Уникальная коллекция удивительного человека


Ксения Апель – о Сэмюэле Йозефовице, собирателе невероятной по уровню и разнообразию коллекции искусства, распродажа которой на торгах Christie’s в эти месяцы стала одним из главных сюжетов аукционного мира.

23.11.2023





У этого человека нет персональной страницы в Википедии, в англоязычной версии интернет-­энциклопедии он упомянут вместе с братом Давидом как создатель звукозаписывающей компании Concert Hall Society. В русскоязычной Википедии говорится только о картине Гогена «Спящая Кловис» из его коллекции. При этом новостные ресурсы Европы и США в сентябре наперебой анонсировали распродажу коллекции Сэмюэля Йозефовица в несколько серий на торгах Christie’s (13–20 октября – в Лондоне, 12–25 октября – в Париже, а 7 декабря предстоят еще одни торги в Лондоне). И ведь коллекция действительно впечатляет!

Даже равнодушных к искусству людей заинтригуют цифры: общий эстимейт – 93 млн евро, объем выставленной коллекции – 800 лотов, временной охват произведений – 3 тыс. лет! По мнению президента Christie’s Юсси Пюлкканена, все предметы коллекции – музейного уровня. При этом в сферу интересов Йозефовица входило дальневосточное искусство, ренессансная графика, офорты Рембрандта, французская скульптура второй половины XIX века, графика Дега и Тулуз-­Лотрека, живопись и керамика символистов, школа Понт-­Авена, постимпрессионизм, фовизм, мебель Диего Джакометти. А коллекция гравюр Рембрандта считается лучшим таковым частным собранием в мире.

Наиболее древний предмет собрания Йозефовица – ассирийский барельеф 883–859 годов до н. э. На нем изображено коленопреклоненное крылатое божество у священного древа. Эстимейт произведения (лот 21) составлял 2,5–4,5 млн фунтов. Итог на аукционе 13 октября оказался близок к верхней границе – 3,912 млн фунтов. Это очень характерный образец ассирийского искусства: декоративность, внимание к деталям прически и костюма, подчерк­нутые мышцы, фактура перьев встречаются в рельефах и из других дворцов воинственных царей Ассирии. Очень близкий рельеф из дворца того же Ашшурнацирапала II в Нимруде хранится в Эрмитаже в Санкт-­Петербурге. Но у рель­ефа Йозефовица не сохранилась нижняя часть плиты, тогда как эрмитажный вариант дошел до наших дней целиком.

Дворец в Нимруде был открыт британским археологом Остином Генри Лейардом во время его первой экспедиции в Месопотамию в 1840‑х годах. Сегодня мы, возможно, посчитали бы варварством то, что рельефы перевозили в другие города и страны, тем самым нарушая целостность памятника. Но в XIX веке археология, как и реставрация, только рождалась, и то, что очевидно нам, – результат научной и культурной эволюции. К слову, поражающее всех детей оформление зала искусства Передней Азии в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в Москве – это слепки рельефов ассирийских дворцов Ашшурнацирапала II и Саргона II.

На торгах 13 октября к верхней планке эстимейта приблизился и лот 32, японская деревянная скульптура XIII века. Фигура стоящего в раскрытом лотосе бодхисатвы высотой 138,5 см ушла за 3,67 млн фунтов при эстимейте 2–4 млн. На протяжении 10 лет эта работа экспонировалась в Метрополитен-­музее в Нью-­Йорке. Скульптура изображает одного из самых почитаемых бодхисатв – Дзидзо (Кшитигарбху). Бодхисатвы – люди, достигшие просветления, но оставшиеся на земле во имя спасения других. Дзидзо защищает детей и оберегает от демонов души детей, умерших раньше своих родителей. Статуи Дзидзо появляются в мульт­­­­фильме Хаяо Миядзаки «Мой сосед Тоторо». Уровень цены этой скульптуры объясняется и возрастом произведения, и высочайшим художественным уровнем, точностью проработки драпировок, и тем, что благодаря подписи известен автор. Характерны измененные пропорции ушей, ведь в буддийской иконографии это один из признаков святости.

Еще одна средневековая деревянная японская скульптура из коллекции Йозефовица – стоящая женская фигура синтоистского божества – вдвое превысила эстимейт (400–600 тыс. фунтов). Работа была продана 13 октября за 1,129 млн фунтов. Скульптура (лот 17) датируется XI–XII веками.

По итогам продаж топ-лотом (№ 9) стала картина 1918 года голландского фовиста Кеса ван Донгена (1877–1968) «Покой» (La quiétude). При эстимейте 3–5 млн фунтов выручка составила 10,775 млн! Провенанс этого полотна прослеживается вплоть до мастерской художника, где картина была приобретена Полем Пуаре, но уже в 1925 году продана далее. На картине – утомленные любовники, которые забылись глубоким сном в окружении птиц и животных, воплощающих негу и умиротворение. Степень выразительности этой работы, как и выбранная гамма, близки знаменитому «Танцу» Матисса, написанному на 10 лет ранее для московского особняка Сергея Щукина. Но если Матисс стремится найти визуальный эквивалент экстатическому движению, то задача ван Донгена противоположна – явить покой.

Еще одна картина ван Донгена, «Облака, или Гуус ван Донген и ее дочь Долли, написанные ню», также значительно превысила эстимейт (900 тыс. – 1,4 млн фунтов) и принесла Christie’s 2,46 млн. Знал бы художник в 1905 году, еле сводя концы с концами, как его будут ценить потомки! Кстати, еще в 2008 году на февральском аукционе Christie’s (лот 5) портрет танцовщицы L’Ouled Naïl кисти ван Донгена при эстимейте 2–3 млн фунтов был продан за 5,6205 млн фунтов.

Одна из изюминок коллекции Йозефовица – живописная работа великого скульптора Аристида Майоля, портрет мадемуазель Жанны Форей 1888–1889 годов. Очень тонкий по колориту, перекликающийся с эстетизмом Уистлера, портрет был продан на аукционе 13 октября за 2,3995 млн фунтов.

Офорты Рембрандта – отдельная тема как в истории искусств, так и в контексте собирательства Йозефовица. Очень известный «Автопортрет у окна» 1648 года был продан за 277, 2 тыс. фунтов. Для тиражной графики это очень достойная сумма.

Коллекционирование длиною в жизнь

Но кто же такой Сэм Йозефовиц, обладатель невероятного собрания, уникального по уровню и разнообразию? Сэмюэль родился в 1921 году в еврейской семье в литовском городе Аникщяй в 110 км от Вильнюса. Вскоре семья эмигрировала в Швейцарию.

Страсть к коллекционированию проснулась у ребенка уже в восемь лет. Сэм собирал марки, чему способствовало то, что его отец получал письма со всего света. Очень быстро юный собиратель превратился в завсегдатая рыночной площади Лозанны, где происходил обмен марками. А в 16 лет Сэмюэль уже покупает эстамп Пикассо. Увлеченный искусством подросток некоторое время раздумывал, а не стать ли скульптором. Так на него повлияли произведения Родена. Но в конце 1930‑х прозорливый отец отправляет юношу в США учиться на инженера. Недостаточное знание английского не особо препятствовало Сэму, ставшему лучшим учеником. Сэмюэль получил степень магистра в области химического машиностроения. И уже в 1946 году вместе с братом Давидом он организовал Concert Hall Society – музыкальное издательство, которое одним из первых стало работать по почтовым заказам и эволюционировало вскоре в крупнейшую на севере Штатов звукозаписывающую фирму. Благодаря успешному бизнесу Сэмюэль Йозефовиц смог отдаться страсти к коллекционированию художественных произведений, а привычку вчитываться в книги по истории искусства он приобрел еще в нежном возрасте.

Школа Понт-­Авена

Особенно Сэмюэля заинтересовала Понт-­Авенская школа – художники круга Поля Гогена – Эмиль Бернар и Поль Серюзье. Отчасти этому увлечению способствовали беседы с искусствоведами, которые специализировались на французском искусстве конца XIX века, Шарлем Шассе и Джоном Ревалдом, автором бестселлеров «Импрессионизм» и «Постимпрессионизм» (они были изданы и на русском). Понт-­Авен – бретонский рыбацкий поселок в 7 км от Бискайского залива. Во второй половине XIX века его облюбовали художники. В 1886 году Гоген впервые побывал здесь, а вскоре, плененный этим уголком совсем другой Франции, он стал жить в Понт-­Авене по несколько месяцев.

Заинтригованный коллекционер в результате своих изысканий мог бы снять документальный фильм «По следам понт-авенских художников». Йозефовиц неоднократно приезжал в Бретань, исследовал телефонные справочники, искал родственников мастеров. Усилия были не напрасны. Собрание Йозефовица украсили картины Бернара и Серюзье. Так, например, «Купальщицы в кувшинках» Бернара 20 октября были проданы Christie’s за 819 тыс. евро, «Бретонки в шалях» Серюзье – за 604,8 тыс. евро, его же «Прогулка в лесах Шатонёф» ушла с торгов 13 октября за 504 тыс. евро. Очень интересный объект понт-авенского собрания Йозефовица – рукопись Гогена, содержащая его мысли об искусстве. Эти семь листов были проданы 21 октября за 65, 25 тыс. евро. К слову, гравюра Гогена «Таитянский идол» ушла за 352, 8 тыс. фунтов (при эстимейте 150–250 тыс.).

В понт-авенскую колонию художников входил и Могенс Баллин. Этот мастер еврейского происхождения жил в Дании. Напомним, жена Поля Гогена, Метте, была датчанкой. Вместе они учились французскому. Так Баллин познакомился с живописью Гогена, а в 1889 году в Париже – и с самим художником. Позже Баллин занялся декоративно-­прикладным искусством. И это самостоятельный раздел коллекции Йозефовица.

Находки Сэмюэля Йозефовица способствовали утверждению значимости Понт-­Авена. Двери его дома были открыты для исследователей, кураторов, музейщиков, занимающихся Понт-­Авеном. Ведущие музеи запрашивали предметы из собрания Йозефовица для временного экспонирования. Йозефовиц сыграл роль при формировании музея Понт-­Авена, открытого в 1985 году. Жаль, что сегодня музейный сайт выдает только один результат, когда вбиваешь в строке поиска фамилию Josefowitz.

Судя по всему, эстету и знатоку Йозефовицу было интересно находить неочевидные направления коллекционирования. Очень разные предметы разных культур, эпох, направлений объединяет то, что эти объекты были несколько недооценены в магистральной истории искусства на тот момент, когда Сэмюэль находил их. То есть его проницательный взгляд очень деликатно меняет ракурс, приближая второй план, затем акцентируя его и в итоге выводя на авансцену тех, кого знали в основном специалисты. Так обстоит дело с творчеством Гюстава Кайботта и Диего Джакометти.

Как разглядеть неочевидное

Возможно, Кайботт был интересен Йозефовицу еще и потому, что тот, юрист по образованию, тоже был коллекционером и меценатом. Кайботт получил хорошее наследство, мог не заботиться о хлебе насущном и помогал своим друзьям-­импрессионистам. А потом завещал коллекцию их работ Франции. Правда, тогда импрессионизм, очевидно ценимый сегодня, только утверждался. Собрание насчитывало 67 произведений, а приняли лишь 38. Но именно они впоследствии составили сокрестие музея Орсе! Самой дорогой проданной картиной Кайботта из собрания Йозефовица стали «Настурции» 1892 года (1,129 млн евро).

Похоже, Йозефовицу было интересно находить незаметные точки сопряжения разных явлений в искусстве. Так, отец Диего Джакометти тоже был художником и другом символистов. Символисты, группа Наби, произросли от Гогена и Понт-­Авена, откуда вышел Баллин, открывающий дверь ар-деко. А если копнуть совсем глубоко, то осмысленная декоративность появляется в ассирийских рельефах. Эти рельефы перекликаются с графикой, так как их выразительные средства те же – линия и силуэт. С другой стороны, возможно, тиражная графика манила Йозефовица, потому что это такой же вариант распространения образов, как и звукозапись, которой изначально занималась его фирма, переключившаяся потом на литературу. В некотором смысле расцветом книжных интернет-­магазинов мы обязаны Йозефовицу.

Но вернемся к Диего Джакометти (1902–1985). Его старший брат – знаменитейший скульптор Альберто Джакометти. Диего менее известен, хотя он помогал Альберто и взял на себя непрос­тую роль промоутера и администратора. Сам Диего занимался дизайном мебели. Обратим внимание, он был современником Йозефовица, в какой-то момент вернувшегося в Швейцарию, где жила и семья Джакометти. Так, кресла Джакометти Йозефовиц приобрел непосредственно у Диего. Они принесли Christie’s 693 тыс. фунтов, превысив эстимейт. Также без посредников в 1980 году был куплен и стол-консоль «Оммаж Беклину», проданный 13 октября этого года за 5,122 млн фунтов при эстимейте 2–3 млн.

В 2005 году министр культуры Франции наградил Сэмюэля Йозефовица орденом Почетного легиона. Спустя 10 лет, дожив до 93 лет, Йозефовиц скончался. В этом году удивительная коллекция уникального человека, способная обогатить любой великий музей, распродается. В историческом масштабе совсем недавно правители мира посоревновались бы за право пополнить свои музеи предметами из этого собрания. Вспомним об усилиях российских дипломатов при распродаже коллекции Пьера Кроза, которую получили Екатерина II и Россия.


Ксения Апель, историк искусства, исследователь, преподаватель



23.11.2023

Источник: WEALTH Navigator


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз




Изнанка провидца

08.12.2023 Savoir Vivre HNWI

13
 

Пилоты частного Gulfstream IV не раз с изумлением наблюдали, как владелец этого бизнес-­джета размером с коммерческий лайнер и по совместительству один из самых богатых людей в мире, приехав на взлетное поле за рулем машины, сам доставал чемоданы из  багажника, чтобы передать их экипажу. На свои 30 млрд долларов он мог бы купить тысячу таких джетов, но мало что нравилось ему больше, чем бесплатная рубашка для гольфа, подаренная хорошим другом. Большую часть времени он проводил в своей родной Омахе, его будни проходили вокруг заседаний совета директоров и поездок к друзьям, – эти события были неизменны и регулярны, как фазы Луны. Этот мужчина в неприметном сером костюме, который топорщится жесткими складками, – легендарный Уоррен Баффетт. Недавно в издательстве «Бомбора» вышла посвященная ему книга «Баффетт. Биография самого известного инвестора в мире». Примечателен не только главный герой, но и автор – Элис Шредер не писатель, а финансовый аналитик. Шесть лет она изучала акции Berkshire Hathaway и все эти годы интервьюировала Баффетта. Результатом стало довольно откровенное жизнеописание, которое рисует внутренний мир Баффетта едва ли не столь же выпукло, как И картину его финансов и инвестиционных стратегий. С разрешения издательства WEALTH Navigator воспроизводит фрагмент этой книги.