Меценатам – о науке


Финансирование научных исследований сегодня больше не забота одного только государства. Мировая тенденция такова, что к этому процессу все чаще системно подключаются меценаты – частные фонды и капитал. Проследив тенденцию с исторических глубин, Алексей Гнедовский предлагает современным меценатам вписать свое имя в историю научных достижений.

17.10.2023





Время первых

У меценатства долгая история, уходящая вглубь веков. Само слово произошло от имени Гая Цильния Мецената – древнеримского государственного деятеля, покровителя художников и поэтов. Впервые системно к меценатству подошли главные патроны эпохи Возрождения – семейство Медичи. И в первую очередь – Лоренцо Медичи Великолепный, который заложил семейную традицию поддержки науки и искусства.

В Англии традицию научного меценатства основало богатое аристократическое семейство Бойль. Причем один из его представителей – Роберт Бойль – был еще и известным химиком XVII века, именем которого назван один из фундаментальных законов газовой физики – закон Бойля – Мариотта. На счету ученого не только создание в Оксфорде научной лаборатории, которая стала одной из лучших в Европе, но и ряд собственных весомых открытий и изобретений. Большую часть своего состояния он завещал на развитие английской науки.

В США зарождение системного научного меценатства связано с двумя именами. Первое – сталепромышленник и мультимиллионер Эндрю Карнеги. Одним из первых заговоривший об эффективности системы благотворительности, он считал, что «для истинной пользы обществу» помогать нужно тем, кто сам способен развиваться и приносить отдачу. В 1911 году был основан один из первых в Америке благотворительных фондов – Фонд Карнеги.

Второе имя в этом ряду – Джон Рокфеллер. Придерживаясь принципа эффективности и системности пожертвований и выбирая для финансирования сферы, несущие наибольшую пользу обществу, он сосредоточился на медицине и образовании. Так, Рокфеллер вложил огромные по своим временам деньги, 600 тыс. долларов, в основание Чикагского университета.

Со временем и Карнеги, и Рокфеллер пришли к одной и той же идее: эффективнее не распылять средства по отдельным благотворительным проектам, а создавать крупные фонды под единым управлением. Фонд Рокфеллера, в котором в 1913 году Рокфеллер объединил всю свою благотворительную деятельность, существует и поныне. На его счету более 60 нобелевских лауреатов и многие ключевые прорывы в медицине ХХ века – от открытия групп крови человека и витамина С до исследования структуры РНК, которое послужило отправной точкой биотехнологической революции.

От Петра к Христофору Леденцову

Начавшись с основания Петром Великим Академии наук в 1725 году, в России научное меценатство в целом развивалось по тому же пути – от точечных актов доброй воли монархов и богатейших людей к организованным профессиональным институтам. Одним из первых таких фондов стало «Общество содействия успехам опытных наук и их практических применений», созданное в 1909 году вологодским купцом первой гильдии Христофором Семеновичем Леденцовым. Задача общества формулировалась так: «При наименьшем капитале принести возможно большую пользу большинству».

На средства общества были построены и оборудованы лаборатория физиолога Ивана Павлова в Санкт-Петербурге, аэродинамическая лаборатория изобретателя Николая Жуковского при Мос­ковском университете и другие научные институции. Благодаря этому были сделаны многие открытия. Например, изобретен активированный уголь и первый эффективный противогаз. То есть, по сути, создана система отбора стартапов. Причем взятые под попечение перспективные разработки не только финансировались, но и доводились до производства. Общество Х. С. Леденцова стало пионером системного меценатства в России.

Научное меценатство как системная практика

Для того чтобы понять, как устроено научное меценатство и как меценаты прямо сейчас влияют на развитие науки, рассмотрим его на одном примере из медицины – области неврологии. Сегодня это направление является одним из самых актуальных, капиталоемких и насыщенных по количеству, спектру исследований и разработок.

Большинство меценатов здесь финансируют исследования, направленные на поиск новых методов лечения и диагностики неврологических заболеваний. Среди них назову актера Майкла Дж. Фокса, страдающего болезнью Паркинсона. Его фонд финансирует исследования и образовательные программы в области болезни Паркинсона, Альцгеймера и других неврологических заболеваний.

Другой известный меценат в области неврологии – Марк Цукерберг, вложивший миллионы долларов в проект, известный как «Инициатива Чан – Цукерберга» (Chan Zuckerberg Initiative). Он вкладывает средства в разработку новых методов лечения неврологических заболеваний. А также в проект «Нейрохаб» (Neurohub), цель которого – создание новых технологий для лечения неврологических болезней.

Еще одно громкое имя в этом ряду – Билл Гейтс. Несколько лет назад он выделил 50 млн долларов на исследования болезни Альцгеймера и вместе с группой инвесторов вложил 30 млн долларов в Diagnostic Accelerator – фонд «венчурной благотворительности» для ранней диагностики болезни Альцгеймера.

Присоединиться к открытию

Для совершения научного открытия в медицине необходимо взаимодействие клинических и фундаментальных исследователей. Первые изучают методы лечения и профилактики болезней, вторые пытаются понять, как устроен человек и что происходит при нарушении работы организма. Но в любом случае ученые движутся к цели поэтапно, и на каждом этапе меценаты могут внести свой вклад в то или иное исследование.

Приведу пример. От повышенного артериального давления страдают миллионы людей. Это состояние неблагоприятно влияет не только на сердце, сосуды, но и другие органы, в том числе на головной мозг. Для того чтобы выявлять эти нарушения на ранней стадии и предотвращать их, ученым было необходимо понять, какие именно изменения происходят в мозге. Эксперты из Научного центра неврологии, ведущего российского научно-исследовательского и лечебно-диагностического центра, предположили, что дело в изменении синтеза определенных белков. Для проверки этого требовалось провести исследование на специальной линии лабораторных крыс. Эти животные стоят дорого, и госфинансирования оказалось недостаточно. Помощь меценатов позволила оперативно приобрести дополнительную партию животных и продолжить исследование.

Привлечение ресурсов для развития науки невозможно без четкого понимания того, кто именно выполняет исследование. Меценаты должны быть уверены в качестве научной экспертизы, репутации конкретного ученого или научного коллектива. Иными словами, для успешной работы фонда критически важно правильно выбрать научного партнера и проект для финансирования.

Тот же Научный центр неврологии – к слову, партнер нашего фонда – это ведущее фундаментальное исследовательское учреждение в сфере неврологических наук в России. Здесь имеется обширная клиническая база и можно проверить разработки на практике. Ведь до того, как изобретение получит патент или начнется промышленный выпуск препарата, их безопасность и эффективность нужно доказать, проведя испытания сначала на здоровых добровольцах, а затем – на пациентах. Как раз этот этап особенно сложен и затратен, и здесь поддержка меценатов особенно необходима.

Встретить динозавра

Одна из отличительных черт науки, а особенно медицинской, заключается в том, что ни одно научное исследование не приносит мгновенных результатов. От возникновения у ученых прорывной идеи о том, как можно вылечить болезнь, до появления в ближайшей аптеке эффективного лекарства могут пройти годы. А для того чтобы пройти все этапы – от зарождения идеи до постели больного, – необходима поддержка, и не только государства, но и меценатов.

Любому научному прорыву предшествует длительный процесс, череда проб и открытий. Но, как и в бизнесе, здесь нет гарантий: идея может не сработать, а исследование – зайти в тупик, и научному коллективу придется все начинать сначала.

Как говорят ученые, можно «за поворотом встретить динозавра», и от этого никто не застрахован. Меценат должен быть готов к риску и обладать особой смелостью, настойчивостью и верой в выбранный им коллектив ученых или проект. Как и в то, что системная поддержка научных исследований принесет свои плоды, впрочем, как и ученый, вместе с которым он участвует в этом благородном деле.


Алексей Гнедовский, соучредитель фонда ФРОНТМЕД, генеральный директор ИК «ВЕЛЕС Капитал»



17.10.2023

Источник: WEALTH Navigator

Комментарии (1)

Small
Геннадий Филиппов 30.12.2023 02:53

Я, врач-психотерапевт, разработал излечивающую инновацию хронических и неизлечимых болезней. Есть прекрасные результаты помощи при ряде тяжёлых болезнях. Обращался во все уровни медицинской власти с предложением мои результаты помощи проверить. Везде отказали. Почему? Вся медицина контролируется фарм.бизнесом США, которому излечение болезней абсолютно не выгодно. У себя в Архангельске подал в суд на медицинское и научное руководство области. Суд в иске отказал. Ниже размещено решение суда.
УИД: 29RS0018-01-2023-004184-45
Всего по запросу найдено - 1.
Суд Номер дела Дата поступления Информация по делу Судья Дата решения Решение Судебные акты
Октябрьский районный суд г. Архангельска 2-3343/2023 ~ М-2645/2023 15.09.2023 КАТЕГОРИЯ: Прочие исковые дела →прочие (прочие исковые дела)
ИСТЕЦ(ЗАЯВИТЕЛЬ): Филиппов Геннадий Аркадьевич
ОТВЕТЧИК: Министр здравоохранения Архангельской области Герштанский Александр Сергеевич, Ректор Северного Государственного медицинского университета Горбатова Любовь Николаевна Акишина Е.В 21.11.2023 ОТКАЗАНО в удовлетворении иска (заявлении, жалобы)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз




Изнанка провидца

08.12.2023 Savoir Vivre HNWI

13
 

Пилоты частного Gulfstream IV не раз с изумлением наблюдали, как владелец этого бизнес-­джета размером с коммерческий лайнер и по совместительству один из самых богатых людей в мире, приехав на взлетное поле за рулем машины, сам доставал чемоданы из  багажника, чтобы передать их экипажу. На свои 30 млрд долларов он мог бы купить тысячу таких джетов, но мало что нравилось ему больше, чем бесплатная рубашка для гольфа, подаренная хорошим другом. Большую часть времени он проводил в своей родной Омахе, его будни проходили вокруг заседаний совета директоров и поездок к друзьям, – эти события были неизменны и регулярны, как фазы Луны. Этот мужчина в неприметном сером костюме, который топорщится жесткими складками, – легендарный Уоррен Баффетт. Недавно в издательстве «Бомбора» вышла посвященная ему книга «Баффетт. Биография самого известного инвестора в мире». Примечателен не только главный герой, но и автор – Элис Шредер не писатель, а финансовый аналитик. Шесть лет она изучала акции Berkshire Hathaway и все эти годы интервьюировала Баффетта. Результатом стало довольно откровенное жизнеописание, которое рисует внутренний мир Баффетта едва ли не столь же выпукло, как И картину его финансов и инвестиционных стратегий. С разрешения издательства WEALTH Navigator воспроизводит фрагмент этой книги.