Сервиз на миллион


Ксения Апель – об одном из самых «эстетских» аукционов Sotheby's. Значительную часть лотов на майских торгах составит непревзойденный фарфор Севра, на примере которого можно изучать эволюцию стилей в искусстве.

15.05.2023





16 мая 2023 года в Париже начинается путешествие 75 великолепных лотов из коллекции нормандского замка Жака Гарсии, знаменитого декоратора и дизайнера интерьеров. К числу хедлайнеров торгов относится севрский сервиз Beau bleu 1792–1793 годов (лот 33). Эстимейт – от 600 тыс. до 1 млн (!) евро.

В переводе beau bleu – «красивый синий». Так называется фоновая темно-синяя краска, очень характерная для французского королевского фарфора второй половины XVIII века. Выставленный на аукцион сервиз состоит из 92 предметов: блюд, соусников, терринов, салатников, тарелок. Они украшены изображением птиц в резервах и изящными золочеными орнаментами. Такие сервизы были визитной карточкой севрского фарфора, который во второй половине XVIII века стал эталонным и завоевал всю Европу.

Королевская мануфактура возникла в Венсенском замке в 1738 году. В 1756-м она была переведена в Севр, между Версалем и Парижем. Видимо, этому способствовало желание маркизы Помпадур, фаворитки Людовика XV и патронессы мануфактуры. Ее резиденция, замок Бельвю, располагалась неподалеку от Севра. Судьбой предприятия были озабочены сами короли: сначала Людовик XV, затем его внук Людовик XVI. С 1759 года мануфактура перешла в собственность короля.

Фарфор – соединение искусства и технологий. Поэтому для создания лучшего фарфора необходимы лучшие художники и лучшие технологи. Руководство Севрской мануфактуры собрало команду, обреченную на успех: королевского химика Жана Элло, королевского ювелира Жан-Клода Дюплесси, первого художника короля Франсуа Буше и скульптора Этьена Мориса Фальконе. Они выработали собственный, подлинно королевский, стиль Севра и создали произведения высочайшего художественного уровня.

По сравнению с венсенским периодом фарфор, выполненный в Севре, более роскошный, он богаче декорирован, в нем использовано больше позолоты. К тому же на протяжении 1760-х годов происходит постепенный переход от рококо, стиля Людовика XV, к неоклассицизму Людовика XVI.

Разработка фоновых цветов – важное направление поисков мастеров Севра. Оно было осмыслено еще в Венсене. Внутри желтого, зеленого или голубого фона оставляли белые резервы, в которые помещали фигурные композиции. Границы резервов прикрывались тонким золотым орнаментом.

Специфичным именно для королевской фарфоровой фабрики Франции стал бирюзовый фон. В XVIII веке его не могли воспроизвести ни на одной мануфактуре. Секрет заключался в особенностях материала. Напомним, в отличие от саксонского Майсена и других европейских предприятий во Франции выделывали мягкий (искусственный) фарфор. В его составе нет каолина, элемента твердого фарфора. Каолин заменяли комплексом веществ. Глазури мягкого фарфора легкоплавкие, поэтому возможны другие краски и цвета.

Вскоре после того, как в 1768 году во Франции были открыты залежи каолина, в Севре стали выпускать и твердый фарфор. Спектр цветных фонов расширился. Появились черепаховый, мраморный, порфировый и другие фоны. На протяжении XVIII века сосуществовали оба материала, в XIX веке от мягкого фарфора отказались.

Вазы в стиле «рюссери»

Красивый глубокий «бургундский» фоновый тон отличает парные вазы 1773 года, представленные лотом 35 на аукционе Sotheby’s 16 мая. Его эстимейт – 300–500 тыс. евро. В резервах на горле ваз помещены росписи по гравюрам Рене Гайяра с оригиналов Жан-Батиста Лепренса. Особенно интересна композиция «Русский концерт» (экземпляр гравюры Гайяра хранится в Историческом музее в Москве).

Изображенные на вазе дама и кавалер внимают музыкантам. Персонажи облачены в удивительные наряды, больше напоминающие восточные, хотя у дамы платье с декольте. У кавалера на голове тюрбан. Головной убор дамы тоже близок ему. При этом один из музыкантов играет на гуслях, а второй – на струнном инструменте, из-за длинного грифа больше похожем на казахскую домбру, чем на русскую домру.

В контексте общего увлечения экзотикой в XVIII веке эта сцена выглядит очень органично. «Тюркери» (турецкая тема), «шинуазри» (китайская), «жапонри» (японская тема) – характерные особенности европейской культуры «галантного века». Примечательно, что Восток воспринимался как некий рай земной, как иная цивилизация, устроенная более правильно, лишенная накопившихся социальных противоречий. Вспомним, что один из любимых приемов литературы Просвещения – указать на эти противоречия, взглянув на французское общество глазами персонажа с Востока (например, «Персидские письма» Монтескье, «Задиг» и «Кандид» Вольтера).

Лепренс, один из лучших учеников Франсуа Буше, работал в России, куда он приехал по приглашению графа Шувалова. В Санкт-Петербурге на протяжении 5 лет он выполнял заказы императорского двора. Вернувшись во Францию, Лепренс увлекся «рюссери». В 1765 году он был принят в Королевскую академию живописи и скульптуры за картину «Русское крещение» (хранится в Лувре). Ее персонажи также изображены в тюрбанах.

Наследие античности

Форма выставленных на майский аукцион ваз восходит к древнегреческому кратеру – сосуду, в котором вино смешивали с водой (греки не пили чистое вино). Обращение к античным формам – ключ искусства неоклассицизма, торжествующего в последней трети XVIII столетия.

Формирование и расцвет этого стиля связаны с началом раскопок в Геркулануме и Помпеях в 1748 году. Города, укрытые пеплом Везувия во время извержения в 79 году, более чем через полторы тысячи лет явили миру подлинные античные дома, росписи, оформление интерьеров, мозаики. Раскопки вдохновили и молодого немецкого ученого Иоганна Винкельмана на написание «Истории искусства древности», вышедшей в 1764 году и через 2 года переведенной на французский.

С этой книги началось научное изучение искусства. Рождение искусствознания – одна из граней Просвещения, эпохи, стремившейся развеять тьму незнания. Помимо античных форм в лексиконе неоклассицизма присутствует все разнообразие античных декоративных мотивов. Так, ручки ваз, нижняя часть тулова и ножка оформлены вызолоченными листьями аканфа, одного из основных элементов античного декора.

Но главное наследие античности в искусстве – ордерная система (колонны, арки, фризы, карнизы и т.д.). И даже в декоративно-прикладном искусстве неоклассицизма античные архитектурные формы играют важную роль. Так, на аукцион 16 мая выставлены часы 1787 года (до Великой французской революции остается всего 2 года), исполненные в виде фрагмента колонны на постаменте (лот 32). Их эстимейт – 30–50 тыс. евро.

Во время революции Севр оказался на грани исчезновения. Не стало крупных заказов; то, что хранилось на складах, за бесценок продавали иностранцам. Во французских книгах по истории севрского фарфора подчеркивается, что в этот период выживанию Севра помог последний платеж российской императрицы Екатерины II, ранее заказавшей уникальный «бирюзовый сервиз с камеями». Он состоял примерно из 800 предметов, в том числе блюда для пареной репы, которая в XVIII веке входила в императорское меню. Стоимость сервиза была столь внушительна, что даже вовсе не скупая Екатерина оказалась вынуждена разделить платеж на несколько частей.

Камеи – резные камни с рель­ефным изображением – тоже один из античных мотивов, популярный в искусстве неоклассицизма. Екатерина была страстной собирательницей камей. Специально для сервиза с камеями мастера Севра разработали новую технику, позволявшую в фарфоре создать рельефные имитации античных камей. В 1777–1778 годах почти все сотрудники Севра работали над русским заказом. Сейчас екатерининский сервиз хранится в Эрмитаже.

Еще одна стилистическая тенденция проявляется в большом сервизе, имеющем столовую и десертную части (лот 55, эстимейт 200–330 тыс. евро). Предметы сервиза украшены цветками шиповника вразброс, что характерно для сентиментализма, обогатившего язык художественного фарфора изображением простых полевых цветов, васильков, анютиных глазок и так далее. Среди предметов есть очень востребованные в XVIII веке, но вскоре исчезнувшие рюмочные передачи. Рюмки в них помещались ножками вверх. В десертной части присутствует мороженица. Это сосуд из нескольких частей: колба с мороженым внутри под крышкой обкладывается льдом.

К топ-лотам аукциона относятся и парадные севрские парные вазы твердого фарфора 1797 года, получившие название «Большие этрусские вазы» (лот 42 с эстимейтом 800 тыс. – 1,2 млн евро). Этруски – народ, обитавший в Тоскане до римлян, а затем смешавшийся с ними. В XVIII веке, когда археология только зарождалась, античные вазы ошибочно считались работами этрусских мастеров. Это заблуждение разделял и выдающийся английский керамист XVIII века Джозайя Веджвуд, назвавший свою фабрику «Этрурия».

Высота ваз с постаментами – около 1 метра. Бронзовые золоченые монтировки исполнены выдающимся мастером Пьер-Филиппом Томиром. Ручки ваз – золоченые крылатые женские фигуры в антикизированных драпировках. Помимо живописных мифологических композиций в резервах вазы богато декорированы орнаментами, гирляндами и живописными камеями.

На рубеже XVIII–XIX веков, когда были изготовлены парные вазы, стиль постепенно превращается в ампир («имперский стиль»). Он ориентирован уже не на античность вообще, а на искусство императорского Рима. От неоклассицизма ампир отличает обилие позолоты, тяготение к монументальности, крупный формат, императив роскоши. Ампир господствовал в первой трети XIX века и ярче всего проявился в искусстве Франции и России.

В XIX веке, когда появилась наука в современном понимании, технология производства фарфора была усовершенствована. А сам фарфор стал белоснежным. Парадоксально, что эту белизну мы практически не можем увидеть, так как предметы декорируются целиком и вместо резервов внутри цветного фона фигурные композиции просто отделяются от него золотой рамкой. Отметим также, что позолота XIX века гораздо более блестящая, чем в предшествовавшем столетии. На примере фарфоровых шедевров Севра можно проследить стилистическую эволюцию в искусстве XIX–XX веков. Мануфактура существует и сегодня.


Ксения Апель, историк искусства, исследователь, преподаватель



15.05.2023

Источник: WEALTH Navigator


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз




Изнанка провидца

08.12.2023 Savoir Vivre HNWI

13
 

Пилоты частного Gulfstream IV не раз с изумлением наблюдали, как владелец этого бизнес-­джета размером с коммерческий лайнер и по совместительству один из самых богатых людей в мире, приехав на взлетное поле за рулем машины, сам доставал чемоданы из  багажника, чтобы передать их экипажу. На свои 30 млрд долларов он мог бы купить тысячу таких джетов, но мало что нравилось ему больше, чем бесплатная рубашка для гольфа, подаренная хорошим другом. Большую часть времени он проводил в своей родной Омахе, его будни проходили вокруг заседаний совета директоров и поездок к друзьям, – эти события были неизменны и регулярны, как фазы Луны. Этот мужчина в неприметном сером костюме, который топорщится жесткими складками, – легендарный Уоррен Баффетт. Недавно в издательстве «Бомбора» вышла посвященная ему книга «Баффетт. Биография самого известного инвестора в мире». Примечателен не только главный герой, но и автор – Элис Шредер не писатель, а финансовый аналитик. Шесть лет она изучала акции Berkshire Hathaway и все эти годы интервьюировала Баффетта. Результатом стало довольно откровенное жизнеописание, которое рисует внутренний мир Баффетта едва ли не столь же выпукло, как И картину его финансов и инвестиционных стратегий. С разрешения издательства WEALTH Navigator воспроизводит фрагмент этой книги.