Панацея от кредитора


Как возвести вокруг своих активов крепостные стены? Какой след в английском праве оставили крестоносцы и чем их наследие может пригодиться российским миллионерам и миллиардерам? Ответ на первые два вопроса известен – это траст. Дмитрий Кленов добавляет исторических деталей и дает подробный ответ на третий, самый главный вопрос.

28.06.2010




Img_0005
Дмитрий Кленов

партнер UFG Wealth Management

Человек смертен, внезапно смертен

Совсем недавно один из постоянных членов списка Forbes Владимир Потанин заявил о желании передать в обозримом будущем свое состояние на благотворительность. Этот факт говорит о том, что владельцы бизнес-империй начинают задумываться, о том, как будут работать их деньги в течение жизни нескольких следующих поколений. Представить подобное 10 лет назад было сложно, в те времена многие состоятельные люди еще формировали свой капитал, и размышлять о передаче его по наследству не хватало времени.

Конечно, построить успешный бизнес трудно, сохранить его на плаву и оставаться всегда в лидерах еще сложнее. А передать по наследству? Или выстроить механизм успешного бизнеса в перспективе 50 или даже 100 лет? Для молодых экономик характерен бурный рост, харизматичные лидеры, стремительное накопление капитала, однако после его формирования наступает куда более требовательная к менеджменту и стратегии фаза развития. При этом экономики Запада уже давно прошли данный этап, а значит, выработали инструменты, позволяющие снизить сопутствующие риски.

Английский след

Зрелость любой экономики можно оценить по степени развития юридической техники. Ведь любые деловые взаимосвязи распадутся, если не существует действенного механизма их закрепления и принудительного восстановления. Недаром многие сделки на российском рынке проводятся по английскому праву, так как любой юрист имеет уникальный набор инструментов для регулирования любых отношений. Представьте себе двух мастеров, которые собирают автомобиль, только у одного, кроме отвертки, ничего нет, а у второго – полный набор профессиональных инструментов. Кто сделает работу лучше? Конечно, все зависит от мастерства, но при прочих равных ответ очевиден. Вот так и в праве.

Возвращаясь к английской системе, хотелось бы остановиться на одном из ее уникальных изобретений – трасте. Многие задумываются о форме долгосрочного хранения своих активов. Кто-то пытается ее изобрести, как тот мастер с отверткой, другие же обращаются к уже давно разработанным и применяемым механизмам.

Траст как институт зародился в средневековой Англии в период крестовых походов. Отправляясь в поход, рыцари передавали свои земли в управление другому лицу с условием, что все действия продолжат осуществляться в пользу их жен и детей, а после возвращения крестоносца земли будут ему возвращены. Доверительный управляющий признавался законным собственником земли, что приводило к частым отказам возвращать земли. Тогда крестоносцы обращались в суд, который признавал за ними и их семьями бенефициарное право на землю. К началу XVI века такая конструкция получила широкое распространение, так как уже тогда использовалась в качестве механизма налоговой оптимизации – бенефициарные собственники, в отличие от юридических, не платили земельный налог. Сложившаяся ситуация не устраивала короля Англии – Генриха VIII, и в 1535 году он издал закон, в котором бенефициарные права приравнивались к юридическим и фактическим собственником земли признавался бенефициар, обязанный платить налог. Но юристы того времени нашли способы обойти вердикт, что и привело к появлению понятия «траста» в его современном значении.

Структура траста состоит из нескольких обязательных элементов, включающих в себя учредителя, трастового управляющего и бенефициаров. При создании траста его учредитель передает активы управляющему, который впоследствии распоряжается ими в интересах бенефициаров. При этом право собственности на активы переходит к трастовому управляющему. Для подстраховки в трасте возможен протектор – это лицо, назначаемое учредителем для соблюдения прав бенефициаров и имеющее право вето на решения управляющего.

Российская действительность

Траст сегодня – универсальный механизм долгосрочной защиты активов. Каждый учредитель траста преследует собственные цели при его создании, так, например, небезызвестный ЮКОС прежде всего защищал активы от потенциальных требований кредиторов и госорганов. История о трасте владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева попала в прессу в связи с тем, что в данном случае траст служил в качестве защиты активов в случае развода. Бизнесмен Федор Хорошилов использовал траст для сокрытия средств от кредиторов. Таким образом, траст защищает как корпоративные, так и частные интересы.

Если посмотреть на известные случаи использования траста в современной России, становится очевидно, что на сегодняшний день он стал не только самым стабильным инструментом владения активами, но и самым конфиденциальным. За последние 10 лет российские граждане создали тысячи трастов, однако информация о них становится известна только тогда, когда дела доходят до суда, в противном же случае траст остается абсолютно конфиденциальным механизмом владения.
Крупнейшие состояния Нового Света принадлежат трастам. Как правило, они были сформированы несколько веков назад и выжили благодаря правильному управлению и соблюдению баланса интересов между несколькими поколениями. Так, например, Роберт Прицкер, создатель отелей Hyatt, учредил траст в пользу детей и внуков, передав в него активов на 7,6 млрд долларов. После смерти основателя налоговые органы США безуспешно пытались взыскать более 100 млн долларов налогов, удовлетворившись в итоге 9,5 млн, уплаченными в результате мирового соглашения между семьей и налоговыми органами. Основатель банка J.P. Morgan также предпочел оставить свое наследство в трастах, но упростил задачу своим потомкам и самостоятельно разделил состояние между несколькими трастами, в том числе и благотворительными.

Владеть или не владеть

Особенностью траста является то, что его учредитель и бенефициар не имеют права собственности на активы траста. Эта характерная особенность, которая отличает траст от других аналогичных инструментов, делает защиту активов абсолютной. Ведь крайне сложно отобрать то, что вам не принадлежит. С другой стороны, учредителю, как правило, сложно смириться с вынужденной потерей права собственности на передаваемые активы, в результате чего возникают фиктивные трасты. Фиктивный траст отличается от реального тем, что его учредитель не имеет намерения создать траст как таковой, а намеревается создать лишь его видимость. Это может выражаться в юридических ограничениях трастового управляющего, а также в фактическом контроле над активами траста или тем же управляющим. Стоит отметить, что около 90% всех трастов могут быть признаны фиктивными. Эта пугающая величина – результат отождествления траста и простой офшорной компании. Многие офшорные администраторы предлагают создать траст быстро и по разумной стоимости. При этом редко кто из них удосуживается в деталях рассказать об особенностях управления и администрирования траста. Вам предлагается купить нечто, что по гарантиям близко к офшорной компании, а по защите активов является трастом. Однако такого просто не существует. Вы либо теряете право собственности на активы, либо нет. Или вы контролируете действия трастовых управляющих, или нет.

Также стоит отдельно сказать и про стоимость траста. Если вам предлагают траст за 5 тыс. долларов, то, вероятно, это как раз аналогия офшорной компании. Создание траста – юридический процесс, оценивающийся в каждом отдельном случае, и его стоимость зависит от того, кто является учредителем, какие активы передаются в траст, есть ли протектор и так далее. Стоимость создания такого траста не может быть ниже 15 тыс. долларов.

Выбирая механизм для владения активами, каждый ставит разные цели: одним необходима абсолютная защита, другие задумываются о наследственных отношениях, третьих заботит конфиденциальность. Траст – это один из инструментов, на протяжении веков доказывающий свое право на существование, а его широкое применение в развитых странах указывает на надежность такого варианта. Однако при принятии решения необходимо учитывать и специфические особенности механизма, которые, с одной стороны, и делают его уникальным, с другой – обеспечивают создателю независимое развитие капитала на протяжении нескольких поколений.



28.06.2010


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







"Одиссей против хорьков" Георга фон Вальвица


Wallwitz_print
 

«Финансовые рынки были и остаются миром, лишенным полутонов, миром кричаще громким, зачастую сверх всякой меры. В этом есть определенная свобода, которую равным образом ценят и горностай, и Одиссей. Вид павших товарищей или падающих курсов повергает их в глубокое отчаяние, но, если к тому благоволит судьба, они не преминут закатить щедрый пир или иным образом продемонстрировать свою мощь и власть». SPEAR’S Russia публикует отрывок забавной (а местами не очень забавной) книги немецкого финансиста, любезно предоставленный издательством Ad Marginem Press. Книга вышла в рамках совместной издательской программы с музеем современного искусства «Гараж», переводчик – Татьяна Зборовская. Немецкий оригинал был впервые опубликован в 2011 году.



На стыке двух миров


1-01-01
 

Использование российским бизнесом судов британской юрисдикции для разрешения коммерческих споров входит в широкую практику. Но вместе с известными преимуществами подобный подход нередко несет в себе и существенные риски, чреватые чувствительными потерями или упущенной выгодой. В начале августа в непринужденной обстановке одного из московских ресторанов состоялась неформальная встреча топ-менеджеров и владельцев собственного бизнеса, организованная юридической группой PARADIGMA совместно с Jaguar Land Rover. В ходе нее юристы компании рассказали о коллизиях, возникающих на поле трансграничного права, а также об инструментах юридической защиты и нападения, используемых в интересах клиентов в подобных разбирательствах. Самые запоминающиеся моменты выступлений, выдержанных в стилистике «охотничьих рассказов» на примерах реальных дел PARADIGMA, выслушал и записал Владимир Волков.