Секрет миллиардера Николаса Берггрюена


Он богат – личное состояние оценивается в 2 млрд долларов, щедр – часто дарит музеям картины из личной коллекции и не склонен привязываться к материальному – не имеет ни собственного дома, ни машины. Было бы даже удивительно, не присоединись Николас Берггрюен к The Giving Pledge – клубу миллиардеров-филантропов, готовых пожертвовать на благотворительность более половины своих состояний. В интервью SPEAR’S Russia он поделился своим представлением о справедливом распределении капитала и проблемах демографии.

16.04.2013




Николас Берггрюен


52-летний Николас Берггрюен занимает 736-е место среди богатейших людей планеты по версии Forbes. Окончив Нью-Йоркский университет в 1981 году и став бакалавром финансов и международного бизнеса, он трудился на семейную инвестиционную группу Bass Brothers Enterprises в должности аналитика в сфере недвижимости. Потом работал на Jacobson and Co, Inc., пока в 1984-м не основал собственную инвестиционную компанию Berggruen Holdings, Inc., чтобы управлять состоянием, накопленным отцом. В том же году Николас создал группу Alpha Investment Management – хеджевый управляющий фонд, а спустя 6 лет продал его Safra Bank.

Сегодня годовой оборот Berggruen Holdings составляет 5 млрд долларов. Компания работает в США, большинстве стран Европы, Азии и Латинской Америки, инвестируя в образовательные учреждения, отели, издательства и недвижимость по всему миру. Одно из последних приобретений – 29% Burger King, доставшиеся Berggruen Holdings за 900 млн фунтов стерлингов. При этом сам основатель и президент холдинга, похоже, без удовольствия ассоциирует себя с бизнесом и коммерцией, утверждая, что не слишком сильно вовлечен в управленческую деятельность. «Я акционер, – говорит он журналистам. – Менеджмент компании занимается ее управлением».
Николас использует в своих операциях стратегию, названную им «инвестиции ценностей» (values investing). Сочетание слов отсылает к «ценностному инвестированию» – value investing – небезызвестному инвестиционному принципу начала XIX века. Берггрюен вкладывает деньги в ветроэнергоцентры Турции, пшеничные поля в Австралии и строительство современных домов в бедных кварталах мегаполисов.

Его часто называют бездомным миллиардером за то, что он не имеет собственного дома и вообще постоянного места жительства, а предпочитает путешествовать по миру в частном бизнес-джете Gulfstream IV и надолго останавливаться в пяти­звездочных отелях. Николас никогда не стремился обзавестись личным имуществом: у него нет ни квартиры, ни машины. Говорит, что обладать вещами ему неинтересно – в конце концов, долго ни одно обладание продлиться не может.

Как утверждает господин Берггрюен, его основной интерес и приоритет номер один – Nicolas Berggruen Institute – крупный политический и научно-исследовательский центр. В нем он проводит много времени и даже называет собственным мозговым центром.

Сын известного коллекционера и арт-дилера Хайнца Берггрюена, собравшего непревзойденную коллекцию картин таких художников, как Пабло Пикассо и Пауль Клее, и основавшего музей собственного имени в Берлине, Николас без ума от изобразительного искусства. Как и отец, он страстный коллекционер картин. В его частном собрании – Уорхол, Баския и Кунс. Он входит в советы директоров Музея Берггрюена, Окружного музея Лос-Анджелеса, лондонского Международного совета галерей Тэйт и нью-йоркского Музея современного искусства (MoMA).
Николас Берггрюен – многолетний резидент всех возможных списков самых завидных женихов – появляется в свете с красивейшими женщинами мира, но упорно отказывается говорить с журналистами о личной жизни.

Вы потратили миллионы долларов, пытаясь изменить подход к управлению Америкой. Что не так с этим подходом?

Я не тешу себя надеждой на то, что в Америке или где-то еще перемены пойдут легко. В американской политической системе много проблем, борьба за перемены идет жесткая, и она будет продолжаться. Но нам нужно бороться с недальновидностью и предвзятостью, которые поставили страну в тупик. Не только ради будущего Америки, но и ради будущего всего мира.

Мог бы, по-вашему, Китай подать лучший пример в плане социального строя?

По моему мнению, важно не думать, что лучше, а что хуже, – важно, чтобы Запад оставался открыт тому, чему Китай может научить нас. У каждой системы, у каждой модели общества на Западе и на Востоке есть сильные стороны и преимущества. Придерживаясь меритократических принципов и уделяя особое внимание людям, КНР в последние 30 лет вывела из-за черты бедности более 300 миллионов человек. Без стратегии, сложных решений и долгосрочных инвестиций такое бы не удалось. Пользу выбранной Китаем системы показывают достигнутые им результаты.

Ваш подход к пожертвованиям выглядит весьма необычным. Вы считаете, что вложения в новых лидеров и совершенствование системы управления эффективнее благотворительности. Почему не верите в «чистую» благотворительность?

На самом деле я верю в «чистую» благотворительность, но эффективное управление больше способно изменить жизни людей и целых стран к лучшему, чем какой-либо другой фактор. В последние 30 лет мы видели много достойных примеров, когда хорошее управление приводило к стремительному росту и развитию стран. В частности, это касается Южной Кореи, Сингапура и Китая. Мы стремимся усовершенствовать сам институт демократии, а не только его «оснастку».

Уоррен Баффет и Билл Гейтс учредили так называемую «Клятву дарения» (The Giving Pledge). Почему вы поддержали эту иници­ативу? Какие страны или проекты собираетесь поддерживать?

Это было очень личное решение, поскольку мне кажется, что средства, которыми я располагаю, достались мне благодаря обществу. Вернуть часть из них – справедливо. Я собираюсь поддерживать главным образом проекты, которые формируют эффективные системы управления, способные решать проблемы того сложного мира, где мы живем.

Изменится ли человечество, когда Институт Николаса Берггрюена (The Nicolas Berggruen Institute) выполнит свою миссию?

Добиться эффективности управления на всех уровнях во всех странах – почти невыполнимая миссия, так что мы наверняка будем долго этим заниматься. Наши успехи на пути к этой цели сделают мир более справедливым и процветающим. Это будет мир равных возможностей.

Вы основатель и некогда владелец управля­ющей компании Alpha Investment Management. Жалеете, что продали ее? Что вы думаете о текущем положении дел в мировой индустрии хедж-фондов?

Нет, совсем не жалею. Мировая индустрия хедж-фондов, как и все остальные, взрослеет и консолидируется. Продажа компании была правильным шагом, поскольку бизнесу надо развиваться, и казалось, что новый владелец справится с этим лучше нас.

Вместе с братом Оливье и сестрой Хелен вы помогаете многим замечательным музеям изобразительных искусств, в частности Музею Берггрюена (The Berggruen Museum). Приносит ли филантропия какую-либо выгоду в деловом плане?

Выгоду от филантропии нельзя по-настоящему измерить деньгами. Если вы хотите заработать, есть куда более эффективные способы. Моя же цель заключается в благотворном воздействии на сферы, кажущиеся мне в чем-то важными для нашего общего будущего. Я хочу, чтобы после моего участия было лучше, чем до.

Вы говорили, что ни имущество, ни личное богатство никогда не были для вас предметами страсти. У вас нет ни своей машины, ни дома. Современные миллиардеры в целом склонны к такой «легкой жизни»? Что может увлечь вас, если не роскошные авто и недвижимость?

Не уверен, что назвал бы склонность путешествовать налегке и владеть малым очень популярной. Я не испытываю удовольствия от владения. Это личный выбор. А увлекает меня работа, которую я веду через институт.

Состоятельные люди могут позволить себе завести столько детей, сколько захотят. Однако некоторые исследования показывают, что у богатых сейчас детей меньше, чем когда бы то ни было. Почему? Каковы ваши собственные планы на этот счет?

Да, завести детей – моя следующая большая задача, и ради нее действительно стоит стараться, потому что детям предстоит жить в будущем, которое мы стремимся улучшить. Учитывая, насколько за последние несколько десятилетий выросло население, неудивительно, что люди стали хотеть меньше потомства. Однако это представляет опасность для развитых стран, где население стареет. Из-за угрозы перенаселенности иметь слишком много детей – безответственно, но в то же время иметь их слишком мало может быть эгоистичным по отношению к обществу. Нам нужно найти баланс. 


Материал опубликован в SPEAR’S Russia #4(27) под заголовком “Владеть малым и путешествовать налегке”

Материалы по теме



16.04.2013

Источник: SPEAR'S Russia

Комментарии (1)

Алла 21.04.2013 00:11

5-8 таких человек на планете и они перевернули бы МИР в лучшую сторону конечно.Мне нравится этот человек.Он не испорчен,хотя и неимоверно богат............ Уважаю.....


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз