По индийскому счету


В сфере private equity Россия ближе к Индии, чем к странам Европы, – долгосрочным вложениям российские инвесторы предпочитают фондовый рынок. Однако положение дел со временем придет в соответствие с западной практикой. Одним из драйверов изменений могут выступить социально ответственные инвестиции в чистые технологии, уверен Николай Карпенко.

24.06.2010




Img_1912
Николай Карпенко

член совета директоров и основатель компании Herculis Partners SA

Местная специфика

В России я не встречал игроков private equity в их классическом виде. То, чем занимаются в нашей стране фонды и банки, – это по большому счету переупаковка существующих проблемных активов. Ведется активный поиск компаний – предпочтительно лидеров в своем сегменте, – у которых есть потенциал роста, но проблемы с долгами не дают развиваться. Такие объекты – хорошая возможность конвертировать долги в капитал. В этом случае банки, в том числе и наш, не упускают возможности купить компанию, улучшить ее финансовые показатели, а затем продать стратегическому игроку – обратно акционерам либо ведущему владельцу.

Но это не private equity в чистом виде, когда инвестиции соответствуют потребностям предпринимательства и сопровождают компанию от момента ее создания. В России, например, фонды прямых инвестиций формируются с минимальным размером в 50 млн долларов. Общепринятый же мировой стандарт – 100–150 млн долларов. Поскольку задача управляющей компании – диверсифицировать свой портфель и иметь в наличии от 10 до 15 инвестиционных объектов.
Ситуация в нашей стране сейчас аналогична той, что сложилась в Индии, – появилось второе поколение молодых богатых агрессивных инвесторов, которые делают деньги на фондовом рынке. А теперь подросло третье поколение, которое будет приумножать свой капитал с помощью долгосрочных инвестиций.

Хотя пока среди российских клиентов я не встречал таких, кто хотел бы с помощью частного банка подобрать себе фонд прямых инвестиций. Наши инвесторы по природе своей предприниматели. Они хорошо ориентируются на рынке и сами выбирают активы для покупки. А к нам они приходят за услугами корпоративного финансирования: провести переговоры, оценить компанию. А уже впоследствии мы можем представлять их интересы на уровне операционного менеджмента, от их имени участвовать в работе совета директоров компании. Иными словами, клиент представляет, что ему нужно, сколько стоит этот актив, сколько денег он намерен инвестировать, какую ежегодную комиссию готов платить сотрудникам частного банка из корпоративных финансов.

Драйверы роста

Основной вид инвесторов в private equity – это институциональные игроки, включая пенсионные фонды и family office, у которых достаточно средств для вложений в такой класс активов. Высокий уровень входного билета – от нескольких миллионов долларов – позволяет заниматься private equity преимущественно профессионалам, понимающим, что они хотят извлечь из подобного рода инвестиций, и готовым ждать. В фонды private equity также приходят частные состоятельные инвесторы, но пока что для России это исключение, а не правило.

В западном, академическом понимании проекты private equity – это инвестиции в капитал частной компании в достаточно большом объеме, когда приобретается контрольный пакет или близкий к контрольному. Он позволяет непосредственно участвовать в разработке и реализации стратегии развития компании.

Управляющие фондов прямых инвестиций на Западе также вовлечены в оперативную деятельность компании. Конечно, не на уровне менеджмента, а в качестве членов совета директоров. Работа с их стороны ведется интенсивная, встречи с менеджментом и обсуждение возможностей повышения стоимости компании проходят не раз в квартал, как принято в России, а еженедельно.

При выборе объекта для инвестиций фонды ориентируются на три ключевых драйвера роста стоимости компании. Во-первых, это потенциал увеличения мультипликатора, который сравнивает стоимость предприятия с показателем EBITDA. Например, при входе фонда в капитал компании ее мультипликатор равен 4, а лет через пять он может вырасти до 5–6. Во-вторых, это возможность проведения финансового инжиниринга. Он увеличивает стоимость компании за счет заемных средств. Критической становится точка, в которой заемные средства соотносятся с капиталом на уровне 50%. В этом случае достигается максимальный эффект. Третий драйвер – так называемый turn around. Речь идет о работе над улучшением корпоративной культуры, операционного и финансового менеджмента. В комплексе все три драйвера способны обеспечить рост стоимости компании.

Немаловажно и то, что на Западе private equity четко вписывается в так называемую кривую предпринимательства. Человек основывает бизнес, финансирует его, развивает, привлекает бизнес-ангелов. Потом очередь доходит до венчурных инвесторов, которые вкладывают в его компанию от одного до четырех миллионов долларов. И наконец, наступает стадия private equity, когда объем инвестиций возрастает до 10–20 млн долларов для каждой конкретной компании. В России пока, к сожалению, действуют не все звенья.

Ответственный private equity

Выбирая объекты для инвестиций, многие участники рынка пока ориентируются лишь на спекулятивный эффект: купить сегодня дешевле то, что можно впоследствии существенно дороже продать. Вместе с тем, как показывает практика, ситуация постепенно меняется: все больше инвесторов начинают уделять внимание компаниям, работающим в отраслях с существенной социальной отдачей.

Достаточно посмотреть на статистику: сегодня основной фокус глобальных инвесторов в фонды private equity сосредоточен на Бразилии. Далее идут Китай, Индия, Центральная и Восточная Европа, исключая Турцию, затем – страны Азии. Россия, к сожалению, находится в конце списка с точки зрения привлекательности для инвестиций private equity. Бразилия сейчас – ведущий производитель биотоплива, поставляемого не только на внутренний рынок, но и экспортируемого в Европу, Америку. Бразильские ученые предлагают все новые и новые разработки в этой сфере и прогнозируют, что через несколько лет страна сможет отказаться от потребления нефти вообще. И эта отрасль очень интересна рынку прямых инвестиций.

Индия – государство, вкладывающее огромные ресурсы в развитие альтернативных источников энергии. Будучи крупной аграрной страной, где до сих пор многие населенные пункты лишены электроэнергии, Индия активно развивает это направление. В рамках программы господдержки в предприятия по развитию альтернативных источников энергии направляется до 90% госсубсидий. В результате на территории страны строят огромные поля с ветряными и солнечными электростанциями, в промышленных масштабах запускается производство солнечных панелей, а в быту активно используются работающие на солнечной энергии кухонные плиты, лампы, насосы для воды и т.п. И везде требуется капитал, везде нужны инвестиции.

Иными словами, простор для инвесторов, желающих вкладывать деньги в потенциально высокорентабельные проекты, одновременно несущие пользу обществу, просто огромен. Сегодня в этой сфере существует хороший выбор, особенно если учесть активное развитие новых технологий.
Сейчас мир стоит в начале новой экономической парадигмы. С точки зрения драйверов при принятии решения на первый план выходит не эгоизм, не жадность, а позитивный эффект от инвестиций.

Подтверждение этому – статистика: объем социально ответственных инвестиций в США сегодня достигает примерно 2,71 трлн долларов, это около 11% от объема всех инвестиций. И хотя до сих пор есть инвесторы, не знающие об этом направлении или не задумывающиеся о нем, это еще ничего не значит. Я глубоко убежден: очень скоро мир изменится и мы войдем в новую эпоху. Социально ответственным инвестициям в ней будет определено отнюдь не последнее место. И индустрия private equity не сможет пройти мимо этого тренда.



24.06.2010

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







Дурацкая шутка, или Представление об альтернативе


20190906_174137_1
 

Вероятно, самый знаменитый профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома Пикетти написал новую книгу. «Время для социализма: депеши из мира в огне, 2016-2021 гг.» – это не только жесткий анализ все время усиливающегося глобального неравенства, как его «Капитал в XXI веке», но и план демонтажа существующей системы и строительства куда более справедливого и благодатного будущего, в котором никто не будет забыт и отчужден от результатов собственного труда. Разумеется, основная аудитория французского профессора имеет отчетливо левые взгляды, а многие коллеги хвалят его за поднятие темы на новый уровень или «невероятный эмпирический багаж», но критикуют за методологическую слабость и неверные выводы об истинных причинах неравенства. Тем не менее выход подобной книги – это прекрасный повод для содержательной дискуссии. Алексей Цветков, писатель, драматург, политический активист, комментатор и популяризатор Маркса, написал о Пикетти и его новой работе в своем блоге. С любезного разрешения автора WEALTH Navigator публикует его отзыв на своих страницах.