Законы богатства


Кому-то из HNWI нужны хрустальные люстры и Куршевель-1850, а кто-то готов довольствоваться пшенной кашей и «запорожцем». Предостерегая от покупки земли на Луне, логику пристрастий объясняет Яков Гальперин.

14.05.2012




_mg_4947
Яков Гальперин

руководитель MFO Альфа-Капитал и заместитель генерального директора УК «Альфа-Капитал»

Все богатые люди, по моему мнению, делятся на несколько групп. Первая – обладатели состояний до 5 млн долларов. Ее представители больше внимания уделяют тому, что едят, где живут, что носят и где отдыхают. При этом постоянный доход должен достигать не менее 150 тыс. долларов в месяц.

Следующая ступень – 10–20 млн долларов. Здесь уже не так важны одежда и аксессуары, но гастрономия, напротив, приобретает больший вес. У представителей этой группы должно быть что-то из предметов искусства, старины, антиквариата, оружия, вин. Они начинают собирать собственные коллекции. Значимее становится недвижимость, отдых проходит в других местах – а-ля Куршевель. У людей с таким состоянием хорошие автомобили, они это любят.

Далее следует категория «50+». В данном случае помимо коллекций можно задуматься и об открытии собственного музея. Требования к недвижимости снова возрастают, покупки совершаются как в России, так и за ее пределами. У представителей подобной категории могут быть зафрахтованы самолеты, появляются яхты. При этом у них выше запросы, затрагивающие обучение детей, проживание семьи. Что касается домашнего персонала, то я не знаю, пользуются ли популярностью горничные-модели, но могу сказать, что чем больше денег у нанимателя, тем выше требования именно к качеству и количеству, они более расчетливы и придирчивы.

Искусство приобретают не только ради статуса, это лишь одна из составля­ющих. Когда кто-то говорит: «У меня есть нечто уникальное» – безусловно, это наделяет его важностью. Но мало кто покупает произведение, если оно не радует глаз. К тому же такую вещь можно передать внукам, как и недвижимость с драгоценными камнями. Кто-то пополняет свои коллекции творениями Энди Уорхола, кто-то предпочитает неизвестных авторов. Сейчас, например, очень много интересных мастеров в Китае и Индонезии. Коллекционирование из эстетической потребности переходит в образ жизни. Человек начинает этим жить, болеть. Это могут быть эмоци­ональные инвестиции, и цены здесь вовсе не обязательно коррелируются с личными оценками покупателей.
В плане недвижимости у всех вкусы разные. Состоятельные люди обращают внимание в том числе на Италию, Испанию, Америку, Словению. Все зависит от того, чем человек располагает и что хочет, какие у него цели и задачи. Кто-то ищет варианты в странах, которые готовятся вступить в ЕС, с тем чтобы сейчас купить дешево и потом продать дорого (в свое время по этой причине была популярна Чехия), а кому-то нужны объекты первой линии в Монако. Был человек, который попросил нас подобрать кое-что в Стране Басков в Испании – там неспокойно. А ему нравится.

Из автомобилей вес придают Bentley, Mercedes-Benz S-Класса, раньше – Maybach, но он уже не выпускается. Здесь выбор зависит от того, кто как ездит. Кто с водителем – тот отдает предпочтение большим машинам, лимузинам, кто сам – может остановиться на Aston Martin, Mercedes-Benz SLK, Ferrari, Lamborghini, BMW 7. Есть и те, кто вертолеты покупает. Вертолетный клуб в России сегодня насчитывает свыше 200 членов, включая как владельцев, так и арендаторов. Это пока не массово, но экзотично. Тут вопрос еще в предполагаемых маршрутах – в Хабаровск, скажем, на вертолете не полетишь. Встречаются люди с самолетами, но сейчас больше фрахтуют. И конечно, русские любят яхты. У тех, кого я знаю, они достаточно средние – не Pelorus, как у Абрамовича. Стоят от 5 до 20 млн долларов. Собственники крупного и среднего бизнеса очень их любят, проводят там много времени.

Носят богатые Brioni, Zilli, Ravazzolo, Kiton. Для них это важно. Причем чем меньше денег у человека, тем важнее для него одежда. Когда он поднимается на более высокую ступень, она теряет свою значимость.

Если взять мобильные телефоны, то здесь действует схожий принцип. С рос­том благосостояния Vertu выходит из разряда must have. Аппарат становится нужен не с точки зрения «понтовос­ти», а с точки зрения потребительских качеств: функциональности и удобства. Здесь людям уже звонить надо, а не ­показывать.

Крайне большое значение все до одного богатые придают своему здоровью. Обязательно ежегодное обследование в хороших клиниках с правильным персоналом. На этом не экономят. Лучшая диагностика – в Швейцарии, лучшая хирургия – в Израиле, офтальмология – в России, операции на опорно-двигательном аппарате – в Германии. Это устоявшиеся представления, а так условия везде есть.

Не экономят и на образовании: если человек приезжает в Лондон, чтобы присмотреть детям школу, он не будет из-за тысячи фунтов торговаться. Однако в вузы первой линии – Оксфорд, Кембридж, Сорбонну за деньги или по протекции не поступишь: туда берут только по уму.

Если говорить о веяниях моды, то с ними связано приобретение таких вещей, которые легко уходят – easy come, easy go. Если ручки или часы не антикварные – это дань моде, равно как одежда и авто (предыдущий кузов кажется отстоем). Ручкам, кстати, сейчас внимания уделяется гораздо меньше, потому что у всех есть электронные подписи. А среди часов всегда были и будут Patek Philippe – то, что пойдет внукам.

Раньше часовые магазины ломились, потому что люди стремились обладать тем, что статусно. Сегодня покупают гораздо меньше, оттого что это перестало так много значить, как раньше. Кризис все на свои места расставил.

Среди богатых очень много тех, кто не придает особого значения «важности», в том числе в России. Они сидят себе тихо и спокойно, у них нет family office. Это весьма средний класс – от 10 до 30 млн долларов. Небедные люди и живут хорошо, но при этом им совершенно плевать на статус, они не хотят видеть себя в телевизоре. Живут своей жизнью, заботясь о себе и своей семье. Подход определяется личностью человека. Есть дилемма – кем быть и кем казаться. Кто хочет просто быть, тому не надо казаться: он и так есть.

При этом я не встречал UHNWI, ночующих в метро. Одно время такое было модно, но это был своего рода кич – когда жены состоятельных людей, переодевшись бедными, шли в какие-то дешевые мес­та. После кризиса этого стало меньше. Возможно, потому что средний класс «элиты», который в основном и кичился, у нас потихонечку вырождается: кто-то разорился, кто-то уехал из страны. И, наверное, прежнего кича – вечеринок в икре и прочего – больше не будет никогда. Почему раньше это было возможно? Легко пришли деньги – легко ушли. А сейчас время другое, деньги зарабатываются тяжело, потом и кровью. Каждый потраченный рубль на счету, и отношение куда более ответственное.

По сравнению с обеспеченными людьми из западных стран наши более требовательны к еде, жилью, к тому, что их окружает, к обучению детей. За рубежом восприятие проще.

Вообще все зависит от характера человека: кому-то нужен, грубо говоря, отель «шесть звезд» и дом такой же, а кому-то – хай-тек. Роскошь у каждого своя. Для одних – это высокие технологии, для других – хрустальные люс­тры. Человек своеобразен, и типовых решений не существует. Есть богатые, едящие по утрам пшенную кашу. Или, например, я знаю человека очень богатого, который ездит на старом «запорожце», – ему просто нравится, он получает от этого удовольствие и видеть ничего больше не хочет.

И вообще, хочется сказать: чем человек состоятельнее, тем скрупулезнее он относится к своим тратам. Он чаще считает, на что, где и почему уходят его деньги, пользуется всякого рода скидками, словом, всячески вникает в предмет.

Из того, что я бы никогда не посоветовал покупать HNWI, – это финансовые инструменты с неконтролируемым рис­ком. Серьезно. Землю на Луне также не рекомендую. Совершенно пустая трата денег – звезды. Или покупка виртуальных персонажей в онлайн-играх за бешеные деньги. Все это нужно лишь для насыщения собственного эго. Здесь уже вступает в силу азарт, и отговаривать таких людей бесполезно. Единственное, я бы спросил: какая это доля от твоих активов? Если 1–2% – покупай, 10% – подумай, 50% – плохая идея. На самом деле, чем больше отговариваешь, тем больше вероятность, что человек все сделает по-своему.

Атлас



14.05.2012

Источник: SPEAR’S Russia

Комментарии (1)

Lolingu 06.11.2013 02:40

Wonderful exnaopltian of facts available here.


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Дурацкая шутка, или Представление об альтернативе


20190906_174137_1
 

Вероятно, самый знаменитый профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома Пикетти написал новую книгу. «Время для социализма: депеши из мира в огне, 2016-2021 гг.» – это не только жесткий анализ все время усиливающегося глобального неравенства, как его «Капитал в XXI веке», но и план демонтажа существующей системы и строительства куда более справедливого и благодатного будущего, в котором никто не будет забыт и отчужден от результатов собственного труда. Разумеется, основная аудитория французского профессора имеет отчетливо левые взгляды, а многие коллеги хвалят его за поднятие темы на новый уровень или «невероятный эмпирический багаж», но критикуют за методологическую слабость и неверные выводы об истинных причинах неравенства. Тем не менее выход подобной книги – это прекрасный повод для содержательной дискуссии. Алексей Цветков, писатель, драматург, политический активист, комментатор и популяризатор Маркса, написал о Пикетти и его новой работе в своем блоге. С любезного разрешения автора WEALTH Navigator публикует его отзыв на своих страницах.