Пять копеек к 120 000 долларов, которые все обсуждают


Сергей Попов – про справедливую цену на фрукты, тонкие художественные высказывания и критику партиципаторного искусства.

09.01.2020





На ярмарке Art Basel Miami Beach продана работа Маурицио Каттелана, известная как банан, приклеенный серым скотчем к стене. В этом не было бы ничего необычного, если бы не два фактора: во-первых, это настоящий банан, он быстро испортится, в чем тут искусство, во-вторых, цена, которая моментально стала сакраментальной для арт-мира, да и вообще для всего прогрессивного человечества: 120 тыс. долларов (вдобавок еще за каждый из трех экземпляров, а не просто за один-единственный банан).

Надо сказать, сам факт такой цены за работу Каттелана не должен быть сюрпризом. Каттелан – один из самых дорогих художников в мире; его аукционный рекорд за скульптуру «Он» составляет 17,2 млн долларов. По этому поводу все отвозмущались годы назад, так как скульптура изображает Гитлера.

Стоимость «банана» составляет меньше 1% от стоимости скульптуры-рекордсмена, было бы что обсуждать. Однако понятно, что всех взволновало. Если его банан стоит 120 тыс., то уж мой-то всяко должен стоить не меньше; я вам таких бананов с дисконтом наклею – и далее по нисходящей вплоть до рекламы Carrefour и множества объектов-мемов, которые заполонили соцсети и даже немного выставки. Но это все, едва появившись, сразу становится неинтересным; интересен изначальный продукт. Мне эта работа кажется тонким и очень неглупым высказыванием художника. Безусловно успешным в плане общественного резонанса, но гораздо важнее – удачным для территории искусства. Именно этим объясняется цена. А не наоборот, как думает большинство.

Прежде всего, это не банан. Это произведение искусства под названием Comedian. Не вдаваясь в детали, что она выставлялась ранее – это все неважно, – понятно, что такая работа, будучи провозимой через таможню в качестве произведения искусства, вызывала бы удивление соответствующих служб. Возможно, ее бы даже не пропустили в таком качестве. Ну что ж, ее и не нужно никуда везти: банан все равно не доживет. Она существует в виде документации. Поэтому ее можно было и съесть прямо на стенде, как сделал один любитель примазываться к чужой славе.

Вообще говоря, за последнюю сотню лет мы привыкли, что произведение искусства может выглядеть как угодно: вот и данное не просто не должно никого удивлять – оно и хорошо собственной вторичностью и отношением к другим аналогичным произведениям. Каттелан рифмуется с Дюшаном: после французского пересмешника можно смело втаскивать на территорию искусства все, что угодно, и многие этим только и занимаются. Итак, это скорее оммаж Марселю Дюшану, мягкий реди-мейд; а вместе с тем и Уорхолу с его маркировками желтыми бананчиками нью-йоркских мест нового искусства и тиражностью. Но это не только стебный оммаж классикам, это было бы слишком просто. Это еще и явная критика доставшего всех партиципаторного искусства, в рамках которого зрителям, пришедшим посмотреть на искусство, предлагается поиграть в пинг-понг или поесть супчика. Каттелан выворачивает этот метод и предлагает любоваться на то, что обычно едят. Чистая концептуальная работа.

Далее, Каттелан не был бы собой, если бы его искусство не стоило дорого. Его фамилия рифмуется не только с Дюшаном, но еще и с Перротаном, галеристом, осуществившим сделку (сделки). И с этой точки зрения наш банан – беспримесно точное выявление голой стоимости бренда художника и его галереи.

120 тыс. долларов: половина создателя, половина продавца; 60 стоит имя художника в чистом виде и столько же – галериста, который помогает это имя художника валоризовать. Это немного похоже на то, как великий художник Ив Кляйн на заре 1960-х Маурицио Каттелан торговал воздухом, но все же более соотнесено с жесткими социокультурными реалиями нашего веселого века. Кляйн на своих рискованных торговых операциях зарабатывал инфаркты (но и неплохие денежкитоже), Каттелан со своими дилерами – только большие бодрые деньги, показывая остальным как можно. Есть и еще одна связка внутри творчества нашего художника, у которого довольно много «нехудожественных», но эффектных произведений: объект 1999 года под названием A Perfect Day (воздержимся от перевода) в виде приклеенного таким же серым скотчем к стене галериста Каттелана Массимо Де Карло. В той работе бренд галериста был буквально слеплен с брендом художника, но ее можно воспринимать и как остроумное размышление о границах искусства и жизни. Нынешняя работа воздает почести прежней 20 лет спустя.

Важнее, однако, мне кажется еще одна рифма имени автора: с названием работы – Comedian. Это не банан, это комедиант: художник нас смешит; он обладает прекрасным чувством юмора (не путайте с иронией, с каким-нибудь натужно ухмыляющимся постмодернистом). Эта работа – конечно же, автопортрет Каттелана, который посмотрел фильм «Джокер», слово comedian в нем повторяется десятки раз и служит ключом к мрачному повествованию. Герой Хоакина Феникса не устает повторять, что то, что кажется трагедией, – на самом деле комедия. Вот и здесь – это такая шутка Каттелана; смеяться после слова «банан».

Это грустная и циничная шутка в мире, где, как мы знаем, большинство шуток неполиткорректны и могут дорого обходиться; в мире, где цинизм по-крупному может быть не наказуем, а наоборот – всячески поощряем. По-моему, 120 тыс. американских зеленых бумажек за веселую умную констатацию этих прописных истин от добротного знатока своего дела и человеческих эмоций – вполне себе оправданная цена.



09.01.2020

Комментарии (1)

Small
Dr Michael 07.02.2021 00:51

Здравствуйте!!
В настоящее время нам нужны 5 доноров почек для срочной трансплантации, каждому донору почки будет выплачена компенсация в размере 450 000 долларов США. Заинтересованным лицам следует обращаться по этому адресу электронной почты: [email protected] ([email protected])
100% гарантия ...


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.





Профессия: продюсер

10.09.2021 Увлечения

Img_7184
 

Планируя интервью с Леонидом Роберманом, основателем компании «Арт-Партнер» и одним из самых успешных театральных продюсеров России, мы думали, что будем беседовать о коммерческой изнанке театра, но получился разговор о самой его сути. Видимо, такое знание и позволяет агентству «Арт-Партнер» не только иметь в своей афише 15–20 спектаклей в месяц, но и удостаиваться высших театральных наград. Так, в 2018 году впервые за 27-летнюю историю премии «Хрустальный Турандот» специально для Леонида Робермана была введена номинация «За создание уникального негосударственного театра», а в 2021-м его спектакль «Борис» получил «Золотую Маску». О цене и ценности, коммерческом успехе и художественных вызовах, лучшем периоде в жизни Оскараса Коршуноваса и слове продюсера, данном Дмитрию Крымову, Леонид Роберман рассказал в интервью SPEAR’S Russia.



Занимательный бонапартизм

18.06.2021 Увлечения

Img_6249
 

Пожалуй, Александр Вихров – профессиональный мифотворец. Будучи по образованию журналистом, он долго трудился в этой сфере, потом в течение ряда лет работал в департаменте общественных связей Центрального банка РФ, был пресс-секретарем двух поочередно его председателей, а затем перешел на аналогичную позицию в УРАЛСИБе. И все это время собирал свою невероятную коллекцию, посвященную Наполеону и мифу вокруг него. Причем сам Вихров этот миф тем самым укреплял, инициируя создание, например, новых предметов, провоцируя современников думать о великом императоре французов. До 22 августа в музее-панораме «Бородинская битва» проходит выставка «NapoleON. NapoleOFF? Наполеоновская легенда в европейской культуре XIX–XX веков», состоящая в том числе из экспонатов частной коллекции Александра Вихрова. Чему его научил Наполеон в деле PR-технологий и об особой роковой роли России в судьбе Бонапарта и членов его семьи он рассказал в интервью SPEAR’S Russia.


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.