Взгляд с Альбиона: брекзит для инвестиций


Частный инвестор Андрей Бут советует, во что вкладывать небедному россиянину в Англии, и на примере брекзита показывает, как абстрагировавшись от «шума толпы», продраться сквозь новостной фон к действительно важной информации.

30.03.2020





Для обеспеченных россиян Лондон был и остается одной из привлекательных локаций для проживания семей и приобретения недвижимости, то есть речь идет о соображениях личного свойства. «Бытовое» восприятие брекзита дает возможность потренироваться в отсеивании важных новостей и выборе важных стратегий.

Обсуждается примерно следующее: брекзит приведет к обрушению рынка недвижимости; за выходом из единой таможенной зоны последует резкий рост торговых барьеров и потеря Британией европейских рынков, в частности, падение финансово-банковских бизнесов Сити. Так ли это, и если да, то кого это коснется?

Проблемы на рынке недвижимости затронули два сегмента: премиальный (и заоблачный по ценам) центр Лондона и, частично, сетевой стрит-ретейл; и это совершенно разные ситуации. Премиальная недвижимость стала падать в цене и количестве сделок начиная с 2014 года, то есть за два года до референдума. Это связано с целым рядом «небрекзитных» причин: многократным повышением разового сбора на сделках (stamp duty), ужесточением налоговых режимов при покупке недвижимости на компании и трасты, усложнением процедур доказательства чистоты средств, прибывающих в Британию для приобретения квадратных метров. Не менее важное внешнее обстоятельство – резкое сокращение платежеспособности у ряда типичных иностранных групп покупателей (например, у россиян, казахстанцев и представителей стран Ближнего Востока из-за ослабления сырьевых рынков) или «национализации элит» в таких странах, как Россия и Китай: отношение к выводу денег элитами из собственных стран стало менее дружелюбным.

Рынок жилой недвижимости за пределами Лондона и в менее престижных районах британской столицы более чем жив и умеренно растет, движимый, прежде всего, ограниченным предложением в большинстве районов, низкими ипотечными ставками, правительственными программами поддержки для покупки так называемого первого жилья. Характерная особенность для этого сегмента – попытки нескольких последних правительств, скорее, уже традиционные, обеспечить увеличение предложения на рынке и, тем самым, повысить его доступность.

Проблемы части рынка стрит-ретейла, как правило, локальны, в частности, коснулись сети Debenhams, и связаны, прежде всего, с «отъеданием» доли у традиционных ретейлеров онлайн-магазинами, торговыми площадками и сервисами доставки готовой еды. По их проникновению Британия сильно опередила подавляющее большинство стран Европы. В целом, потребительский рынок чувствует себя неплохо: его поддерживают низкая безработица и правительственные программы по стимулированию доходов широких слоев населения. Неплохо чувствует себя и рынок офисной недвижимости, где несмотря на апокалиптические прогнозы, нет ни падения цен, ни снижения востребованности.

Происходящее с рынками недвижимости скорее связано с адаптацией к глобальным трендам и оздоровлением: сдутием пузыря в премиальном сегменте и последующим за этим в конце 2019-го и начале 2020 года восстановлением активности.

Более того, для обеспеченных россиян, которые традиционно предпочитают доллары как валюту сбережения и инвестирования, в силу одновременной коррекции и рынка недвижимости Лондона, и курса фунта к доллару, сейчас выгодный момент для входа на рынок. При правильном подходе и выборе объекта цена, которую вы заплатите за ту же недвижимость сейчас, в долларовом выражении будет на 20–40% ниже, чем вы бы заплатили, например, в 2014 году. Очевидно, это перекрывает даже stamp duty, который вырос на 3%.

Падение фунта дало и эффект падения цен в долларах на текущую жизнь – примерно на 10–20% в долларовом выражении, по сравнению с тем же 2014 годом. При этом все любимые россиянами преимущества Британии и Лондона, по-прежнему на месте: лучшие в мире школы и университеты, бытовая обустроенность, безопасность, правовая система, преференциальные налоговые режимы для переезжающих иностранцев, доступ к продвинутому рынку финансовых услуг и инвестиций. Кроме того, несмотря на британские налоговые «подтягивания гаек» последних лет, в континентальной Европе подход к «богатой» части налогоплательщиков более жесткий, и при рациональном «численном» подходе Британия остается привлекательнее, и во многих смыслах безальтернативной налоговой юрисдикцией Европы.

Британское правительство системно улучшает доступность медицины, сокращает социальные гэпы для менее привилегированных слоев населения в части образования, что повышает устойчивость общества в долгосрочном плане. Отмена выплат в общий бюджет ЕС в значительной мере обеспечит финансирование таких программ.

Эту тенденцию надо будет держать в голове инвесторам – начинается, как минимум, частичная, или секторальная, деглобализация мировой экономики, как по политическим и экономическим причинам, так и технологическим особенностям. Если первое (на примере брекзита в том числе) широко обсуждается, то второе сильно недооценено. Рассмотрим примитивный пример того, что делают дешевые технологии, дешевый же кастомизированный дизайн и гибкое производство на основе, например, 3D-печати. Где выгоднее произвести и легче продать рамку для фотографии – в местном магазинчике рядом с клиентом, и при этом рамка будет выполнена с учетом его желаний? Или будет дешевле везти сотни рамок разного дизайна из Китая с помощью длинной логистической цепочки?



30.03.2020


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз




Высоко-художественный токен


B4dc6d4a-3edb-40b7-989b-5e6d19839a49
 

Токенизация искусства легитимирована сегодня в России на уровне не юридическом, а музейном. Процесс возглавил Эрмитаж: в сентябре один из главных музеев страны продал NFT-токены полотен из своей коллекции на 32 млн рублей. Аукцион, для которого в России нет никакой законодательной базы, проходил на маркетплейсе криптобиржи Binance. За несколько месяцев до того Инна Баженова, коллекционер, меценат и одна из самых влиятельных персон в российской арт-индустрии, объявила о запуске платформы The Art Exchange. Ее партнером по проекту стал профессиональный трейдер и управляющий инвестиционными фондами Андрей Беляков. Цель The Art Exchange – увеличить ликвидность произведений искусства как раз посредством их токенизации, применить к рынку искусства финансовые технологии и блокчейн. О платформе SPEAR`S Russia рассказала управляющая проектом Анна Левен.