Эффективная благотворительность


Как эффективно тратить деньги на благотворительность? Рано или поздно этим вопросом задается каждый, кто решает заниматься финансовой помощью другим. В условиях российского законодательства с этим лучше всего справляются персональные эндаументы, считает член правления, первый заместитель генерального директора, руководитель MFO УК «Альфа-Капитал» Яков Гальперин. О том, что это такое, он рассказал в своей колонке журналу SPEAR’S russia.

28.10.2013




_mg_4947
Яков Гальперин

руководитель MFO Альфа-Капитал и заместитель генерального директора УК «Альфа-Капитал»

Сначала ты зарабатываешь деньги для себя, потом тратишь их на других. По этой аксиоме уже не только много десятилетий – много веков дейст­вуют богатейшие семьи Европы и США. Действительно, тематические благотворительные фонды считаются уже неотъемлемым атрибутом успешных предпринимателей. За примерами далеко ходить не надо. Пожалуй, одним из наиболее известных благотворительных фондов в мире является знаменитый фонд шведского изобретателя и предпринимателя Альфреда Нобеля. Заработав многомиллионное (помножьте на текущую инфляцию) состояние на изобретении и внедрении в промышленное производство динамита, Нобель завещал потратить свои капиталы на присуждение ежегодной премии самым выдающимся ученым по всему миру, а также тем, кто внес свой вклад в развитие человечества. Не берусь судить, насколько были счастливы его наследники, узнав последнюю волю покойного – оставить все нажитые миллионы совершенно посторонним людям, – однако хочу рассмотреть его кейс именно как финансист. Итак, нетрудно представить, что круглое состояние Нобеля – на момент создания фонда для выплаты именной премии в 1900 году капитал равнялся 31,6 млн шведских крон – за последние сто лет с учетом инфляции, валютных курсов и прочего фактически увеличилось до 250 млн долларов. Сами денежные вознаграждения лауреатам вот уже сто с лишним лет выплачиваются за счет дохода фонда от инвестирования в ценные бумаги. Неплохие результаты, раз Нобелевская премия все еще существует. И неплохие управляющие, раз они умудряются почти целый век не только сохранять вверенный капитал, но и приумножать.

Пример из наших дней: крупнейший на сегодняшний день фонд Bill & Melinda Gates Foundation с активами более 36 млрд долларов ставит перед собой задачу улучшить систему здравоохранения по всему миру и преодолеть проблему голода в бедных странах. Как вы понимаете, в качестве помощи они не выдают наличные, как банкомат, всем нуждающимся.

И это основной вопрос, краеугольный камень для тех, кто в определенный момент своей жизни решил заняться благотворительностью, но не знает, как это сделать наиболее эффективно. Очевидно, что само словосочетание «эффективная благотворительность» звучит как оксюморон, однако тут речь идет именно о создании структуры, которая бы грамотно использовала вверенные ей ресурсы. Просто помочь нуждающимся, когда речь идет о тысячах или когда нет времени (а чаще всего у благотворителей действительно нет времени, но есть деньги и желание). Поверьте, все хотят быть добрыми, но никто не хочет быть обманутым.

Эффективный благотворительный фонд – это структура, которая может себя окупать. Помимо непосредственно помощи нуждающимся есть и те, кто работает в штате этого фонда, а значит, у фонда как у организации есть свои издержки. И тут возникает резонный вопрос: какой процент на капитал, то есть уже на те деньги, с которыми доб­ровольно расстается благотворитель в пользу добрых дел, нужно накинуть на текущие нужды самого фонда – а это зарплата, аренда офиса и другие сопутствующие расходы. Эффективный фонд – тот, который умеет не только правильно тратить деньги, но и зарабатывать – хотя бы для того, чтобы покрыть собственные издержки.
В России продолжается бум на благотворительность, и это нормально.

Мы помним еще по истории царской России, что благотворительностью, то есть финансовой поддержкой, занимались все крупные промышленники того времени. Меценатство, впрочем, принесло и свои плоды. Никто уже не вспомнит, чем именно владел Третьяков, но все знают про его галерею.

Теперь перейдем от теории к практике. Наиболее удобный (и с точки зрения работы, и с точки зрения действующего законодательства) инструмент планирования благотворительности в России – это целевой капитал, или эндаумент. Порог входа начинается от 3 млн рублей. Этот капитал некоммерческой организации (НКО) формируется за счет денежных пожертвований, переданных в доверительное управление компании для получения дохода, который как раз идет не только на саму благотворительность, но и для погашения необходимых издержек. Кроме прямых инвестиций в виде денег пополнение целевого капитала, то есть того, с чем работает УК, может осуществляться за счет вносимых в доверительное управление ценных бумаг или объектов недвижимости.

Почему я считаю, что деньгами даже на благие дела должны заниматься профессионалы финансового рынка? Ответ на поверхности: благие дела не могут стоить дороже, чем планирует сам меценат. Люди, которые занимаются организацией адресной помощи из средств фонда, не должны думать, как заработать себе на зарплату, где найти дополнительные средства.
Фонд, как любой инструмент, должен работать. Конечный бенефициар – тот, кому согласно уставу фонда должна оказываться помощь. Но если сотрудники благотворительного фонда будут поставлены перед необходимостью ежемесячно просить дополнительные средства, то через какое время это надоест самому благотворителю?

Пожалуй, еще одна важная деталь – налоги. Сегодня средства, которые находятся под управлением, но относятся к благотворительным фондам, попадают под налоговые льготы, и это тоже существенный плюс в пользу того, чтобы делать добро. Налогом не облагаются средства, поступающие в сам целевой капитал и получаемый с него доход. Более того, для физических лиц, передающих средства в целевой капитал, предус­мотрен налоговый вычет (не более 25% дохода, подлежащего налогообложению в налоговом периоде). За счет этого появляется уже определенная структура: УК на вложенный целевой капитал генерирует доход, направляемый на финансирование благотворительных проектов. Во-вторых, деятельность целевого капитала полностью прозрачна: благотворитель конт­ролирует расходование средств, входя в состав попечительского совета. Минимальный срок формирования целевого капитала в России – 10 лет. В мировой практике эндаументы, как правило, создаются навечно.

Сегодня общий объем эндаументов в России, по оценкам экспертов, достигает 18 млрд рублей. Однако УК, готовых работать с эндаументами, что включает в себя определенную специфику, не так много. MFO УК «Альфа-Капитал» – одна из них.

Атлас

Материалы по теме



28.10.2013

Источник: SPEAR'S Russia

Комментарии (1)

Krishnamurthi 14.01.2014 00:03

Glad I've finally found sotinhemg I agree with!


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Дурацкая шутка, или Представление об альтернативе


20190906_174137_1
 

Вероятно, самый знаменитый профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома Пикетти написал новую книгу. «Время для социализма: депеши из мира в огне, 2016-2021 гг.» – это не только жесткий анализ все время усиливающегося глобального неравенства, как его «Капитал в XXI веке», но и план демонтажа существующей системы и строительства куда более справедливого и благодатного будущего, в котором никто не будет забыт и отчужден от результатов собственного труда. Разумеется, основная аудитория французского профессора имеет отчетливо левые взгляды, а многие коллеги хвалят его за поднятие темы на новый уровень или «невероятный эмпирический багаж», но критикуют за методологическую слабость и неверные выводы об истинных причинах неравенства. Тем не менее выход подобной книги – это прекрасный повод для содержательной дискуссии. Алексей Цветков, писатель, драматург, политический активист, комментатор и популяризатор Маркса, написал о Пикетти и его новой работе в своем блоге. С любезного разрешения автора WEALTH Navigator публикует его отзыв на своих страницах.