Восток скупает Запад


Усилия аукционных домов и арт-дилеров, стремящихся привить китайским, русским и индийским коллекционерам вкус к западному искусству, постепенно окупаются. Свидетельство тому – итоги недавних торгов, утверждает Айван Линдси.

07.02.2014





Под финальный аккорд Недели «старых мастеров» и Ярмарки шедевров в Лондоне выдохшийся арт-рынок погрузился в дремоту. Агенты по продажам, аукционные дома и консультанты сделали паузу и обдумывают планы на ближайшее будущее, а их клиенты разъехались по своим виллам и яхтам. Результаты оказались впечатляющими во всех категориях, и единственное, что удивило, – то, сколько произведений искусства способен поглотить рынок. Теперь нас ждет головокружительное разнообразие арт-ярмарок, аукционов, недель искусства, а также выставок в музеях и у арт-дилеров.

Одна характерная особенность недавних продаж, о которой докладывали многие аукционные залы, – возросший интерес к западному искусству у покупателей с Востока. Аукционные дома устали от бизнес-модели типа «бум – спад», сильно зависящей от состояния западной экономики. Активное расширение во времена бума сменялось увольнением 20% сотрудников в период рецессии. Аукционные дома осознали, что способны побороть зависимость от западных экономических циклов, если сумеют наладить контакт с быстрорастущей экономикой стран БРИКС и Ближнего Востока.

Первоначально коллекционеры из БРИКС выказывали интерес только к собственному искусству, а аукционные дома оправдывали слабые продажи ограниченным набором национальностей среди покупателей. Как бы то ни было, массовый маркетинг дошел до аукционных залов и – правда, в меньшей степени – до арт-дилеров и начал приносить дивиденды. За прошедший год покупатели из этих государств стали основной движущей силой на западном арт-рынке.

На майском аукционе современного искусства Christie’s в Нью-Йорке общая выручка составила 495 млн долларов. В Christie’s эту цифру сочли «ошеломляющей» и рекордной для отдельно взятого аукциона. На торгах ушли с молотка работы Жан-Мишеля Баския, Роя Лихтенштейна и Джексона Поллока, установлено 16 мировых рекордов, а 23 работы продали более чем за 5 млн долларов каждую. Стивен Мерфи, генеральный директор Christie’s International, отметил, что новые коллекционеры со всего мира подстегивали продажи: «В прошлом году 25% наших покупателей впервые оказались на Christie’s, и четыре из пяти главных лотов сегодня ушли к тем, кто ничего раньше здесь не приобретал».

Скитания Греко

Тенденция продолжилась на торгах искусством Старых мастеров, проводимых Sotheby’s этим летом в Лондоне. Лучшие лоты там приобрели китайские, русские и индийские покупатели. Русскоязычные клиенты потратили свыше 15 млн фунтов (22,6 млн долларов) на аукционе, сражаясь с рекордным количеством участников из развивающихся стран.

Один русский покупатель делал ставки по телефону и обошел участника из Азии, заплатив 9,2 млн фунтов за «Молитву святого Доминика» Эль Греко. Цена, почти в два раза превысившая верхнюю границу прогноза, стала рекордной для аукционных продаж работ художников XVI века. Полотно, изображающее святого Доминика, в последние годы не выставлялось на продажу. Оно входило в состав богатой коллекции ныне покойного немецкого филантропа Густава Рау. Средства от продажи картины были переданы в ЮНИСЕФ. Тот же покупатель, явный поклонник Эль Греко, потратил еще 3,4 млн фунтов на картину «Христос на кресте».

Торги собрали 35 млн фунтов с продажи 47 лотов по верхней границе прогноза. По крайней мере восемь из них, общей стоимостью 15,8 млн фунтов, куплены русскоязычными клиентами, делавшими ставки по телефону. По информации, полученной от аукционного дома, в торгах участвовали представители 33 стран, в том числе рекордное количество зарегистрированных покупателей из Азии и Ближнего Востока. Также, по данным Sotheby’s, 30% работ приобрели клиенты из стран СНГ.

Ария индийского гостя

На торгах произведениями Старых мастеров в Christie’s в июле можно было наблюдать схожую ситуацию. Большинство ставок были сделаны по телефону или через дилеров, однако Адар Пунавалла, сын и наследник индийского миллиардера и биотехнологического магната Сайруса Пунаваллы (который активно делал ставки на недавних торгах работами импрессионистов), присутствовал в зале и приобрел два полотна с портретами бородатых мужчин. Первое из них, обозначенное в каталоге как произведение из мастерской Рембрандта, обошлось ему в 59 475 фунтов, а второе, портрет священника кисти Тициана, – в 781 875 фунтов. Пунавалле принадлежит концерн Serum Institute – один из лидеров по производству детских вакцин. Эта индийская семья также входит в число крупнейших заводчиков скаковых лошадей, а теперь, похоже, собирает солидную коллекцию картин.

Главным провалом на Christie’s стала работа «Как нажито, так и прожито: художник, вкушающий устрицы в интерьере» (1660) кисти голландца Яна Стена, для которой заявленная цена – 7–10 млн фунтов – оказалась слишком высокой. Картина принадлежала семье Лоутер из Лоутер-Касла, что в Пенрите, Камбрия, и была приобретена в 1763 году в Гааге первым графом Лонсдейлом. Центральная фигура – автопортрет Стена, которому предлагают устрицы и вино на фоне картины с римской богиней Фортуной, неуверенно балансирующей на сфере. Устричные раковины на полу, полуочищенные фрукты, надпись «Как нажито, так и прожито» на облицовке камина и девушка, подносящая вино, призваны напоминать зрителю о соблазнах и непостоянном характере Фортуны.

Картина – прекрасный образчик живописи Стена – находится в отличном состоянии, однако ее морализаторский тон показался современной публике чрезмерным. Нравоучительные аллегории сбили с толку покупателей с развивающихся рынков.

Игры империй

Специалисты долго бились над загадкой, почему покупатели из развивающихся стран мало интересуются западным искусством и так активно гонятся за своим. Некоторые предполагали, что китайцев, например, пугает религиозная направленность Старых мастеров; другие считали, что дело в недоверии, и для представителей этих стран покупка их родного искусства видится более надежной. Какова бы ни была причина былого неприятия, ситуация меняется.

Похоже, что мир искусства следует за смещением сил с Запада на Восток – к странам, ранее считавшимся удаленными, или к бывшим колониям. Страны с развивающейся экономикой не только возвращают на родину свое искусство, вывезенное контрабандой в трудные периоды истории (Россия), разграбленное военными (Юаньминъюань в Пекине) или выкупленное и изъятое колонизаторами (Индия). Теперь они, справившись с волнением, свойственным новичкам, начинают получать удовольствие от коллекционирования западного искусства. Нам еще предстоит увидеть, как это отразится на ценах, но если все продолжится в том же ключе, цены, несомненно, вырастут.

Атлас

Материалы по теме



07.02.2014

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.