Богатство книжной полки


В начале года мир захватил новый тренд в дизайне, популярности которого способствуют соцсети. Bookshelf wealth, когда библиотека становится инструментом декора и маркером статуса, возмущает библиофилов. Это скорее про преходящую моду, желание казаться, а не быть, но никак не про стиль жизни и истинную роскошь, говорят они. Оттолкнувшись от массового феномена, WEALTH Navigator рассуждает о настоящих вечных ценностях – книге как произведении искусства, предмете коллекционирования с многовековой историей, показателе высокого социального статуса и благосостояния.

03.06.2024





Классик постмодернистской мысли Борис Гройс в книге «Апология Нарцисса» (2023) описывает феномен эстетизации культуры и самого человека. В современном мире внешнее стало гораздо важнее внутреннего. Общество интересует в первую очередь наш публичный образ. Английское название книги, Becoming an Artwork («Становясь произведением искусства»), точнее передает ее ключевую мысль: ради демонстрации себя другим, ради публичного признания и уважения человек начал заниматься дизайном самого себя, то есть превращаться в произведение искусства.

В условиях публичности и постоянной видимости возрастает роль эстетики. Обеспокоенный своим внешним образом и созданием правильного впечатления, человек стремится к самоэстетизации и эстетизации всего вокруг. Бренды говорят на языке эстетики: «сон как произведение искусства», «белье как произведение искусства», «кофе как искусство», «искусство быть женщиной», «читать красиво», «эстетика повседневности» и т. д. Искусством становится все, что формирует нашу повседневность, включая дом и товары для дома.

Наряду с другими предметами книга также превращается в интерьерную вещь и становится украшением пространства. «Богатство книжной полки» – так можно перевести с английского bookshelf wealth. Новый эстетический тренд в оформлении интерьера сегодня набирает популярность. Он про то, как люди красиво расставляют книги на полках.

Книги обладают декоративной цен­ностью, а библиотеку можно превратить в прекрасный декор пространства, утверж­дают дизайнеры, демонстрируя, как расставленные со вкусом тома помогают создать уютный интерьер. Стоит дополнить книги бронзовой лампой или торшером, винтажным мягким креслом или диваном с разноцветными подушками, свечами, фотографиями, вазой со свежими цветами, искусством, и получится стильная комната с расслабляющей атмосферой. Декораторы делятся советами, как правильно сочетать цвета и текстуры, как задавать расположению книг определенный ритм, чтобы получить эффектный декор, как выбрать подходящие книжные полки и шкафы, как красиво разместить «древние» букинистические издания на журнальном столике или трюмо. А еще можно обернуть все книги в одинаковые обложки, которые визуально сольются в единой гармонии. Правда, найти необходимый экземпляр будет сложновато, но давайте будем откровенны: как часто мы берем в руки настоящую книгу, а не ее электронный аналог?

Новый тренд возмущает библиофилов. Bookshelf wealth вовсе не значит, что вы читаете. Это значит, что у вас есть деньги на книжные полки. Книги подбираются по обложке, переплету, корешку, цвету, размеру и прочим внешним характеристикам. Как в анекдоте о девушке, которая попросила в книжном магазине впечатляюще разнообразный список книг от русской классики до рукоделия, потому что она делает ремонт и ей «все бордовенькое надо».

Тренд bookshelf wealth пришел от людей с высоким достатком и образованием, где чтение – образ жизни, а богатая семейная библиотека собирается и передается из поколения в поколение наряду с картинами, графикой и скульптурой. Желание соответствовать этому кругу людей, в котором хотелось бы вращаться, побуждает покупать то, что покупают эти люди, чтобы чувствовать себя равным им и показать общий эстетический вкус. Книги выступают как маркеры статуса и классовой принадлежности.

Американский экономист и социолог Торстейн Бунд Веблен в работе «Теория праздного класса» (1899) предложил термин «демонстративное потребление» (conspicuous consumption), который используется для описания процесса приобретения дорогостоящих продуктов не из соображений полезности или функциональности, а с целью демонстрации высокого социального статуса и личного благосостояния.

Роскошь на все времена

Книжное коллекционирование уходит корнями в античность. В те времена сложились эстетический и формальный принципы коллекционирования. В первом собрание книг сравнивали с прекрасным садом или цветником, а коллекционера – с садоводом. Библиотеки было модно размещать в садах. Этот образ нашел отражение во флорилегиях (лат. florilegium – «собирающий цветочный нектар»). Это эквивалент слова «антология» (восходит к греч. anthologia – буквально «собрание цветов, букет цветов», сборник избранных произведений разных авторов, объединенных по жанровому или тематическому принципу). Античного коллекционера отличала эстетская установка в оформлении библиотеки. При этом просвещенные греки и римляне любили читать. Чтение считалось достойным и модным занятием.

Но уже тогда наряду с истинными ценителями и читателями были и коллекционеры-­формалисты, для которых книги, как сейчас для интересующихся bookshelf wealth, служили украшением интерьера, демонстрацией статуса и достатка. В сочинениях античных авторов можно найти обличения книжников-­невежд, скупающих дорогие издания ради престижа. Сенека в одном из «Нравственных писем к Луцилию» вопрошал: «Как можно извинить человека, который покупает книжные шкафы из дорогих пород дерева и, заполнив их трудами неизвестных и никчемных писак, ходит меж тысяч своих книг, зевая?»

Самой большой частной библиотекой Древней Греции считалось собрание Аристотеля, насчитывавшее около 40 тыс. свитков. По уверению Страбона, он «первый стал собирать книги и научил египетских царей составлять библиотеку». В создании этой библиотеки принимал участие и его воспитанник Александр Македонский, который во время походов посылал книги своему учителю.

Сегодня все более востребованы услуги куратора (от лат. curātor – «опекун») – специалиста, который подбирает книги, помогая сформировать «правильную» персональную библиотеку. Это может быть подборка бизнес-­литературы, основательная библиотека из классических собраний сочинений или арт-библиотека из коллекционных каталогов по искусству, фотографии и архитектуре. Куратор составит библиографический список изданий исходя из пожеланий и бюджета заказчика, приобретет нужные книги, проследит за их транспортировкой от упаковки до таможенного оформления, а также осуществит их расстановку in situ. По желанию возможна профессиональная опись библиотеки и составление архива для навигации по собранию. Стоимость услуг по комплектации и курированию библиотеки варьируется от 300 тыс. до 1 млн руб­лей.

Идея создания богатой домашней биб­лиотеки не нова. История одного из старейших и крупнейших аукционных домов Sotheby’s, который в этом году отмечает свое 280‑летие, началась с перепродажи книг. Молодой предприниматель по имени Сэмюэль Бейкер искал ценные и редкие издания и перепродавал их другим торговцам. Книготорговля была выгодным делом. В XVIII веке в Британии развивались торговля и промышленность, росло городское население. Новая элита строила загородные дома, для которых требовались книги, чтобы заполнять библиотеки. Заставив пространство старинными тяжелыми фолиантами, богачи стремились прослыть не только состоятельными людьми, но также солидными и образованными. Первая продажа книг из библио­теки британского политика сэра Джона Стэнли по принципу «кто больше» состоялась в зале лондонского паба Angel and Crown. Позже этот зал превратился в великосветский закрытый клуб, а Sotheby’s стал крупнейшим в мире аукционным домом по продаже книжных раритетов. Через его торги прошли книжные собрания знатных семей – герцогов Йоркских, Букингемских и Девонширских, книги Наполеона, которые он брал на остров Святой Елены, коллекция книг Талейрана.

В мае прошлого года на торгах Sotheby’s в Нью-­Йорке был установлен новый рекорд для самой дорогой рукописи, когда-либо проданной на аукционе. За 38,1 млн долларов с торгов ушел Кодекс Сассуна (Codex Sassoon) – самая старая и полная еврейская Библия.

Некоторые книги сегодня представляют ценность самим фактом своего существования в материальном мире. На аукционах такие книги выставляются как предметы роскоши. Коллекционеры с легкостью тратят на их покупку целое состояние. Например, Лестерский кодекс Леонардо да Винчи был куплен за 31 млн долларов, Великая хартия вольностей (Magna Carta) – за 21 млн долларов, Евангелие Генриха Льва – за 12 млн долларов, Библия Гутенберга – за 5,5 млн долларов.

Не только текст

В Париже в начале XX века возник новый жанр в искусстве – livre d’artiste (дословно с фр. – «книга художника»), ориентированный на библиофилов и ценителей. Основной параметр этого жанра – оригинальная печатная графика, выполненная в техниках офорт, ксилография или литография. Придумал его галерист и маршан Амбруаз Воллар, издавший несколько десятков книг, в которых соединились текст, высоко­художественные иллюстрации и качест­венное полиграфическое исполнение.

Воллар изначально использовал книжный формат в качестве рекламы галереи – как переносчика изображений художников. В 1900 году вышло первое издание Поля Верлена «Параллельно» с цветными литографиями Пьера Боннара. Livre d’artiste быстро превратился в само­стоятельный жанр в искусстве, в котором работали все первые имена XX века. Известные художники иллюстрировали известных авторов. Боннар, Шагал, Матисс, Пикассо, Дали оформляли Бальзака, Верлена, Малларме.

Издания livre d’artiste утверждают идею художественной ценности книги. Такие книги созданы не для чтения, а для созерцания. Текст в них вторичен, и изображения часто с ним не связаны. Книги воспринимаются как произведения искусства и являются предметами коллекционирования, где главная ценность – уникальные иллюстрации. Стоимость таких изданий зависит от тиража, сохранности, наличия автографов. В 1935 году по заказу Limited Edition Club в США Матисс выполнил шесть офортов для книги Джойса «Улисс». В 2022 году на аукционе Bonhams один из 250 экземпляров с автографами художника и писателя был продан за 25,5 тыс. фунтов.

Взгляд на книгу как на элемент интерьера нашел воплощение в формате coffee table books – книгах для журнального столика. Большие дорогие красивые издания со стильной обложкой, яркими иллюстрациями и красочными фотографиями идеально смотрятся на журнальном столике. Такие книги призваны в первую очередь производить визуальное впечатление, создавать атмосферу и быть украшением интерьера. Как правило, это книги о моде, путешествиях, архитектуре, искусстве, фотографии, красоте, вине, гастрономии, представляющие собой современную альтернативу глянцевым журналам.

Книги такого формата сегодня издают многие издательства, среди которых Taschen, Phaidon, Thames & Hudson. На coffee table books специализируется и издательство Assouline, позиционирующее себя как «первый бренд роскоши в культуре». Уловив нерв времени, оно издает дизайнерские книги в коллаборации с известными брендами, художниками, фотографами, переосмысливая книгу как дорогой элемент декора и предмет роскоши. За четверть века издательство превратилось в лайфстайл-­бренд, который предлагает не только книги, но и весь антураж – все, что нужно для современной библиотеки: дорогие дизайнерские аксессуары, книжные полки, шкафы, стеллажи, свечи и прочее.


Текст: Вера Тимошенко




03.06.2024

Источник: WEALTH Navigator


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз



Закопать миллионы

03.06.2024 Savoir Vivre HNWI

A
 

Купить остров подальше от цивилизации и построить там подземный бункер, чтобы переждать в нем конец света. Таков был план основателя биржи FTX Сэма Бэнкмана-­Фрида. Взлет миллиардера-­вундеркинда к вершинам богатства на волне бума криптовалют поражает воображение, столь же фантастической была и история молниеносного краха. Состояние Бэнкмана-­Фрида в 26 млрд долларов испарилось буквально за неделю, и ближайшие четверть века по решению суда он должен провести не на тропическом атолле, а в тюрьме. Но WEALTH Navigator заинтересовали не столько драматические перипетии жизненного пути бизнесмена, сколько обнародованные на процессе по его обвинению в мошенничестве документы. Они проливают свет на экзистенциальные страхи миллиардеров с Манхэттена и из Кремниевой долины, а также распространенные стратегии подготовки к краху цивилизации, который пугает многих ультрахайнетов.