Небывалый Хокни


09.01.2019




Popov
Сергей Попов

Директор галереи pop/off/art

Очередная история из мира больших денег в искусстве – рекорд стоимости произведения Дэвида Хокни, достигнутый на аукционе Christie’s в ноябре уже прошлого года, – может быть рассмотрена как одно из исторически значимых событий, которое задает поворот самой истории искусства. 90 миллионов долларов за живописную картину «Портрет художника (Бассейн с двумя фигурами)» 1972 года – это новый рекорд цены для живого художника. Он более чем в полтора раза перекрывает предыдущий аналогичный рекорд – то были 58 миллионов долларов за скульптуру «Оранжевая собака» Джеффа Кунса – и более чем в три раза превышает прежний рекорд на картину самого Хокни (28,5 миллионов). Сообщая тем самым следующее: конкуренция в поле современного искусства растет, ставки в ней повышаются, возможности конвертации цены при жизни художника могут опережать даже смелые прогнозы аналитиков. Ведь еще относительно недавно таких денег мог стоить только лучший Пикассо. А до того – лучший Ван Гог (из находившихся в частных руках, само собой). Теперь наступила очередь лучшего Хокни.

То, что эта работа из категории the one and only, является, с моей точки зрения, определяющим фактором небывалой цены. По мнению многих специалистов, это именно лучшая, важнейшая работа художника, помимо нескольких, включенных в коллекции музеев (как, например, хрестоматийный «Большой всплеск» в собрании Tate). Недаром на недавней ретроспективе в той же Tate она была вынесена на обложку каталога. Она связана с личной историей – на ней изображен тогдашний любовник Хокни художник Питер Шлезингер. Сюжет картины – можно сказать, образцовый для художника, то, за что его, собственно говоря, любят и ценят: бассейн с плывущей под водой фигурой, точное, именно портретное изображение второй фигуры на краю бассейна, широкомасштабный пейзажный фон. Картина большого формата, сложная по композиции (художник работал над ней около года), красивая по цвету, гедонистичная по мотиву, с безупречной и впечатляющей историей владения: она была в собрании Дэвида Геффена, известного коллекционера, легендарного музыкального продюсера.

По поводу небывалой цены аналитики рынка искусства предполагают что-то вроде сговора, но наиболее правдоподобной выглядит версия о фиксированной при помощи аукциона сумме, при которой все стороны, включая посредника, остаются полностью удовлетворенными, а главное – покупатель, заплативший столь значительные деньги, получает больше гарантий, чем при заключении частной сделки, пусть и с несколько меньшей суммой. Ведь предыдущий аукционный рекорд Хокни не обеспечивал его рынку такой уверенности. Теперь новым покупателям можно смело указывать на прецедент. Он же задет перспективу для рынка крупнейших фигуративных живописцев старшего поколения в мире, в число которых входят не только Герхард Рихтер и Ансельм Кифер, Франц Гертч и Эд Рушей, но и наши Илья Кабаков и Эрик Булатов.

Однако важно не путать причину со следствием: какие бы силы и договоренности не стояли за данной покупкой, в центре этой истории – несомненный шедевр одного из крупнейших ныне живущих художников, одновременно связанного и с английским, и с американским рынком и мировоззрением. Про Хокни неоднократно говорили , насколько он недооценен. Переступив порог 80-летия, он продолжает не просто активно работать, но и динамично эволюционировать, изобретать новые форматы изображения (такими стали в равной мере и его видеоинсталляции, и напечатанные в шелкографической технике рисунки для iPad). Ретроспективные выставки в важнейших музеях мира (Tate, Центр Помпиду, Метрополитен) не просто «состоялись»: они вызвали огромную зрительскую активность, очереди на вход и толпы в залах. Документальные фильмы о художнике собирают, пусть и скромную, кассу в кинотеатрах и демонстрируются по телевидению во всем мире. Феномен Хокни стал убедительным аргументом в пользу того, как высоко может быть оценен художник, не следующий за общепринятыми трендами и не претендующий быть революционером-авангардистом в искусстве, но скромно решающий вопросы построения пространства и цвета в картине, которой он, в числе прочих, позволяет оставаться актуальным явлением.



09.01.2019

Источник: PBWM.ru


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз








Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.