Сделать правильный выбор


Трасты и «квазитрасты» – одни из наиболее удобных инструментов передачи личного имущества по наследству, когда речь заходит о значительных состояниях, большом количестве претендентов и сложных условиях, которые собирается прописать владелец капитала. Однако чтобы воспользоваться всеми преимуществами траста, нужно правильно выбрать его форму, максимально удовлетворяющую вашим потребностям.

10.06.2009




_dsc0021
Андрей Кулаков

член совета директоров банка Bankhaus Erbe

Смысл создания институтов доверительного управления имуществом, в том числе трастов и «квазитрастов» (далее – «трасты»), состоит в обособлении имущества физического лица (учредителя управления) от самого физического лица. И это очень удобно. Ни кредиторы, ни партнеры по бизнесу, ни члены семьи, ни государство не могут истребовать у человека его имущество, так как оно ему больше не принадлежит. В случае смерти учредителя траста не происходит никакой фактической передачи наследства: созданный при жизни учредителя (первого бенефициара) траст продолжает существовать, просто вступают в силу те условия, которые первый бенефициар изложил в его учредительных документах. Создание таких организаций – стандартная процедура, которой занимаются многие иностранные юристы. Bankhaus Erbe также предлагает такой сервис своим клиентам через партнеров в разных юрисдикциях. При этом выбирая, где именно открыть траст или его разновидность, следует учитывать преимущества и недостатки каждого из них. А для этого предлагаем рассмотреть несколько наиболее распространенных их типов.

Классический траст – действует по англосаксонскому (то есть прецедентному) праву. Он представляет собой не юрлицо, а договор учредителя и управляющего трастом, по которому все имеющееся имущество учредителя передается трасти (т.е. управляющему). Иными словами, вы полностью отказываетесь от своего имущества в пользу физического лица, которое становится его собственником и управляет им в интересах указанных вами бенефициаров. Более того, учредитель траста не имеет никакой возможности влиять на принимаемые решения трасти и на судьбу своего имущества. Наоборот, если будет доказано, что лицо, учредившее траст, как-то влияло на решения управляющего, траст может быть признан фиктивным. Вполне естественно, что нам, не привыкшим жить в условиях англосаксонского права, такая структура совершенно непонятна, поэтому среди российских HNWI и UHNWI классический траст не очень популярен.

Значительно более соответствуют духу континентальной системы права, в которой существует и Россия, так называемые «квазитрасты». Это структуры, напоминающие классические трасты, но отличающиеся от них по ряду важных параметров. Наиболее популярны среди россиян лихтенштейнские образования foundations и establishments. И та и другая форма представляет собой юрлицо, которому передается имущество и которое (как и в случае с классическим трастом) со смертью учредителя также не прекращает существовать. Но его создание подразумевает не отказ от имущества в пользу управляющего, а передачу его новому юридическому лицу.

Establishment – это, пожалуй, единственная форма, при которой первый бенефициар может продолжать на абсолютно законных основаниях влиять на принятие решений о судьбе своего имущества, переданного в «квазитраст». В foundation такая возможность допустима только в самых крайних случаях. Обе формы взаимосвязаны: со смертью первого бенефициара establishment преобразуется в foundation, то есть дальше это юрлицо действует уже само по себе в интересах тех лиц, которые указаны в его учредительных документах.

Удобство трастов заключается еще и в том, что в их учредительных документах можно прописать самый экзотический порядок распределения имущества и доходов от имущества, который невозможно оформить, например, в завещании. Это может быть требование о получении детьми доступа к некоей доле имущества по достижении определенного возраста или при условии заключения ими брака не позднее такого-то срока и т.д. Воля первого бенефициара трастов абсолютно ничем не ограничена, в том числе и требованиями законодательства об обязательных долях близких родственников в наследственной массе. Следует также отметить, что так как в случае смерти учредителя траста не происходит смены владельца имущества, переданного в траст, то не возникает и необходимости уплаты бенефициарами различных налогов (probate fees, capital gains и т.д.), которые обязаны бы были оплатить наследники при прямом наследовании имущества.

Не стоит забывать и о финансовой стороне вопроса. Все формы трастов – достаточно дорогое удовольствие. Минимальная сумма их годового содержания – 10 тыс. швейцарских франков, но на практике она зачастую в разы превышает этот порог. Поэтому очевидно, что задумываться об организации таких структур стоит, когда речь идет о передаче по наследству состояния в размере от нескольких миллионов долларов. При меньшем объеме передаваемого имущества функционирование трастов окажется просто нерентабельным.



10.06.2009


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







"Одиссей против хорьков" Георга фон Вальвица


Wallwitz_print
 

«Финансовые рынки были и остаются миром, лишенным полутонов, миром кричаще громким, зачастую сверх всякой меры. В этом есть определенная свобода, которую равным образом ценят и горностай, и Одиссей. Вид павших товарищей или падающих курсов повергает их в глубокое отчаяние, но, если к тому благоволит судьба, они не преминут закатить щедрый пир или иным образом продемонстрировать свою мощь и власть». SPEAR’S Russia публикует отрывок забавной (а местами не очень забавной) книги немецкого финансиста, любезно предоставленный издательством Ad Marginem Press. Книга вышла в рамках совместной издательской программы с музеем современного искусства «Гараж», переводчик – Татьяна Зборовская. Немецкий оригинал был впервые опубликован в 2011 году.



На стыке двух миров


1-01-01
 

Использование российским бизнесом судов британской юрисдикции для разрешения коммерческих споров входит в широкую практику. Но вместе с известными преимуществами подобный подход нередко несет в себе и существенные риски, чреватые чувствительными потерями или упущенной выгодой. В начале августа в непринужденной обстановке одного из московских ресторанов состоялась неформальная встреча топ-менеджеров и владельцев собственного бизнеса, организованная юридической группой PARADIGMA совместно с Jaguar Land Rover. В ходе нее юристы компании рассказали о коллизиях, возникающих на поле трансграничного права, а также об инструментах юридической защиты и нападения, используемых в интересах клиентов в подобных разбирательствах. Самые запоминающиеся моменты выступлений, выдержанных в стилистике «охотничьих рассказов» на примерах реальных дел PARADIGMA, выслушал и записал Владимир Волков.