Дверь по-прежнему открыта


С начала 2022 года многие программы сотрудничества между Россией и западными странами были свернуты. Это коснулось и академической сферы. Но престижные частные школы по-прежнему готовы принимать россиян. Антон Солдатов узнал, что изменилось и о чем следует помнить, выбирая для ребенка такой путь.

20.06.2023





Первый шок прошел, а спрос растет

Пандемия затормозила спрос на образование за рубежом. Многие страны ввели ограничения на пересечение границы, а школы перешли на дистанционный или гибридный формат. В этой ситуации многие семьи решили «переждать бурю». С другой стороны, в России по-прежнему активно развивались собственные программы подготовки международного уровня, налаживалось академическое сотрудничество.

Но на смену пандемии пришел кризис другого рода – связанный с разрывом международных профессиональных связей, изоляцией России со стороны стран и организаций, присоединившихся к санкциям. Закрываются фонды, которые давали стипендии и гранты для обучения российских студентов. Сократились программы обмена. Будущее еще более туманно: неизвестно, будут ли дипломы российских вузов котироваться за рубежом.

«Нынешняя ситуация подтолкнула родителей, – говорит Нина Колташова, основатель и генеральный директор агентства по обучению за рубежом ITFC. – Даже те, кто не рассматривал вариант зарубежного образования, меняют свое решение в сложившихся условиях». Обращений за помощью в подборе школы и подготовке к поступлению стало даже больше, чем в допандемийные времена, утверждают многие эксперты рынка.

По мнению Софьи Сазыкиной, директора агентства по обучению за рубежом SSA Education, это связано с несколькими факторами. В условиях неопределенности родители обращаются к образованию как к долгосрочной инвестиции. Часть школ, которые готовят учеников по программе международного бакалавриата (IB) в России, за год потеряли в рейтинге. IB открывает путь к обучению во многих колледжах и университетах мира. Более надежным вариантом становится получить IB сразу за рубежом.

При этом иностранные школы по-прежнему готовы принимать заявки от россиян, а учебные визы детям по-прежнему выдаются. «В начале прошлого года была нервная ситуация – выдача виз стояла на стопе, и мы не понимали, что будет дальше, – говорит Нина Колташова. – Но уже с июля процесс сдвинулся, все наши претенденты получили визы. В этом году проблем с визами также не было, как и со школами».

По словам экспертов, трудности могут коснуться в основном семей, которые попали под персональные санкции. Однако даже работа в компании, которая попала в «черный список», не препятствие. Часть сложностей может быть связана с гарантией средств на обучение (proof of funds). Школы запрашивают выписки из банков, и лучше всего выбирать для этого зарубежные банки. Могут запросить и информацию о происхождении средств. Однако, по словам Софьи Сазыкиной, последнее скорее редкость (так поступают 7–8% всех школ).

В чем преимущества школьного образования за рубежом

Прежде всего это необходимая ступенька для поступления в престижный вуз. Система образования в России отличается от той, которая принята в европейских странах, США и Канаде. В западных школах учатся 12–13 лет, и нашего 11-летнего аттестата недостаточно для поступления во многие университеты. К тому же школа дает необходимую адаптацию, которая облегчит дальнейшую жизнь и учебу.

«Если вы смотрите на это с иммиграционной точки зрения, преимущество школьного образования за рубежом очевидно, – утверждает Александр Никитич, основатель и директор Carfax Educational Consultants. – Для профессиональных перспектив это большой плюс. Сегодня почти во всех странах континентальной Европы и Великобритании закрыли программы инвестиционных виз. Россиянам сложно получать туристические и иммиграционные визы, ВНЖ. А вот со студенческими ситуация гораздо лучше».

Чем раньше человек встроится в учебную систему принимающей страны, тем проще ему будет дальше продвигаться в ней и в итоге получить хорошую работу. Например, Великобритания сегодня дает хорошие возможности для трудо­устройства иностранцев. Выпускники вузов автоматически получают двухлетнюю визу без привязки к работодателю. «Раньше было необходимо найти работодателя, который был готов стать вашим миграционным спонсором, – говорит Александр Никитич. – Сейчас, буквально с 2020 года, это было отменено. И люди автоматически имеют возможность остаться на два года и за это время найти такую работу, которая позволит им получить рабочую визу долгосрочно».

Еще очень важный плюс – возможность вовлечься в глобальную экономику знаний. «К сожалению, сегодня мир науки тоже затрагивают политические события, – размышляет эксперт. – Научные связи в каком-то виде сохраняются и однажды будут восстановлены, я уверен в этом. А опыт, личные связи и полученная экспертиза – в зарубежном вузе, институте или компании – в любом случае будут полезным активом».

Нельзя забывать, что у зарубежного образования есть и подвод­ные камни. Посылая детей учиться за рубеж, родители, с большой долей вероятности, закрывают для детей многие возможности в России. Нужно взвесить все за и против, сделать выбор осознанно.

Какую программу предпочесть

В частных школах Великобритании и стран Содружества ученик сначала обучается по программе GCSE (General Certificate of Secondary Education), где осваивает шесть-семь базовых предметов. Затем идет более узконаправленная программа A-level, где число предметов сокращается до трех-четырех. После этого можно поступать на любую специальность, причем практически в любую страну, независимо от места окончания школы. Можно податься на программу A-level сразу в выпускные классы, но в этом случае будет меньше времени на адаптацию, а это может сказаться на результатах.

Плюс программы в том, что можно самостоятельно выбирать себе предметы из обширного списка. Предметы могут быть самые разные – от классической литературы, физики и экономики до фотографии, психологии или физкультуры. В конце ученик пишет исследовательскую работу EPQ (Extended Project Qualification), на качество которой смотрят в университете при рассмотрении заявки.

Имеют значение и оценки по предметам. Высшая – А*. ­Престижные вузы, такие как Оксфорд или Лондонская школа экономики, потребуют результаты уровня ААА по трем предметам. «Часто A-level выбирают те подростки, которые к 15–16 годам уже хорошо представляют, какой карьерный путь хотели бы выбрать», – замечает Софья Сазыкина.

Другой вариант – программа международного бакалавриата (International Baccalaureate, или IB). В ней также есть подготовительная ступень – Pre-IB, которая длится год. Основная разница между A-level и IB в том, что последняя более широкая. Школьники изучают шесть предметов: три – на стандартном уровне и три – углуб­ленно. При этом нужно обязательно выбирать предметы из разных сфер: языки, точные и социальные науки. Помимо основных предметов IB включает 50 часов креативной деятельности (Creativity, Action and Service), 50 часов спортивных мероприятий и 50 часов волонтерской деятельности. По результатам ученики пишут исследовательскую работу-эссе на выбранную тему.

IB традиционно считается более сложной и требовательной. Нагрузка здесь выше за счет предметов. Нужно учитывать, что в A-level оценки выставляются по окончании обучения, именно они учитываются, влияют при поступлении в вуз. А в IB оцениваются и промежуточные работы, которые ученик выполняет в течение всего курса. В Великобритании IB считается более строгой подготовкой к университету, чем A-Level. В топ-20 британских университетов чаще попадают выпускники IB, а не A-level.

В целом, если вы ориентируетесь на поступление в британский вуз, а у ребенка есть ярко выраженные склонности (к примеру, он интересуется технологиями или, наоборот, хочет заниматься мультимедиа), стоит рассмотреть школы с программой A-level. Плюс в том, что здесь можно сконцент­рироваться на более прикладных дисциплинах вроде дизайна, технологий и бизнеса. А если ребенок блистает в разных областях, он активен и хорошо справляется с нагрузками, ему может подойти IB. Но в любом случае это не единственные критерии и лучше проконсультироваться со специалистами на этапе подготовки.

Как выбрать страну и школу для обучения

Самыми популярными направлениями сегодня остаются Великобритания, США, Канада, Швейцария, Франция, Германия. Именно там находятся школы, занимающие самые высокие рейтинги. В последний год к популярным направлениям добавились и новые, например Арабские Эмираты. При выборе страны и школы эксперты советуют учитывать разные критерии:

  • программы (A-level в основном используется в странах Британского Содружества, но также и в ряде других стран, например в ОАЭ; а вот IB более распространена);
  • местные особенности, культурная среда;
  • язык, на котором ведется обучение (чаще всего это английский, но в странах Европы могут быть и другие – например, в Швейцарии образование доступно сразу на нескольких языках);
  • место школы в международных рейтингах;
  • особенности размещения (например, школы-пансионы часто находятся вдали от города, в безопасной и экологичной среде);
  • способности и уровень знаний ребенка, его предпочтения.

Стоит обратить внимание на результаты выпускников школы – GCSE, IB и A-Level. Можно уточнить на этапе выбора, какой процент учеников получал высшие баллы по результатам экзаменов за недавнее время. Также имеет смысл подробно изучить и программу внеклассных занятий. Зачастую именно они помогают ребенку приобрести soft skills, которые будут полезны для создания связей, поиска работы и других возможностей.

Следует также изучить статистику на предмет того, в какие вузы поступают ее ученики. Из перечня университетов, которые чаще всего выбирают выпускники, можно сделать вывод не только об уровне академической подготовки, но и о специализации школы. Хотя программа в целом одинаковая, в каких-то заведениях традиционно сильны технические предметы, а в каких-то, наоборот, гумани­тарные.

В выборе школы эксперты советуют идти по принципу воронки. По мнению Александра Никитича, нужно сначала отобрать широкий список, который соответствует вашим критериям, а затем сфокусироваться на пяти-шести конкретных опциях. Можно написать в школу письмо с вопросами – например, о том, как устроена система адаптации и поддержки учеников из других стран.

Если есть такая возможность, лучше посетить школу, которая вас интересует, советует эксперт. В ходе визита можно пообщаться с директором и преподавателями, прояснить свои ожидания от обучения. Многие школы-пансионы организуют краткосрочные лагеря, где ребенок может подтянуть язык и получить представление о том, что его ждет. Это поможет ему самому определиться с выбором, а адаптация пройдет быстрее.

Что нужно учитывать при подготовке к поступлению

Эксперты советуют начать подготовку к поступлению как можно раньше. «В престижные школы всегда есть конкурсный отбор, и важно подготовиться максимально хорошо. Самое важное – вовремя подать документы, – подчеркивает Александр Никитич. – Часто семьи, которые не сталкивались с этой историей, не знают, сколько времени придется на это потратить». Подавать заявку нужно не позднее чем за год до начала обучения, а в некоторые школы – за два или даже три года. Стоит иметь в виду, что срок рассмотрения решений о выдаче учебных виз в последнее время также увеличился (в том числе за счет более тщательной проверки документов).

Нужно учитывать и особенности учебного цикла. В Великобритании, к примеру, среднее образование разделено на ступени, и лучше всего подгадывать поступление к началу программы. По мнению Нины Колташовой, если речь идет о Британии и школах с аналогичной системой, лучше всего отправлять ребенка с 13 лет. В этом возрасте ученики переходят на программу GCSE, после которой уже идет A-level.

Частные школы в Великобритании и других странах принимают учеников по результатам вступительного тестирования. Обычно это не один тест, а несколько: по английскому языку, часто по математике и логическому мышлению (non-verbal reasoning тест), а также личное интервью. Часто родители прибегают к услугам преподавателей именно из тех стран, где находятся школы. В этом помогают агентства, которые напрямую сотрудничают со школами. Они могут оценить потенциал ученика и подобрать подходящие варианты с учетом его способностей.

Как относятся к ученикам из России

В основном эксперты говорят о позитивном и ровном отношении к юным россиянам, что характерно для большинства частных школ. «Школы Британии абсолютно ровно относятся к российским учениками – точно так же, как относились и на протяжении последних 30 лет, – подчеркивает Александр Никитич. – Да, были свернуты программы университетских обменов. Но что касается частных случаев студентов, какой-то дискриминации мы не заметили».

Как правило, школы очень тщательно следят за недопущением какого-либо буллинга по тому или иному признаку. В Великобритании в школах существуют специальные департаменты по благополучию учеников (wellbeing). Дети могут прийти туда, поделиться своими эмоциями, пообщаться с психологами. Часто в школах проводятся профилактические беседы, чтобы не допустить буллинга и конфликтов.

«В нынешней ситуации такие школы особенно ценят свою роль – оплота безопасности, мира и добра, – говорит Софья Сазыкина. – И, что важно, им удается эту роль поддерживать. Это в том числе одна из сильных сторон такого формата обучения. Он учит детей находить общий язык, работать вместе и договариваться, несмотря на их происхождение и все сложности взаимоотношений между странами».



20.06.2023

Источник: WEALTH Navigator


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз



Закопать миллионы

03.06.2024 Savoir Vivre HNWI

A
 

Купить остров подальше от цивилизации и построить там подземный бункер, чтобы переждать в нем конец света. Таков был план основателя биржи FTX Сэма Бэнкмана-­Фрида. Взлет миллиардера-­вундеркинда к вершинам богатства на волне бума криптовалют поражает воображение, столь же фантастической была и история молниеносного краха. Состояние Бэнкмана-­Фрида в 26 млрд долларов испарилось буквально за неделю, и ближайшие четверть века по решению суда он должен провести не на тропическом атолле, а в тюрьме. Но WEALTH Navigator заинтересовали не столько драматические перипетии жизненного пути бизнесмена, сколько обнародованные на процессе по его обвинению в мошенничестве документы. Они проливают свет на экзистенциальные страхи миллиардеров с Манхэттена и из Кремниевой долины, а также распространенные стратегии подготовки к краху цивилизации, который пугает многих ультрахайнетов.