Между прозой и поэзией


Жанр модной иллюстрации обретает всеобщее признание, утверждает Марк О’Флаэрти и прогнозирует стремительный рост цен в этом пока еще малоосвоенном сегменте арт-рынка.

09.06.2014




"Эрин О'Коннор", Дэвид Даунтон


Вот здесь я обычно и работаю, за четвертым столиком. А за соседним столиком женщина с ноутбуком пишет роман. Тут потрясающая атмо­сфера!» Оформленный Рене Лаликом роскошный бар Fumoir в отеле Claridge’s меньше всего похож на богемное кафе, прибежище художников и писателей. Но Дэвид Даунтон, работающий здесь, представляет глянцевый мир высокой моды, своего рода элиту. Даунтон – самый известный фэшн-иллюстратор из ныне живущих, и в последнее время его работы – для Vanity Fair, Net-a-Porter, Тома Форда, Оскара де ла Ренты, V&A и многих других знаменитых заказчиков – заинтересовали серьезных арт-дилеров.

«В искусстве рисунка люди видят магию, – говорит Даунтон, пока официант ставит перед ним кофе с печеньем. – Все думают, что быть фотографом может каждый, нужна только хорошая камера и хорошее освещение, а для того чтобы делать то, что делаю я, думают люди, необходимо что-то сверхъестественное. А самое главное, мне не надо возиться с компьютером. Первый штрих на бумаге – это нечто непередаваемое. Ну и не будем забывать о коммерческой составляющей: сегодня есть спрос на то, что создано руками».

И этот спрос растет не первый год. В прошлом году в галерее Сюзанн Гайс в нью-йоркском Сохо прошла выставка работ Антонио Лопеса, а также были опубликованы его скетчи, запечатлевшие стилистический карнавал Нью-Йорка и Парижа 1960-х, 1970-х и 1980-х годов, под общим названием «Мода, искусство, секс и диско». На очереди преемник Лопеса из 1980-х – Тони Вирамонтес. «Работы Вирамонтеса будут показаны в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Париже, Милане и Пекине, – говорит Дин Рис-Морган, автор книги “Дерзкие, прекрасные и обреченные”. – Если Рене Грюо отразил самоуверенность и утонченность элиты 1940–1950-х, то Вирамонтесу удалось передать образ молодой модницы 1980-х».

Вирамонтес оставил след и в мире поп-музыки: вы можете не знать его эскизов для Тьерри Мюг­лера, но наверняка видели обложку альбома Джанет Джексон Control 1986 года. Как говорит Рис-Морган, его творчество привлекает не только искушенных коллекционеров, но и тех, кому просто нравятся его рисунки.

Покорение мира haute couture

Модная иллюстрация как жанр прикладного искусства появилась в 1860-х годах. В начале ХХ века рисунки Поля Ириба и Жоржа Лепапа для модельера Поля Пуаре подняли планку качества в этом жанре на новую высоту. И хотя с распространением фотографии модная иллюстрация потеряла свою актуальность, жанр продолжает жить. Сегодня он привлекает именно своим анахронизмом – его утонченность, «аналоговый» шик и исключительность передают суть высокой моды лучше, чем когда-либо.

Работы Даунтона представлены в лондонской галерее Fashion Illustration Gallery на Корк-стрит – одном из мировых центров продажи модных иллюстраций (как оригиналов, так и печатных копий). Эту галерею основал Уильям Линг, в 1990-е организовавший несколько выставок для своей жены, фэшн-иллюстратора Тани Линг, а в 2000-м работавший над модным показом вместе с Лэрдом Борелли-Перссоном, одним из признанных экспертов по модным иллюстрациям. «В 2007-м мы основали галерею, – говорит Линг. – Я познакомился с лучшими художниками, работавшими в этом жанре. Сейчас мы продаем работы Грюо, Лопеса и Уорхола, а также ведущих художников из числа наших современников: Дэйзи де Вильнев, Ричарда Грея и Глэдис Перинт Палмер – ее скетчи забавны, остроумны и по манере исполнения граничат с карикатурой».

Ранние рисунки Уорхола с изображением обуви продаются здесь по цене до 20 тыс. фунтов стерлингов, а наиболее значимые работы Даунтона – по 10–15 тыс. Они были оценены вполне адекватно, учитывая их качество и происхождение; например, недавно на аукционе Керри Тейлор ушли с молотка несколько скетчей, принадлежавших Дайане Вриленд, в том числе рисунок Лопеса 1981 года, на котором изображена Палома Пикассо в платье Yves Saint Laurent. За него заплатили скромные 1500 фунтов, что выглядело странно, учитывая популярность бывшей владелицы, имя художника и объект изображения.

Как правило, ценность модной иллюстрации зависит от имени модельера. «Рисунок малоизвестного худож­ника с платьем от Баленсиаги не будет пользоваться спросом, – говорит Клэр Уотсон с портала 1stdibs.com. – Рисунок Рене Буше с тем же платьем можно продать дороже, чем его же рисунок, но с платьем неизвестного модельера, который легко приобрести менее чем за 1000 долларов».

«Сегодня не существует вторичного рынка, – говорит Уильям Линг. – Законы арт-рынка таковы, что человек готов тратить миллионы, только если он уверен, что и другие разделяют его интерес, – вот почему люди покупают предметы искусства на аукционах. Модные иллюстрации люди приобретают просто потому, что они им нравятся, поэтому и цены на них мизерные. Но если вы хотите инвестировать именно в предмет искусства, то вы заинтересованы, чтобы это была серьезная сумма». Показательно, что крупные фигуры арт-мира – в том числе галерист Морин Пэйли – становятся постоянными клиентами Fashion Illustration Gallery. А это уже выбор законодателей вкусов.

Рынок продавцов

Учитывая неспособность скудного предложения удовлетворить растущий спрос, цены на рынке модных иллюстраций обязательно должны взлететь. И этот спрос обеспечивают отнюдь не только поклонники haute couture. «Коллекци­онеры Лопеса – это также люди из мира моды, а еще адвокаты с бизнесменами, – говорит Пол Караникас, президент фонда Антонио Лопеса. – Посмотрите на картины Густава Климта: в некотором смысле это лишь фэшн-иллюстрации. Со временем люди обязательно это поймут».

Мюнхенская Bartsch & Chariau – одна из главных галерей, специализирующихся на модных иллюстрациях, в ней представлены работы Лопеса, Лепапа, Грюо и Франсуа Берту. «У нас самая большая коллекция модных иллюстраций ХХ века, – говорит галерист Жоэль Шато. – Тут есть и художники периода ар-деко, публиковавшиеся в журнале La Gazette du Bon Ton, и самые ранние работы Эрте». Шато уверена, что решающим фактором на этом развивающемся рынке будет дефицит предложения. «Модным иллюстрациям уготована судьба карикатур из журнала New Yorker: американских коллекционеров они начинают интересовать только после того, как большая часть оказывается в музеях или в европейских собраниях, а на рынке остается лишь несколько безумно дорогих экземпляров».

Происхождение, исторические связи, врожденный глянец и то, что Даунтон называет магией, – вот что так привлекает людей в модных иллюстрациях. По словам Даунтона, работа над рисунком иногда превращается в масштабное производство – с агентами, моделями, стилистами, гримерами, обслуживающим персоналом и секьюрити, охраняющими драгоценности. А продолжительная ручная работа, стоящая за каждой модной иллюстрацией, так же как и за изображенным на ней произведением haute couture, добавляет ей значительности по сравнению с фотографическим эквивалентом.

«Рисунок обладает аурой интуитивного восприя­тия, – говорит Лэрд Борелли-Перссон. – Он пропускает изображаемый предмет через фильтр индивидуального взгляда на вещи и дает больше пространства для интерпретаций, чем фотография. Это разница между поэ­зией и прозой». 

Материалы по теме



09.06.2014

Источник: SPEAR'S Russia №5(38)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.