Кисть на службе Ее Величества


Ричард Стоун написал портреты, кажется, уже всех знаменитостей – от королевы-матери до Нельсона Манделы, а сейчас занимается воспитанием юных художников в Африке. Он рассказал Марте Джилл о своей карьере с первых ее дней и смысле своей благотворительной деятельности.

17.07.2013




Портрет кисти Ричарда Стоуна: королева Елизавета


Если вы ищете компаньона для путешествия в сердце Африки, то самым неожиданным выбором мог бы стать Ричард Стоун. Он один из самых плодовитых авторов королевских портретов, всю жизнь проведший в мягком климате залов Букингемского дворца. А недавно он оказался в Кении, где работает наставником детей, желающих научиться живописи.

Пропуск в чужую жизнь

Самому Стоуну в его карьере художника с учителями невероятно повезло, несмотря на неудачное начало. «Я только пошел в школу, когда со мной произошел серьезный несчастный случай, в результате которого я практически оглох, – рассказывает он. – Я приходил на занятия, но учиться просто не мог, поскольку не слышал преподавателей». На уроках его сажали в дальний угол с карандашами, и так он начал рисовать, а какое-то время спустя его работы стали посылать на различные конкурсы. Позже слух восстановился, но благодаря обстоятельствам Ричард приобрел ценные навыки. «У меня был пусть и не талант, но способности», – признается он.

Способности развились благодаря соседу, который брал его с собой делать наброски и приобщил к миру художников. Стоун быстро осознал, что у него появился «пропуск в чужую жизнь». «Местные влиятельные семьи приглашали меня на чай, где просили зарисовывать гостей. Так я полюбил общаться с людьми».
На свое 14-летие он был приглашен на Летнюю выставку Королевской академии, в которой принимали участие лучшие портретисты того времени. Особенно его впечатлил портрет Георга VI кисти сэра Джеральда Келли, которому он написал письмо с просьбой дать несколько полезных советов. Вскоре он получил ответ: «Почему бы вам не принести как можно больше своих работ в студию, и я попробую вас отговорить от этого занятия».

«Он не был особенно впечатлен, – вспоминает Стоун. – Не думаю, что он посчитал меня талантливым. Я это почувствовал и ужасно смутился».

Написать королеву

Как бы то ни было, Келли взял его под свое крыло на четыре года, оказав на него влияние. Любимой моделью Келли была королева-мать: «Она идеально позировала», и Стоун решил, что когда-нибудь напишет ее портрет. «Когда он (Келли. – Прим. ред.) умер (в 1972 году), я позвонил в Кларенс-
хаус и спросил, может ли мне позировать королева-мать. С этого все и началось. Я дозвонился и попросил связать меня с кем-нибудь важным. Меня соединили с человеком по имени Адам Гордон, и он вежливо поинтересовался, что мне нужно. Когда я сформулировал просьбу, он ответил, что «она не может позировать для неизвестно кого».

«Я сказал: “Возможно, я стану новым Рембрандтом. Может, вы посмотрите мои работы?” В трубке повисло молчание. Я подумал, что меня разъединили». После просмотра его работ Гордон заказал портрет своей жены и пригласил Стоуна на прием, где «он мог бы встретить тех, кто поможет ему достичь своей цели и нарисовать королеву-мать». Он принял приглашение, и в свои девятнадцать стал самым молодым королевским художником за последние 200 лет.

Оказалась ли королева настолько хорошей моделью, насколько он ожидал? «Возможно, ее писали больше всех в королевской семье. В активе каждого великого или выдающегося живописца был ее портрет. Рисовать ее было приятно, потому что она помнила все особенности этих знаменитых художников. Королева-мать интересовалась живописью и была в курсе технических проблем. В отличие от остальных членов семьи она не считала написание портрета причудой».

Королева-мать дала толчок карьере Стоуна, и с тех пор он написал большую часть королевской семьи. А что он думает о недавнем портрете герцогини Кембриджской кисти Пола Эмсли, ставшем предметом насмешек?

«Мне кажется, это хорошая картина. Она типична для своего автора, это приятный портрет симпатичной молодой женщины. Критики были слишком суровы. На многих официозных портретах люди выглядят старше и серьезнее. При настолько тщательном изучении ее черт она так или иначе будет выглядеть старше, чем люди предполагали. Мы видели много фотографий с ней, но фотография делается за долю секунды, модель передается в движении, например смеющейся и, разумеется, выглядит моложе и живее».
Все портретисты неизбежно сталкиваются с критикой, и Стоуну досталось от принцессы Маргарет. «Проблема в том, что люди смотрят на промежуточные стадии, когда ты на полпути и не совсем представляешь себе конечный результат. В этом случае, когда я выполнил работу наполовину, принцесса Маргарет бросила мимолетный взгляд на картину. «Мистер Стоун, как вы знаете, эти две недели я была простужена, – сказала она, – и, как мне кажется, вы отлично ухватили это». Пришлось срочно внести несколько исправлений.

Испорченный галстук филантропа

Постепенно карьера вывела его за ворота Букингемского дворца. «В первую десятку людей, чей портрет
я хотел бы сделать, входили Нельсон Мандела и архиепископ Туту», – говорит художник. Он написал обоих, и в процессе они рассказывали ему о жизни в Южной Африке. Его начала беспокоить судьба детей из трущоб.

«Я летел в Нью-Йорк, и кто-то пролил суп мне на галстук. Пока меня вытирали, стюард заговорил со мной о детском доме Ньюмбани, для которого British Airways собирает средства. Меня часто просят поддержать благие начинания, но тут я решил оказать большее содействие. Тогда, десять лет назад, мне выпал шанс посетить это место, и я взял с собой жену и сына».

Ньюмбани в Найроби дает приют детям, брошенным в результате эпидемии СПИДа, а также участвует в нескольких программах социальной поддержки в соседних регионах. Прошлым летом Стоун взял материалы, чтобы показать детям, как рисовать. «Я не хотел, чтобы это была арт-программа, в результате которой получается стандартное искусство». Созданные после этого работы предполагалось выслать в Англию, чтобы дети внесли собственный вклад в сбор средств.

«Курс был построен так, чтобы дети поняли, какая часть их наследия больше всего интересна музеям и людям по всему миру, – поясняет Стоун. – Некоторые очень простые вещи становятся очень красивыми, если на них есть узор. К моему искреннему удивлению, мы создали несколько достойных работ. Теперь, когда рисунки закончены, они выглядят как настоящие сокровища». 

Материалы по теме



17.07.2013

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.






Территория искусства и театра


Img_3133
 

Начало октября в Москве – время ходить на спектакли, проекты и выставки Международного фестиваля-школы современного искусства «Территория», который всегда выбирает для своей программы наиболее актуальные форматы. Придуманный в 2005 году фестиваль стал первым в России, который собрал в рамках одного события совершенно разные жанры: театр, танец, перформанс, искусство. И еще вторая особенность этого полномасштабного ежегодного проекта – схема финансирования: фестиваль существует преимущественно на деньги спонсоров. Алексей Новоселов, член арт-дирекции «Территории», куратор и заместитель директора по экспозиционно-выставочной работе Московского музея современного искусства (ММOМА), рассказывает в интервью SPEAR’S Russia о сочленении искусств, необходимости корпоративного просвещения и отсутствии порога входа в клуб меценатов.


Профессия: продюсер

10.09.2021 Увлечения

Img_7184
 

Планируя интервью с Леонидом Роберманом, основателем компании «Арт-Партнер» и одним из самых успешных театральных продюсеров России, мы думали, что будем беседовать о коммерческой изнанке театра, но получился разговор о самой его сути. Видимо, такое знание и позволяет агентству «Арт-Партнер» не только иметь в своей афише 15–20 спектаклей в месяц, но и удостаиваться высших театральных наград. Так, в 2018 году впервые за 27-летнюю историю премии «Хрустальный Турандот» специально для Леонида Робермана была введена номинация «За создание уникального негосударственного театра», а в 2021-м его спектакль «Борис» получил «Золотую Маску». О цене и ценности, коммерческом успехе и художественных вызовах, лучшем периоде в жизни Оскараса Коршуноваса и слове продюсера, данном Дмитрию Крымову, Леонид Роберман рассказал в интервью SPEAR’S Russia.



Занимательный бонапартизм

18.06.2021 Увлечения

Img_6249
 

Пожалуй, Александр Вихров – профессиональный мифотворец. Будучи по образованию журналистом, он долго трудился в этой сфере, потом в течение ряда лет работал в департаменте общественных связей Центрального банка РФ, был пресс-секретарем двух поочередно его председателей, а затем перешел на аналогичную позицию в УРАЛСИБе. И все это время собирал свою невероятную коллекцию, посвященную Наполеону и мифу вокруг него. Причем сам Вихров этот миф тем самым укреплял, инициируя создание, например, новых предметов, провоцируя современников думать о великом императоре французов. До 22 августа в музее-панораме «Бородинская битва» проходит выставка «NapoleON. NapoleOFF? Наполеоновская легенда в европейской культуре XIX–XX веков», состоящая в том числе из экспонатов частной коллекции Александра Вихрова. Чему его научил Наполеон в деле PR-технологий и об особой роковой роли России в судьбе Бонапарта и членов его семьи он рассказал в интервью SPEAR’S Russia.