Входите осторожно


Частный инвестор Андрей Бут оценивает текущую макроэкономическую конъюнктуру и реалистичность прогнозов большинства аналитиков: ждет ли нас суперцикл роста на сырьевые активы, стоит ли сейчас идти в акции стоимости.

11.06.2021





Сырьевое ралли?

По моему мнению (но не рекомендации), суперцикл на сырь­евых рынках не начался. Покупать сырьевые активы нужно избирательно и дисциплинированно.


Суперциклы происходят раз в несколько десятилетий и требуют одновременного совпадения множества факторов. Последний цикл случился в 2000-х годах, когда росли практически все коммодити: металлы, нефть, уголь, большинство продуктов сельского хозяйства и т. п. Тогда сошлось все: восстановление от экономических кризисов конца 1990-х в развивающихся странах; стремительный рост населения и ВВП во многих государствах Азии и Африки; выход Китая на двухзначные темпы роста промышленности; начало восстановительного бума в странах экс-СССР; резкий рост благосостояния и потребле­ния населения в десятках стран; промышленное перевооружение и переход на новые технологии (например, бум сектора телекоммуникаций); рост туризма и авиа­перелетов по миру; появление финансовых инструментов, «разогнавших» ипотеку и объем строительства в развитых экономиках, и многое другое. Характер этих факторов был структурным и долгосрочным, они взаимно дополняли и подхлестывали друг друга. Как следствие, росли инфляция и цены на коммодити вплоть до конца 2000-х – начала 2010-х.


Наблюдаем ли мы похожую картину сейчас? В моем представлении, нет. Конечно, мы увидели ралли на многих рынках коммодити в конце 2020-го – начале 2021 года, а также всплески инфляции в последние два месяца, что обычно помогает коммодити (учитывая их теоретически защитную от инфляции функцию). Однако значительная часть роста объясняется элементарно – снижением поставок и нарушениями логистики, в том числе из-за пандемии. Ограничения поставок нефти (царицы коммодити) носят характер политической договоренности основных стран-производителей. Очевидно, что перечисленные эффекты локальны и «разворачиваемы».


В целом сегодняшний рост «в среднем по экономике» имеет характер восстановительный и поэтому ограничен. Во многих секторах (авиаперевозки, туризм, связанные с ними услуги) восстановление к допандемийным значениям займет, вероятно, годы. Даже безотносительно пандемии Китай ожидает роста 5–6% ВВП вместо 8–10% в предыдущие два десятилетия. Очевидно, что темпы и промышленного роста, и потребления коммодити тоже снизятся. В целом многие развивающиеся страны демонстрируют неустойчивую и слабую динамику роста по сравнению с 2000-ми. Развитые государства после масштабных программ эмиссии, поддержки населения и бизнеса (в том или ином виде) должны перейти к бюджетному «затягиванию» поясов, что создаст дополнительные риски замедления экономики. Сам по себе выход из пандемии выглядит длинной и тернистой дорогой со множеством торможений и отклонений. Таким образом, устойчивого роста широкого рынка коммодити двухзначными темпами (как это произошло с нефтью, выросшей с 15–20 до 80–100 долларов в течение 2000-х), я бы не ждал.


Какие возможности содержит этот рынок? По крайней мере две. Во-первых, те конкретные группы коммодити, которые будут востребованы долгосрочными структурными шифтами в мировых технологиях и экономиках. Прежде всего переход к более экологичной энергетике и зеленой экономике во всех проявлениях. Рост доли электромобилей и гибридов до 20–30% с менее 2–3% (в разных странах), увеличение доли ветровой и солнечной генерации, систем аккумулирования электро­энергии поднимет потребление лития, никеля, меди, кобальта и графита.


Рост потребления металлов типа никеля, кобальта, лития произойдет, вероятно, от сегодняшних уровней тысяч тонн к сотням тысяч и миллионам тонн в год. Это случится в течение следующего десятилетия или двух. Соизмеримый рост ожидается в категории редких элементов (ниобиума, беррилия, иридиума, германия, палладия и прочих), необходимых для новой экономики. Перечисленные металлы ограничены в объемах производства, месторождения находятся зачастую в отдаленных бедных странах, требуют длительных сроков для поиска и разработки месторождений и обогатительных мощностей и устойчиво востребованы. Похожая ситуация сложилась с ценами на медь в силу роста ее потребления – она необходима, в частности, как для генераторов ветроустановок, так и для двигателей электромобилей. Эти металлы я бы предпочел, например, стали, которая испытала значительное восстановление цен и может быть поддержана продолжением восстановительного цикла, но не обладает тем же структурным долгосрочным преимуществом нарастающего спроса в силу технологического шифта. По этой же причине я бы предпочел активы, связанные с газом: потребление газа технологически и балансово в энергетике как основном потребителе в среднесрочной и долгосрочной перспективе поддержано гораздо сильнее, чем нефти, где основным потребителем выступает транспорт.


Вторая причина не игнорировать рынок коммодити – его достаточно большая волатильность. Наличие регулярной волатильности позволяет как формировать удачные точки входа для долгосрочного держания, так и спекулировать на колебаниях при достаточной дисциплине и навыках.


Что касается технических аспектов для инвестиций в сырьевые активы, то, во-первых, это выбор инструментов. За редким исключением (покупка палладия на металлический счет) покупка коммодити требует использования либо фьючерсных инструментов, либо ETF-подобных инструментов. В обоих случаях это достаточно дорогие инструменты, волатильные, с такими особенностями, как контанго и ролл-эффекты и т. п. Коммодити в силу высокой волатильности требуют внимательного отслеживания текущих цен, очень большого количества влияющих на них факторов, правильных точек входа-выхода и т. п.


Другой способ, мною предпочитаемый, – вход через соответствующие сырьевые компании. Участие в рынке через компании, с одной стороны, требует дополнительного анализа самих компаний и их финансового состо­яния. Это немаловажно, учитывая традиционно значительную долговую нагрузку многих компаний, высокий уровень капитальных затрат, зачастую более низкие корпоративные стандарты в развивающихся странах. С другой стороны, правильный отбор компаний позволяет прибегать к сложным стратегиям – например, добавить из нефтегазовых компаний (с традиционно сильным кэш-флоу и хорошим уровнем дивидендов) в портфель те, которые имеют весомую долю газового бизнеса (вместо менее определенного в долгосрочной перспективе нефтяного), или те, которые активнее осуществляют транзит в проекты возобновля­емой энергетики. Таким образом, удастся скомбинировать достоинства дивидендной доходности, долгосрочной устойчивости и перспектив бизнеса компаний.


Акции стоимости


Само понятие акций стоимости чрезвычайно размыто. Кто-то считает таковыми акции с низким P/E, кто-то – дивидендные акции, кто-то – акции с низкой рыночной стоимостью против активов или балансовой стоимости. Профессиональное следование сложной логике выбора доступно либо очень компетентным командам, таким как инвестиционный холдинг Баффета (они ищут компании, недооцененные по intrinsic value), либо через участие в биржевых фондах, отбирающих компании по утвержденным ими критериям value factor (например, ETF Vanguard US Value Factor). Приведенные примеры групп акций не обыгрывали широких индексов за большинство случайно выбранных длинных промежутков в последние 10 лет, хотя до этого картина часто была противоположной.


Ожидания опережающего роста акций стоимости в последние годы были, но долгосрочно они не подтвердились. Причина, в частности, в долгосрочных фундаментальных преимуществах технологических компаний, в способности обеспечивать темпы роста, рентабельности и тем самым стоимости акций. Что кажется разумным, так это попытка «поймать» период восстановительного роста акций стоимости (или их подгрупп), которые отстали от технологических акций и общего индекса S&P 500 и купить их на некоторую часть портфеля в надежде на «догоняющий» рост. Тем не менее это скорее локальная идея для тестирования части портфеля. Как «гибридную» идею добавления в портфель акций стоимости можно использовать идею добавления фондов на индекс европейских акций (например, EUROSTOXX 50 или FTSE 100), которые традиционно содержат большую долю дивидендных и прочих стоимостных акций. Это позволит как обыграть идею акций стоимости, так и диверсифицироваться (европейские акции несколько отстали в восстановлении от рынков США), в том числе и в валютах.


Завершая, хотел бы обратить внимание на следующее. И коммодити, и акции в большинстве случаев пережили в последний год быстрый восстановительный рост. Он был поддержан многими факторами, включая невиданные ранее программы поддержки центробанков. Большинство экономистов и инвестдомов считают, что хотя рост котировок на рынках наблюдается, он гораздо скромнее, чем в предыдущем году.


Таким образом, все направления инвестиций сегодня требуют очень осторожного входа в несколько шагов. Вопрос правильно сбалансированного для долгосрочных целей и диверсифицированного портфеля сегодня намного важнее, чем удачное угадывание локальной идеи. Поэтому заход в сырьевые активы, как и в акции стоимости, имеет смысл начинать с определения размеров аллокации, выбора правильных инструментов, формирования шагов и уровней постепенного входа.



11.06.2021

Источник: Spear's Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз




Высоко-художественный токен


B4dc6d4a-3edb-40b7-989b-5e6d19839a49
 

Токенизация искусства легитимирована сегодня в России на уровне не юридическом, а музейном. Процесс возглавил Эрмитаж: в сентябре один из главных музеев страны продал NFT-токены полотен из своей коллекции на 32 млн рублей. Аукцион, для которого в России нет никакой законодательной базы, проходил на маркетплейсе криптобиржи Binance. За несколько месяцев до того Инна Баженова, коллекционер, меценат и одна из самых влиятельных персон в российской арт-индустрии, объявила о запуске платформы The Art Exchange. Ее партнером по проекту стал профессиональный трейдер и управляющий инвестиционными фондами Андрей Беляков. Цель The Art Exchange – увеличить ликвидность произведений искусства как раз посредством их токенизации, применить к рынку искусства финансовые технологии и блокчейн. О платформе SPEAR`S Russia рассказала управляющая проектом Анна Левен.