Фавориты Кремниевой долины


Людмила Пантелеева — о том, почему миллионы американцев кладут средства на благотворительные счета.

22.11.2023





В своей прошлой публикации я рассказывала о таких инструментах долгосрочной филантропии, как эндаументы, или фонды целевого капитала – именно так они называются в российском законодательстве. Это фонды, активы которых обязательно инвестируются, а заработанная прибыль идет на поддержку тех или иных организаций. При этом сама пожертвованная сумма (или «тело капитала») не расходуется. Поэтому их часто называют «вечными капиталами».

Такие фонды позволяют благотворительному фонду, школе, вузу или какой-либо другой некоммерческой организации, нуждающейся в финансовой поддержке, наладить регулярный приток средств на свою текущую деятельность и развитие на годы вперед. Этот механизм повсеместно используется в мире, но пока сравнительно экзотичен в России.

В этой связи полезно взглянуть на зарубежный опыт. Например, в США похожие фонды (но с возможностью расходования «тела капитала») создаются в формате donor-­advised funds, сокращенно – DAF. Это зонтичное решение позволяет каждому желающему создать свой собственный аналог эндаумента, буквально не вставая с дивана, а главное – не создавая для этого никаких организаций, где этот эндаумент, или целевой капитал, должен быть сформирован. Неудивительно, что количество благотворительных счетов в этой стране уже перевалило за 1,3 млн и продолжает стремительно расти.

Создав на нашем рынке зонтичный эндаумент-фонд, мы перенесли похожую демократичную форму благотворительности на российскую почву. Ее суть – полностью готовая для благотворительности донора инфраструктура, профессиональная поддержка и консультации по всем вопросам, а также помощь в публичном продвижении самого эндаумента и, при желании, его основателей. Теперь создать свой эндаумент – дело нескольких дней, а не месяцев.

Что такое DAF?

DAF (donor-­advised fund, «фонд, рекомендуемый донором») – это благотворительный инвестиционный счет, в интересах доноров управляемый общественной благотворительной организацией, которая называется спонсором. Донор жертвует на свой DAF-счет, открытый в спонсирующей НКО, свои активы (это могут быть деньги, акции или недвижимость) и, как следует из названия, рекомендует, в пользу каких благотворительных организаций следует распределять средства, включая полученный от их инвестирования доход. DAF часто создаются при финансовых и инвестиционных группах, занимающихся управлением активами.

В основе концепции DAF – очень удобная для доноров зонтичная модель и готовая платформа НКО-спонсора, обеспечивающая полное администрирование, инвестирование и распределение средств. Жертво­вателю остается только внести средства и определить благополучателя. Или же спонсирующая организация DAF может сама посоветовать надежные НКО по тому или иному направлению поддержки, предоставляя регулярный полный отчет о расходовании средств. Как и в случае с пожертвованиями в некоммерческую организацию или благотворительный фонд, средства передаются в DAF на безвозвратной основе.

Таким образом, DAF предоставляют более гибкую и удобную альтернативу прямым пожертвованиям в НКО или благотворительный фонд и уж тем более – созданию собственного фонда.

Как на дрожжах

Первый DAF был создан организацией New York Community Trust в 1931 году, следующий подобный фонд – в 1935 году. С тех пор эту услугу начали активно продвигать управляющие компании, образовательные учреждения и благотворительные организации. Но настоящий бум DAF пришелся на последние годы после изменения налогового законодательства.

По данным исследования американской некоммерческой организации National Philanthropic Trust, в конце 2021 года в США было открыто почти 1,3 млн благотворительных счетов в DAF, на которых было размещено 234,1 млрд долларов. По сравнению с предшествующим годом количество счетов увеличилось на 27,6%, а объем активов под управлением – на 39,5%.

Размер пожертвований в фонды вырос на впечатляющие 46,6%, с 49,6 млрд долларов в 2020 году до 72,7 млрд в 2021‑м. Количество предоставленных фондами грантов увеличилось на 28,2%, с 35,7 млрд долларов в 2020 году до 45,7 млрд в 2021‑м. Доля выплат благополучателям (соотношение грантов, выплаченных всеми DAF в текущем году, к размеру их совокупных активов предшествующего года) в 2021 году достигла рекордного уровня за всю историю, составив 27,3%. Всего же за последнее десятилетие объем финансирования благотворительных организаций со стороны DAF вырос более чем на 400%.

Почему их так много?

Факт передачи активов в DAF предоставляет право на немедленный налоговый вычет. При этом сами активы могут находиться под управлением DAF до тех пор, пока донор не определится с целями поддержки и не захочет наконец распределить активы на благотворительность. Это особенно выгодно для состоятельных людей, которые в принципе хотят заниматься благотворительностью, но пока не имеют конкретных планов и хотят получить налоговый вычет уже сегодня.

Налоговый вычет при пожертвовании в DAF больше, чем при пожертвовании в благотворительный фонд. В случае передачи в DAF денежных средств донор может рассчитывать на возврат до 60% налога на скорректированный валовой доход, а в случае пожертвования акций или недвижимости – до 30%. Это выгоднее, чем жертвовать непосредственно в некоммерческие организации, – в этом случае можно будет вернуть до 30% при денежных пожертвованиях и до 20% – при передаче акций.

DAF не обязаны распределять средства благотворительным организациям в какие-либо сроки, тогда как частные фонды должны распределять не менее 5% активов каждый год. Кроме того, через DAF можно делать анонимные пожертвования, и ни фонд, ни организация-­благополучатель не узнает, от кого были получены деньги.

Немаловажна и простота открытия счета. Приложения для мобильных устройств ряда спонсоров DAF позволяют открыть благотворительный счет и перевести на него средства в несколько кликов, буквально не вставая с дивана. Это не идет ни в какое сравнение с усилиями, издержками и сроками, необходимыми для создания собственного благотворительного фонда.

Из США операционная модель DAF распространилась и в другие страны. Подобные фонды появились даже в Китае.

Любимцы миллиардеров

Нигде рост пожертвований в DAF не был столь поразительным, как в Кремниевой долине. Среди миллиардеров, открывших DAF-счета только в одной спонсирующей организации, Silicon Valley Community Trust (управляет активами на 13,7 млрд долларов), – Марк Цукерберг из Facebook (принадлежит признанной в РФ экстремистской и запрещенной корпорации Meta), Рид Хастингс из Netflix, Джек Дорси из Twitter, Сергей Брин из Google, Ян Кум и Брайан Эктон из WhatsApp и Пол Аллен из Microsoft.

Если филантропы прошлого создавали собственные фонды или семейные трасты и нанимали профессиональные управляющие команды, современных миллиардеров привлекают скорость, эффективность и простота открытия благотворительных счетов в DAF. И, конечно, налоговые льготы, которые можно получить сразу после передачи активов в фонд. Одна из популярных стратегий, которую используют многие миллиардеры, владеющие крупными пакетами акций своих компаний, – передача в DAF растущих в цене акций, чтобы избежать уплаты налога на прирост капитала.

Обращение в Silicon Valley Community Trust после внезапного финансового успеха технологических предпринимателей стало своего рода признаком хорошего тона. В декабре 2012 года, всего через несколько месяцев после того, как Facebook стала публичной компанией, Марк Цукерберг пожертвовал фонду акции Facebook на 500 млн долларов. В 2014 году, вскоре после того, как Facebook приобрела WhatsApp за 19 млрд долларов, его основатели Ян Кум и Брайан Эктон пожертвовали фонду в общей сложности 846 млн. В обоих случаях создание DAF позволило донорам получить существенные налоговые преимущества именно тогда, когда они больше всего в этом нуждались.

В 2020 году фонд Chan Zuckerberg DAF, названный в честь основателя Facebook и его жены Присциллы Чан, также обслуживаемый в Silicon Valley Community Trust, выделил 300 млн долларов двум НКО, призванным обеспечить безопасное и надежное голосование на президентских выборах 2020 года.

Из сравнительно свежих примеров – пожертвование Илоном Маском акций Tesla на сумму 5,7 млрд долларов и открытие DAF-счетов бывшей женой основателя Amazon Джеффа Безоса Маккензи Скотт. Она уже пожертвовала через них более 14 млрд долларов более чем 1,6 тыс. некоммерческих организаций.

Анонимность пожертвований также подталкивает некоторых доноров к использованию DAF вместо традиционных пожертвований в благотворительные фонды. В этом году, например, стало известно о том, что анонимный донор перевел через DAF, спонсируемый тем же Silicon Valley Community Trust, 10 млн долларов в Archewell Foundation – благотворительный фонд принца Гарри и Меган Маркл. Тем самым загадочный донор обеспечил 77% сборов благотворительного фонда – всего Archewell удалось собрать 13 млн.

Под огнем критики

Особенности DAF, позволившие вовлечь в системную благотворительность миллионы американцев, одновременно стали и предметом критики. Критикуют в DAF четыре вещи:

  • высокие налоговые льготы;
  • тот факт, что налоговые льготы предоставляются «авансом», до фактического распределения средств;
  • отсутствие ограничений по минимальному объему распределения средств доноров;
  • непрозрачность и отсутствие необходимости отчитываться по пожертвованиям.

Сторонники DAF говорят, что эти фонды сделали филантропию доступной каждому, поскольку такие счета просто создать и люди, которые используют DAF для пожертвований, более щедры, чем те, кто создает семейные фонды. Однако критики утверждают, что DAF олицетворяют худшие проявления современной филантропии – систему гарантированных льгот для богатых и неопределенности для всех остальных.

В отличие от традиционных решений, семейных фондов, которые должны распределять 5% своих активов каждый год и были исторически основным способом, которым богатые доноры помогали обществу, DAF не имеют ограничений по распределению средств. А значит, миллиарды долларов, выделенные на благотворительность, могут осесть на этих счетах на десятилетия. Доноры могут ничего не делать с этими средствами всю жизнь и оставить DAF-счет под управление наследникам. А поскольку спонсоры DAF не обязаны отчитываться, каким фондам была направлена помощь, невозможно понять, сколько средств частные доноры выделяют НКО.

По мнению критиков, проблема в том, что жертвователи получают налоговые льготы сразу, а средства, с которых не были уплачены налоги, замораживаются в фондах на неопределенное время, вместо того чтобы направиться нуждающимся в помощи уже сегодня. Не может позаботиться о нуждающихся и недополучившее налогов государство.

А что в России

Российское законодательство не предусматривает создание аналогов DAF. Однако зонтичная модель, основанная на предоставлении платформы для совместной благотворительности, законом не запрещается и находится вполне в русле мировых тенденций – стремительного развития экономики совместного использования (shared economy).

Эндаументы, как и DAF, можно отнести к накопительным механизмам филантропии. Они позволяют аккумулировать средства «на черный день», когда поток пожертвований уменьшится, а потребности в финансировании возрастут. Например, в 2020 году остро встала проблема помощи в связи с пандемией COVID‑19, а вызванный ею экономический спад ограничивал возможности для новых пожертвований. В такие кризисные периоды особенно заметна польза эндаументов и DAF как механизмов системной поддержки некоммерческого сектора.

Именно поэтому мы создали эндаумент-фонд как зонтичную платформу, объединяющую преимущества эндаументов и DAF – системность поддержки плюс удобство создания и управления. Наша модель, как и в случае с DAF, отличается простотой и низкой стоимостью открытия благотворительного счета-­эндаумента. По аналогии со спонсирующей организацией DAF платформа берет на себя все технические и организационные вопросы, консультирование по вопросам филантропии, отчетность. Донору остается внести средства, придумать название своему эндаументу и определить получателей помощи.

Это решение особенно удобно для небольших и средних размеров капиталов, когда комиссия за создание и управление эндаументом на зонтичной платформе оказывается в несколько раз меньше затрат на создание эндаумента как отдельной некоммерческой организации. На нашей платформе уже созданы эндаументы в сфере образования, непрофессионального спорта и поддержки памятников истории и архитектуры. Надеюсь, что зонтичная модель будет способствовать популяризации целевых капиталов и сделает этот инструмент доступным всем потенциальным филантропам и меценатам.


Людмила Пантелеева, директор эндаумент-фонда «Филантроп»



22.11.2023

Источник: WEALTH Navigator


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз




Изнанка провидца

08.12.2023 Savoir Vivre HNWI

13
 

Пилоты частного Gulfstream IV не раз с изумлением наблюдали, как владелец этого бизнес-­джета размером с коммерческий лайнер и по совместительству один из самых богатых людей в мире, приехав на взлетное поле за рулем машины, сам доставал чемоданы из  багажника, чтобы передать их экипажу. На свои 30 млрд долларов он мог бы купить тысячу таких джетов, но мало что нравилось ему больше, чем бесплатная рубашка для гольфа, подаренная хорошим другом. Большую часть времени он проводил в своей родной Омахе, его будни проходили вокруг заседаний совета директоров и поездок к друзьям, – эти события были неизменны и регулярны, как фазы Луны. Этот мужчина в неприметном сером костюме, который топорщится жесткими складками, – легендарный Уоррен Баффетт. Недавно в издательстве «Бомбора» вышла посвященная ему книга «Баффетт. Биография самого известного инвестора в мире». Примечателен не только главный герой, но и автор – Элис Шредер не писатель, а финансовый аналитик. Шесть лет она изучала акции Berkshire Hathaway и все эти годы интервьюировала Баффетта. Результатом стало довольно откровенное жизнеописание, которое рисует внутренний мир Баффетта едва ли не столь же выпукло, как И картину его финансов и инвестиционных стратегий. С разрешения издательства WEALTH Navigator воспроизводит фрагмент этой книги.