Темная лошадка


Несмотря на свое величие, образ Кении сильно пострадал за последнее время – но даже с учетом этого страна предоставляет редкую возможность любителям дикой природы, говорит Люсия ван дер Пост.

02.09.2015





Для большинства людей не станет сюрпризом тот факт, что процветавшая в свое время туристическая индустрия Кении сегодня стоит на коленях. Для любого, кто, как и я, глубоко любит Кению, кто считает, что эта страна может предложить миру кое-что особенное и чудесное, нелегко было наблюдать многообразные трудности, с которыми она столкнулась за последние несколько лет.

Каждый раз, когда мы думаем, что Кения начинает оправляться от очередной беды, ее постигает новая напасть. Сначала были похищения людей и убийства на побережье – хотя надо сказать, что проводить отпуск в непосредственной близости к границе с Сомали уже давно было далеко не самой разумной идеей. Затем последовало нападение на торговый центр «Вестгейт» в Найроби: 67 человек были убиты, а несостоятельные вооруженные силы и полиция, казалось, намеренно действовали таким образом, чтобы нанести максимальный вред имиджу Кении. А затем последовало убийство 147 человек, в основном студентов, в Гариссе на северо-востоке страны. Осознавая, что группировка «Аль-Шабаб» находится сразу за границей с Сомали и вынашивает планы новых убийств и терактов, все это не очень-то обнадеживает.

Трудно получить статистические данные о том, насколько острой является ситуация с туризмом на самом деле, – правительственные чиновники (вероятно, искренне) утверждают, что только за последнее время число посетителей сокращается примерно на 4% год от года. В то же время, по информации на сайте Responsible Travel, это число сократилось на 54% по сравнению с н­аивысшим показателем. Исходя из личного опыта, недавнее посещение посвященной путешествиям конференции «Африка – это мы» в Кейптауне показало мне, что большинство туроператоров в Кении лихорадит по причине эффекта домино от всех этих дурных новостей. Лагеря все время закрываются, все, кто мог, получили кредиты под залог имущества, те, кто продал все в хорошие годы, теперь улыбаются, остальные – в подвешенном состоянии и уныло надеются, что когда-нибудь как-нибудь дела пойдут лучше.

Туристический доллар

Мы знаем, что туризм является ключевой статьей доходов Кении: в хорошие времена он приносил примерно 25% ВВП. В самом деле, именно туристы дают людям работу, особенно в сельской местности, где возможностей найти какое-либо другое занятие крайне мало. (Как-то раз великий Антон Руперт сказал мне, что каждый турист, приезжающий в африканскую страну, создает тем самым семь рабочих мест, и особо отметил, что самая насущная потребность африканцев – не в поддержке, а в работе.)

Для тех, кто любит дикую природу и заботится о ней, туристы имеют большее значение, чем когда-либо ранее. Если дикая природа не приносит дохода – а если не приезжают туристы, то она и не будет его приносить, – то станут происходить вторжения на территории заказников, а громкие требования прекратить поддержку охраняемых территорий начнут раздаваться все громче. Туризм – один из самых лучших охранников и для территорий, где обитают дикие животные, и для них самих. Рейнджеры разъезжают вокруг заповедников на своих полноприводных внедорожниках, охраняя их от браконьеров и пастухов, которых нужда гонит искать места для выпаса скота. Без дохода от парковых сборов с туристов (довольно высоких) на природоохранные проекты просто не хватит средств. Туристические сборы идут на оплату подразделений по борьбе с браконьерами, на устройство ограждений, на исследователей и ветеринарные службы.

Таким образом, как вы видите, Кения – ее люди, ее дикая природа, ее заповедные территории – нуждается в вас, и я могла бы аргументированно доказать, что сейчас – лучшее время поехать туда, чем когда-либо. Состав служб безопасности по всей Кении был усилен. На дорогах в аэропорт выставлены блокпосты, через которые могут проехать только те, у кого есть действующие паспорта и пропуска. Лично я и не поехала бы куда-либо севернее Ламу, и тем не менее информация о том, что вертолеты военно-морских сил день и ночь патрулируют территории вокруг Ламу, обнадеживает.
Если вы собираетесь в какой-нибудь заповедник, почти все они находятся далеко от границы с Сомали. Прилетайте в Найроби самолетом Kenyan Airways за один ночной перелет и поутру улетайте (ваш турагент это организует) прямо с небольшого взлетного поля, расположенного рядом, в отдаленный лагерь, где вас будут окружать тысячи гектаров дикой природы.

Если вы любите дикую природу, в этом году можно увидеть миграцию – последний раз, когда я была здесь, я останавливалась в Губернаторском лагере и наблюдала незабываемые (хотя и кровавые) зрелища на бродах через реку Мара. Масаи-Мара должен быть одним из неприкасаемых заповедников дикой природы, хотя уже много лет любование ее красотами изрядно подпорчено полным отсутствием всякой «дикости» или уединения – каждое интересное событие из мира дикой природы окружено несколькими джипами (я насчитала не менее 40). Поезжайте в этом году, и вы сможете увидеть все это в относительно спокойном режиме. Остановитесь у кого-нибудь вроде Кельвина Коттара, который управляет лагерем в стиле 1920-х годов (просторные палатки, старомодные граммофоны, персидские ковры и все остальное в том же духе) в непосредственной близости от Масаи-Мара, и он отвезет вас в тихие и уединенные места, где вы сможете наблюдать драму переправы не в окружении людских толп.

Или посетите кемпинг семьи Фицджеральд. Здесь, на Ангама-Мара, откуда открываются великолепные виды на равнины Мара, Ники и Стив Фицджеральд вместе со своей дочерью Кейт открыли новый лагерь. Если кто-то и знает толк в организации подобных лагерей – в вопросах гидов, питания, палаток (из каждой из них открывается потрясающий вид) – всего сложного организма, каким является настоящий лагерь, – так это семья Фицджеральд, которая раньше управляла лагерем CC Africa, позднее ставшим &Beyond.

К северу или к югу

После этого отправляйтесь на север страны или на юг. Вы можете поехать на юг в Галдессу на реке Галана, в Восточный Цаво, оставив позади все проблемы, ведь этот лагерь – один из самых незабываемо очаровательных в Африке. Всего восемь соломенных домиков расположились на берегу реки, но еда, сервис, возможность прогуляться по высохшим речным руслам, углубляясь в заросли кустарника, – все это вместе складывается во впечатления, которые я вспоминаю постоянно вот уже 15 лет.

Сегодня у лагеря новый владелец, который вложил в него большую часть своих сбережений, освежил и модернизировал его, сохранив тем не менее его очарование и простоту, – и даже ему, подобно многим владельцам лагерей и гостевых домиков, сегодня приходится бороться за выживание. Вы можете остановиться в Галдессе на три ночи за 930 долларов с человека – за эту цену в сопоставимом гостевом домике в Южной Африке нельзя купить даже одну ночевку, – при этом вы получите, на мой взгляд, несравнимо более ценный опыт. Этот лагерь значительно ближе к природе, в нем больше очарования, и отношение здесь гораздо более личное.

В качестве альтернативы можно поехать на север и остановиться в Enasoit, в маленьком семейном гостевом домике в Северной Лайкипии всего в получасе полета на вертолете из Самбуруланда. Там вы сможете получить полный набор приключений, оставаясь при этом в безопасности. Многие гостевые дома снизили свои расценки, отчаянно пытаясь избежать закрытия и увольнения персонала. Так что для тех, кто решил отправиться на традиционное сафари и хочет поддержать Кению в трудные для нее времена, это шанс всей жизни – и даже больше, ведь вы получите практически в единоличное распоряжение самые поразительные и впечатляющие районы дикой Африки. Я, н­апример, медлить не стану. 



02.09.2015

Источник: SPEAR'S Russia #7-8(50)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз