Очень много миллионеров


Типичный азиатский хайнет – молодой, самостоятельный и довольно агрессивный инвестор – не самая легкая добыча для индустрии PBWM. В его среднестатистический портрет всматривалась Анна Ким.

27.05.2013




Ли Ка-Шин по прозвищу Супермен - бизнесмен, филантроп и самый богатый человек Азии. Его состояние оценивается в 25,5 млрд долларов.


По подсчетам аналитиков из компании Capgemini и RBC Wealth Management, численность хайнетов с объемом инвестируемых средств от 1 млн долларов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) достигла 3,37 млн человек. По этому показателю АТР обставил Европу в 2010 году, спустя еще год догнал и перегнал Северную Америку, утверждают авторы Asia-Pacific Wealth Report.

По сравнению с американскими и европейскими собратьями клиенты местных частных банков обладают в среднем менее крупными состояниями. Лишь у 0,6% инвестируемые капиталы превышают 30 млн долларов. Зато в руках этой малочисленной группы ультрахайнетов сосредоточена четверть всего регионального богатства. «Крепких середняков» с инвестируемыми активами 5–30 млн долларов тоже немного: менее 8%.

Если взглянуть на объем рынка в денежном выражении, то Азия по этому показателю уже через пару лет займет второе место в мире, прогнозируют аналитики из McKinsey & Company и China Minsheng Banking Corp. Объем личных финансовых активов местных хайнетов удвоится по сравнению с 2010 годом до 15,7 трлн долларов.

Владение бизнесом – самый главный источник обогащения в Азиатском регионе (за исключением Японии). По степени вовлеченности в предпринимательство местные хайнеты превзошли Европу и Америку, где многомиллионное состояние можно нажить, работая за высокую зарплату. «Даже отрасли, где доминируют государственные компании-гиганты, привлекают предпринимателей возможностью создавать сопутствующий малый и средний бизнес», – пишут авторы Asia-Pacific Wealth Report. По оценкам аналитиков из A.T. Kearney и Newtone Associates, примерно две трети азиатских капиталов были заработаны предпринимателями, в отличие от Европы, где превалируют «старые» деньги, полученные в наследство. «Крупные состояния в Азии в основном формировались за несколько последних десятилетий, и, по наблюдениям, они все еще находятся в руках первого поколения предпринимателей, которые продолжают сами управлять своим бизнесом», – подтвердил SPEAR’S Russia источник в банке Julius Baer.

Сами знают

Относительная «малокалиберность» и высокая доля предпринимателей среди азиатских хайнетов вполне естественны, учитывая, что бурный рост в странах их проживания начался не так давно. Это обстоятельство во многом определяет и остальные штрихи на коллективном портрете миллионеров из Азии. Типичный клиент регионального PBWM довольно молод. Аналитики из Capgemini и Merrill Lynch Wealth Management выяснили, что более 40% хайнетов, базирующихся в развивающейся Азии, – это люди не старше 45 лет. Среди европейцев в этой возрастной группе оказались лишь 17% хайнетов, среди жителей США и Канады – 10%, среди японцев – всего 8%.

Азиатские хайнеты, как правило, любят самостоятельно принимать инвестиционные решения. Популярная в Европе и Америке дискреционная модель обслуживания, при которой управляющему не нужно согласовывать с клиентом каждую сделку, – это не для них. Кроме того, по оценкам банка UBS, базирующиеся в регионе владельцы крупных состояний доверили управляющим лишь 10–15% объема своих ликвидных инвестируемых активов. Для сравнения: в США и Канаде эта доля достигает 50–60%, в Европе – 45–50%. Впрочем, столь низкий уровень проникновения услуг PBWM говорит о потенциале азиатского рынка: он огромен, и не только благодаря тому, что число богатых людей там растет как на дрожжах.

Азиаты неохотно привлекают сторонних консультантов к построению своих инвестиционных планов. В подобной модели обслуживания (fee-for-advice) финансовый советник первым делом проводит с клиентом глубинное интервью, чтобы четко понять его потребности, цели и задачи, отношение к риску и временной горизонт инвестиций. На основе полученной информации составляется финансовый план, за что советник получает вознаграждение. Для управляющих в Европе и Америке это очень существенная статья доходов. В Азии же банки сильнее зависят от объема комиссионных, которые получают за проводимые для клиентов операции. «В среднесрочной перспективе весомость оплаты за услуги консультантов должна вырасти с нынешней низкой базы, но достижение уровней, сколько-нибудь близких к европейским, все еще выглядит маловероятным», – прогнозируют в A.T. Kearney и Newtone Associates.

Еще одна региональная особенность – нежелание богатых азиатов поддерживать с банками эксклюзивные отношения, в отличие от США и Европы, где обеспеченные семьи обслуживаются в одном банке в течение многих поколений. Азиатские клиенты хотят диверсификации, поясняют в Julius Baer: «Они предпочитают инвестировать свои состояния в разные рынки и страны ради надежности вложений и диверсификации портфелей, поэтому выбирают для управления своими деньгами нескольких партнеров, имеющих глобальный охват».

Большинство азиатских хайнетов работают с тремя или более управляющими, а иногда диверсификация заходит и дальше: до кризиса распределение активов между семью или восьмью банками было вполне нормальным явлением, отмечают в Институте Korn/Ferry. И лишь возросшие риски в финансовом секторе стали катализатором некоторой консолидации: клиенты начали стягивать свои активы в банки, надежность которых не вызывает у них сомнения.

Страны восходящих ожиданий

Исследования поведения инвесторов в Азии не раз показывали, что они охотно идут на риск. Так, 70% китайских хайнетов, опрошенных McKinsey и China Minsheng Banking Corp., заявили, что скорее предпочтут продукты более рискованные, но способные принести высокую доходность, нежели надежные низкодоходные.

Одно из возможных объяснений кроется в свойственном азиатам коллективизме, считает профессор Теодоро Кокка из Университета Иоганна Кеплера в Линце, автор доклада LGT Private Banking Report. В таких обществах люди в большей степени рассчитывают на помощь семьи и друзей в случае финансовых неурядиц, чем на Западе, где царит дух индивидуализма.

Другая причина повышенной толерантности к риску может крыться в амбициозных планах по доходности инвестиций. Ее медианный показатель на ближайшие пять лет достигает 15,2% годовых у инвесторов, опрошенных в Гонконге, и 13,3% в Сингапуре против всего лишь 5,5% в Швейцарии. Примерно половина азиатских HNWI ожидают, что годовая доходность будет выше 10%, в то время как среди швейцарских респондентов такие аппетиты встречаются лишь у 6% опрошенных. «Учитывая привлекательный уровень доходности своих бизнесов в течение последних десятилетий, очень многие азиатские хайнеты предпочитают реинвестировать заработанные прибыли, – отмечают в Julius Baer. – Поэтому их ожидания относительно доходности финансовых инвестиций выше».

Миллионеров из Азии к тому же объединяет страсть к недвижимости: в нее инвестируют постоянно
и много. Для половины из десятки сингапурских миллиардеров, вошедших в список Forbes, она стала основным источником нажитого богатства. Среди 40 миллиардеров Гонконга 14 – также крупные игроки на этом рынке. Более 60% инвесторов, опрошенных Scorpio Partnership в пяти азиатских странах, включили недвижимость в список своих предпочтений на ближайшие пять лет, и больше ни один класс активов не получил такого числа голосов. Дело, вероятно, не только в любви к осязаемым ценностям, ведь цены на недвижимость во многих крупных городах региона бурно росли до кризиса и не испытали серьезной коррекции даже в самые непростые для экономики годы.

Многоликие инвесторы

Впрочем, клиентура PBWM в регионе хотя и обладает определенными схожими чертами, в то же время весьма неоднородна. «Очень трудно рассматривать состоятельных людей из азиатско-тихоокеанских стран как единую массу с одинаковым поведением», – предупредил SPEAR’S Russia глава группы стратегического анализа рынка финансовых услуг в Capgemini Дэвид Уилсон.
Японские хайнеты традиционно консервативны, отмечают эксперты из Capgemini и RBC Wealth Management. В их портфелях преобладают наличные, инструменты с фиксированной доходностью и недвижимость. Другое дело – развивающаяся Азия. Здесь явное предпочтение отдают акциям, от динамики которых сильно зависит общий объем богатства в регионе. Прежде всего – в Гонконге, где этот класс активов на особом счету.

В то же время исследование инвестиционных вкусов клиентов сингапурских и гонконгских частных банков, проведенное LGT, показало, что различия между ними огромны. Гонконгские хайнеты более уверены в своей информированности и компетентности, а потому идут на риск гораздо охотнее. Отсюда и значительный вес акций в их портфелях, и склонность самостоятельно принимать решения. А вот инвесторы, опрошенные в Сингапуре, скорее склонны избегать рисков и чаще советуются с финансовыми консультантами. В этом отношении они больше похожи на клиентов PBWM в Швейцарии, чем на своих азиатских соседей.

Другое заметное отличие Сингапура – очень низкая степень диверсификации активов. Здесь на момент проведения опроса (в 2012 году) типичный инвестор делал вложения всего в два-три класса, причем значительная часть средств приходилась на наличные, золото и commodities. Впрочем, в Азии вообще очень позитивно относятся к товарным активам: в среднестатистическом портфеле за вычетом кэша их доля достигала 14% у респондентов в Сингапуре и 9% в Гонконге против лишь 5% в Швейцарии. Любопытно, что при этом восприятие золота с точки зрения рисков в двух азиатских странах опять-таки не одинаково, отмечает Теодоро Кокка. Сингапурские хайнеты считают «желтый металл» одним из наименее рискованных вложений, в то время как гонконгцы полагают, что инвестировать в золото так же рискованно, как в «голубые фишки» американского рынка акций.

Наконец, неоднородность азиатского рынка вызвана еще и тем, что в него постоянно вливается поток новых, еще более молодых клиентов, и они заметно отличаются от представителей старшего поколения. Это, по определению аналитиков из Scorpio Partnership, «будущие приоритетные клиенты» PBWM – те, кто лишь приближается к категории хайнетов или вошел в нее совсем недавно. Среди них гораздо меньше предпринимателей – только каждый пятый. Этот класс ставит высокие целевые планки и совсем не намерен откладывать до старости их преодоление (70% опрошенных еще не перешагнули 40-летний рубеж). Например, среднестатистический индийский респондент, имея состо­яние в размере 1,65 млн долларов, полон решимости почти утроить его менее чем за семь лет. Будущий VIP-клиент из Китая отводит на достижение аналогичной цели в среднем чуть больше 9 лет. Самая высокая планка – 6 млн долларов – у представителей Южной Кореи, которые, впрочем, будут брать ее с довольно высокой базы (2 млн долларов) и закладывают на это 10 лет.

«Находясь на другой стадии жизни и карьеры, молодое поколение хайнетов в большей степени сфокусировано на приумножении состояний и росте своих бизнесов, – делятся опытом в Julius Baer. – Обычно они ожидают более высокой доходности своих портфелей и в этом плане отличаются от клиентов старшего возраста, нацеленных на сохранение богатства и решение вопросов наследования». К тому же молодые богатые азиаты в среднем лучше образованны и информированы, чем их предшественники, а их национальный состав будет становиться все более разнообразным благодаря появлению новых очагов экономического роста в Юго-Восточной Азии.

Материалы по теме



Анна Ким
27.05.2013

Источник: SPEAR'S Russia

Комментарии (1)

Aditi 15.01.2014 06:29

You make thngis so clear. Thanks for taking the time!


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







Маркетплейс на стыке двух миров


Kirill-sadilov_web
 

Изобретение технологии распределенного реестра и биткоина чуть более десяти лет назад стали революцией. В ее огне родился новый криптовалютный мир, дополнивший и начавший конкурировать с привычным миром фиатных денег. Посредниками между ними стали криптобиржи, превратившиеся в один из ключевых элементов современной финансовой инфраструктуры. Но, как показала практика последних лет, качество этого элемента пока еще далеко от совершенства. Это не просто снижает уровень пользовательского опыта, но создает многочисленные риски. Главный из них – угроза сохранности средств пользователей таких площадок. Inanomo – новая интегрированная криптовалютная технологическая платформа для хранения, обмена и инвестиций – должна дать пользователям надежное решение проблемы обеспечения безопасности активов с помощью современных информационных технологий, обещает Кирилл Садилов. О возможностях платформы, вызовах и технологических ответах он рассказывает в специальном проекте SPEAR’S Russia.