Игра с нулями


Миллиардеров сейчас предостаточно, но когда появятся триллионеры? Не слишком скоро, утверждает следящая за динамикой нулей Хлоя Бэрроу.

22.09.2014





В октябре 2013-го мир обрел первого триллионера. Реджи Теус никогда не входил в списки самых богатых. К видным предпринимателям или наследникам большого семейного состояния он тоже не относится.

Реджи – скромный менеджер техасского ресторана, и поэтому он был несколько озадачен, увидев в тот месяц на своем банковском счете 4 040 404 040 404,04 доллара. Всю сумму он любезно предложил отдать на погашение американского долга, но, к сожалению для народа страны, банк, по ошибке зачисливший на счет столь огромную сумму, быстро исправился.

Временное триллионерство Теуса – сигнал, может, и ложный, но экономисты прогнозируют: гиперхайнеты в ближайшие десятилетия появятся (и, наверное, даже нынешние UHNWI померкнут рядом с ними). Согласно последнему Sunday Times Rich List, в Британии сегодня живут 104 миллиардера, 74 из них – в Лондоне. Показатель десятилетней давности втрое с лишним ниже: 30.

И потому неудивительно, что в конце прошлого года Credit Suisse в своем докладе заявил: через два поколения, или примерно 60 лет, «среди нас, возможно, будут ходить» 11 триллионеров (как будто они зомби).

Но кто же станет первым триллионером (человеком с тысячью миллиардов долларов) и когда это произойдет? Недавно британская пресса прочила на эту роль Билла Гейтса, чье состояние сейчас составляет 72 миллиарда. В 2013 году он вернул себе титул богатейшего на планете, который три предшествовавших года удерживал Карлос Слим, мексиканский телекоммуникационный магнат.

Впрочем, Оливер Вильямс, аналитик исследовательской компании WealthInsight, сомневается, что основатель Microsoft достигнет заветной отметки. «Инфляция и рост ВВП скоро дадут нам триллионера, – обещает он. – Но не думаю, что это будет Билл Гейтс. Вряд ли это случится в ближайшие 50 лет, так что он может и не дожить». Если только не вложит свое богатство в технологии по борьбе со старением.

Гейтс (да и любой социально ответственный хайнет) не станет триллионером еще и потому, что сверхсостоятельные люди не склонны держаться мертвой хваткой за свои деньги. В отношении миллиардера номер один это особенно справедливо. Вместе с супругой Мелиндой и Уорреном Баффетом он запустил проект «Клятва дарения» (The Giving Pledge), в рамках которого богатейших персон мира побуждают жертвовать большую часть капитала.

Эта благородная инициатива вполне способна серьезно отодвинуть момент рождения первого триллионера. Благотворительные начинания человека могут помешать ему сформировать такое состояние, предупреждает Плам Ломакс, старший консультант NPC – консалтинговой фирмы, специализирующейся на филантропии. Она не уверена в появлении триллионера в принципе. «Если вспомнить богатейших личностей в истории – Карнеги или Николая II, например, – у них по современным меркам было порядка 300 млрд долларов, – рассказывает Ломакс. – Но даже эти цифры, будучи в несколько раз больше, чем у кого-либо сегодня, еще далеки от триллиона. Поэтому я сомневаюсь, что один человек когда-то действительно столько накопит».

Более того, если триллионер и появится, мы можем никогда об этом не узнать, опасается консультант: «Если это произойдет в стране вроде России или Саудовской Аравии, где о богатстве зачастую умалчивают, то такой факт может так и остаться нераскрытым».

Источники богатства

Учитывая, как долго еще ждать первого триллионера, угадать, кто именно им может стать, чрезвычайно сложно. Легче назвать отрасль и государство, которые должны дать нам такого человека.

По общему мнению, зачинатель будет из сектора технологий. «Обсуждать нужно не столько личность, сколько драйверы обогащения, а это новые технологии, прорывные технологии и устойчивые инновации, – считает Дэвид Пул, глава британского подразделения Citi Private Bank. – Значительная часть нового богатства – это результат выдающихся достижений в области программного обеспечения, особенно цифрового и медийного». Здесь на ум должны прийти Apple, Microsoft и феномен Facebook.

Руководитель Coutts Private Office Дункан Макинтайр согласен, что первого триллионера может произвести на свет технологический сектор. А его родиной очень даже может стать Азия, в частности Китай, где благосостояние растет гораздо быстрее, чем на западных рынках, полагает Макинтайр. «Я провожу много времени в Азии, – признается он, – и за генерацией там богатства наблюдаю с большим удивлением. Огромное местное население открывает поистине безмерные возможности. Трудно назвать причину, по которой бизнесмен может захотеть уйти с этого рынка».

С двумя предыдущими экспертами, однако, не согласен Оливер Вильямс из WealthInsight. За те полвека, которые нам, вероятно, предстоит ждать триллионеров, технологический сектор, по его мнению, может уйти на второй план.

«IT-отрасль сейчас в полном расцвете, – констатирует аналитик, – но когда Кремниевая долина достигнет точки насыщения, придет что-то другое. Когда будут написаны все мыслимые приложения, мир двинется дальше». Вильямс не исключает того, что первый триллионер будет выходцем из сельскохозяйственного сектора. Если прогнозы по дефициту сбудутся, вода и продовольствие в ближайшие несколько десятилетий приобретут особую значимость. «Законы экономики, законы спроса и предложения заставят эти цены подняться», – настаивает Оливер.

Первый среди неравных

Если триллионер появится, как это событие повлияет на общество в целом? Скорее всего, позитивно, допускает Плам Ломакс. Для этого нужно, чтобы человек был из общества, где поощряется филантропия. «В некоторых местах, например, на Ближнем Востоке, отношение к благотворительности другое, – поясняет консультант, – поэтому я не уверена, что персона оттуда окажет большое воздействие. Но если это будет кто-то вроде Марка Цукерберга, значительное внимание уделяющего филантропии, окружающие от этого выиграют».

С долгосрочной социальной и медицинской точки зрения неравномерное распределение богатства невыгодно даже тем членам общества, чьи доходы высоки, поскольку чем сильнее выражена эта неравномерность, тем ниже уровень жизни в целом, замечает Ричард Уилкинсон, исследователь в области социального неравенства и один из авторов книги «Уровень духа: почему равенство лучше для всех». «В менее расслоенном обществе вы, вероятно, прожили бы чуть дольше, у детей, скорее всего, были бы лучше дела в школе, и у вас было бы меньше шансов стать жертвой насилия, – рассуждает Ричард. – Неравенство портит всю социальную ткань: оно ведь касается не только бедных. Скажем, Америка, самая расслоенная из всех богатых, развитых стран, – одна из худших в развитом мире по ожидаемой продолжительности жизни. Кроме того, там самый высокий уровень насилия, самый высокий процент страдающих ожирением, больше всего рожающих подростков, людей, страдающих расстройствами психики, и заключенных».

И, судя по всему, усиление расслоения вредит не только социальным и медицинским показателям. По данным МВФ, негативно оно влияет и на экономику. Недавно фонд сообщил, что увеличение разрыва между имущими и неимущими ведет к замедлению глобального экономического роста. Так что хотя появление триллионеров и может показаться символом финансового прогресса, возвестить оно грозит совсем о другом: о стагнации мировой экономики и общественных неурядицах.

Атлас



22.09.2014

Источник: SPEAR'S Russia #9(41)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.