Новая налоговая карта


Роман Баханец, управляющий партнер BKHK Law Firm, - о том, какие офшорные надстройки являются ненужными, о сложном структурировании и резидентстве бизнеса.

07.07.2020





Закрытие границ ограничило возможности российских предпринимателей по управлению налоговым резидентством. Бизнес стал менее мобильным. Что это означает для перспективы использования иностранных компаний?

Структурирование бизнеса через иностранные компании сложно назвать рабочим инструментом. В настоящий момент идет процесс «добивания» последних островков налоговой оптимизации.

Если говорить о частных «компаниях-кошельках», я бы сказал, что российский клиент в ожидании. Состоятельные люди пытаются понять: где капиталу будет спокойнее – в России или зарубежом? В Европе ужесточение требований к комплаенсу продолжается и идет очень быстрыми темпами, таким образом, многие задумываются о переводе своих средств в Россию.

ОЭСР уже сформулировала рекомендации по тому, как избежать «невольного» налогового резидентства, и многие европейские страны планируют к ним прислушаться. Однако в России предварительно не планируют применять какие-либо послабления по данному вопросу.

В каких случаях иностранная компания может быть признана налоговым резидентом РФ?

В случае управления данной компанией с территории России. Многие бенефициары продолжают это делать, отдавая прямые указания своим иностранным банкирам на покупку или продажу, например, ценных бумаг. Однако нужно оговориться, что многие клиенты и банкиры это понимают и заранее предусмотрели механизмы, исключающие данный риск, например, применяя так называемый мандат discretionally assets management. При более сложном структурировании бенефициарным собственником иностранной компании может выступать семейный фонд или дискреционный траст, поскольку такая Структура без образования юридического лица (СБОЮЛ) не может быть признана российским налоговым резидентом и в целом дает максимальную защиту активам.

Как может изменить картину офшорного мира инициатива президента по вводу налога в 15% на дивиденды, а также проценты, которые выплачиваются в страны – транзитеры российских денег в офшоры?

Это и есть свидетельство закрытия последних возможностей для оптимизации корпоративного налога путем вывода прибыли за рубеж через низконалоговые юрисдикции. У Кипра, с моей точки зрения, такая мера отнимает последние плюсы, обеспечивающие его привлекательность для российских клиентов.

Какие альтернативы иностранной компании допустимы: может ли это быть, в частности, перенос резидентства или сквозной подход?

Альтернативы для частных клиентов – это, безусловно, структуры, предназначенные для держания частного капитала, такие как фонды и трасты.

Компания, даже офшорная по своей природе, предназначена для зарабатывания средств. Когда цель «получение прибыли от бизнеса» меняется на «сохранение», компания не обеспечивает необходимой защиты частного капитала. Концепция ФПД (фактического получателя дохода) – это решение для тех, кто выстроил сложную структуру с низконалоговыми юрисдикциями и офшорами, которая не работает, как нужно.

Пока эта структура владения не ликвидирована, бенефициар забирает прибыль напрямую из российских компаний, уплачивая применимые в России налоги так, как будто сложной офшорной надстройки нет. Безусловно, содержание ненужной надстройки является обременительным и экономически нецелесообразным, и такая офшорная надстройка обычно ликвидируется бенефициаром в течение двух лет.

Перенести резидентство бизнеса можно лишь переводом сотрудников, основных средств в другую страну, продавая свои товары или услуги в этой новой стране. Но, как мы понимаем, это означает фактически построение нового бизнеса. Смена резидентства для физического лица означает реальный переезд в другую страну. Все «хитрые» способы якобы переезда в текущих условиях или не работают, или влекут существенные риски двойного налогообложения.

Как пандемия изменила запросы клиентов, которые поступают к вам сегодня? Насколько снизилось, или, наоборот, увеличилось количество запросов?

К счастью, для нас как для адвокатов нет ограничений на работу. активность. Впрочем, многие отложили решение своих вопросов до окончания карантина, поскольку дела, касающиеся личных или семейных активов, – очень приватная информация. Обладатели действительно больших состояний предпочитают личные встречи удаленному формату.



07.07.2020


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз




Инвестиции и 100 миллиардов нейронов


Img_0675
 

Осенью в издательстве «Бомбора» выходит книга о нейрофизиологических процессах инвестирования «Мозг и деньги. Как научить 100 миллиардов нейронов принимать правильные финансовые решения», которую написал известный финансовый журналист, один из редакторов бестселлера «Разумный инвестор» Джейсон Цвейг. WEALTH Navigator попросил Ксению Паниди ознакомиться с книгой и дать ей свою оценку.