ограниченной ответственностью с их высокими комиссионными и долей участия в прибыли, а также сравнительно низкой ликвидностью и прозрачностью. «Хедж-фонды никуда не денутся, однако сейчас мы наблюдаем тенденцию движения инвесторов в сторону их более ликвидных альтернатив, – признается старший управляющий директор консалтинговой компании в области wealth management Fortigent Гэри Карраи. – Мы видим, что сегодня все больше взаимных фондов структурируются так, чтобы повторять или имитировать структуру какого-либо хедж-фонда, но при этом они обладают высокой ликвидностью и прозрачностью. Сегодня есть фонды, использующие стратегию лонг/шорт, которые не являются партнерствами с ограниченной ответственностью, но представляют собой отдельные счета, так что инвесторы знают, как происходит торговля и могут избежать ловушки Мэдоффа, если так можно выразиться».

«Исходя из нашей бизнес-философии для нас важно сохранять ликвидность и иметь возможность сразу выйти из актива или операции, если там что-то начинает идти не так», – добавляет президент расположенной в Сан-Франциско Mosaic Financial Partners Норм Бун. По его словам, его компания все последнее время воздерживалась от инвестирования средств своих клиентов в традиционные хедж-фонды, вместо этого рассматривала другие варианты, включая покупку взаимных фондов, отдельных ценных бумаг, сырьевых товаров и фондов недвижимости. (Большинство этих вариантов, как правило, предполагает использование стратегий лонг-онли. Однако в отдельных случаях, таких как фонды, торгуемые на бирже (ETF), они могут принимать формы, позволяющие им зарабатывать как на медвежьем, так и на бычьем рынке).

Открытые совместные фонды, обладающие характеристиками хедж-фондов, фондов фондов и торгуемых биржевых фондов, похоже, становятся самой популярной альтернативой традиционным хедж-фондам в инвестиционных портфелях управляющих компаний, отмечают участники индустрии wealth management. (В Европейском Союзе продукты хедж-фондов в «облегченном» варианте, такие как фонды UCITS III, пользовались популярностью все последнее время благодаря своей высокой ликвидности, прозрачности и их относительно высокой доступности даже для розничных инвесторов).

Взаимные фонды

Действительно, около четверти респондентов, принявших участие в недавнем опросе финансовых советников, проведенном бостонской исследовательской компанией Aite Group, заявили, что они ожидают, что в ближайшие три года в управляемых ими портфелях в процентном отношении больше всего вырастет доля взаимных фондов. При этом 13% опрошенных упомянули в этой связи фонды, торгуемые на бирже. «Мы наблюдаем, что торгуемые биржевые фонды набирают популярность по мере того, как инвесторы обращают все больше внимания на ликвидность и результаты, показанные фондами в предыдущий период», – уверяет директор по исследованиям Aite Group Алоис Пиркер.

«Инвесторы сегодня пересматривают размеры своих инвестиций, предназначенных для размещения в хедж-фондах», – добавляет президент бостонской Winward Investment Management Стефан Кучьяро. В доказательство он ссылается на более чем 30-процентный прирост активов под управлением своей компании в 2008 и 2009 годах, общий размер которых таким образом превысил 3,6 млрд долл. «Инвесторы и управляющие компании, которым важна ликвидность, ищут альтернативные возможности для размещения своих средств и видят решение в таких компаниях, как наша, – уверяет Кучьяро. – У нас глобально диверсифицированная стратегия, использующая использует фонды ETF, которая в последнее время была очень успешной».

Сегодня в фонды, торгуемые на бирже, все активнее инвестируют мультисемейные офисы, которые стали больше заботиться о ликвидности своих портфелей после обвала рынков, а также по мере того, как у их клиентов возникает проблема передачи капитала по наследству, отмечает главный партнер бостонского Family Office Metrics Марк Уикершам. «Им нравится, что вложения в этот инструмент эффективны с точки зрения издержек, а сам он может быть продан в любой момент, когда это понадобится семье», – поясняет эксперт.

Даже ультра-обеспеченные инвесторы, которые все последнее время сохраняли лояльность к традиционным хедж-фондам, сегодня «хотели бы обсудить покупку фондов ETF», – добавляет Стефан Горан из CFA Institute. «Это происходит в контекст стратегии “ядро-сателлит” (предполагает разделение инвестиционного портфеля на пассивно управляемую часть, “ядро”, и один или несколько активно управляемых “сателлитов”. – прим. ред.), – замечает Горан. – И эти инвесторы сегодня чувствуют себя вполне комфортно, располагая фондами ETF в портфеле своего “ядра”».

Так называемые «репликационные» или «трекинговые» фонды, которые пытаются воспроизвести стратегии традиционных хедж-фондов, но по существенно более низкой цене, также рассматриваются инвесторами в качестве новой альтернативы традиционным хедж-фондам, если последним больше не доверяют. Брюс Липник, эксперт индустрии и глава инвестиционной фирмы Asset Alliance, специализирующейся на поглощении, создании и выращивании хедж-фондов, в недавнем интервью Finalternatives признался, что в ближайшие пять лет он ожидает «увидеть появления большего числа “трекинговых фондов”», или фондов, которые стараются копировать корзину активов хедж-фондов».

Но вне зависимости от того, какие инвестиционные инструменты используется сегодня в качестве замены хедж-фондам, инвесторами (и управляющими компаниями) здесь движут стремление уйти от рисков, добавляет Айра Рапапорт из Private Wealth Advisors. «В текущих рыночных условиях мы ищем инструменты и решения для дальнейшей диверсификации клиентских портфелей, чтобы инвестиции не коррелировали», – свидетельствует она.



Чарльз Пайкерт
05.05.2010

Источник: Wealth Briefing


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз