Неподвижные картинки


На рынке, где традиционно господствуют рисунки, живопись и скульптуры, фотография незаметно превратилась в хороший инструмент для инвестиций. Через несколько дней в Европе начнется череда ярмарок фотоискусства, а на следующей неделе в России появится первый фонд, созданный для инвесторов в этот пока экзотический актив.

17.11.2010





Фотоискусство в минусе

Сегодня средства, вложенные в фотографию, приносят около 7% всего мирового дохода от продажи contemporary art. Результаты аукционов, занимающихся этим видом визуального искусства, показывают 1300-процентную прибавку с конца 1990-х годов.

Сегмент фотографии привлекателен тем, что работы звезд здесь менее дороги, чем в области современных живописи и рисунка, и, к тому же, важен факт легкого, удобного для хранения носителя.

Во время кризиса 2008-2009 годов коллекционеры потратили меньше, чем обычно, сокращая расходы (–11% по сравнению с 2006-2007 годами по оценке Artprice.com). Существенно пострадал и рынок фотографии, рассказал PBWM.ru управляющий директор Skate’s Art Market Research Сергей Скатерщиков, – во многом повторяя тренд современного искусства, здесь произошло резкое сужение спроса и испарение ликвидности. Этот процесс начался осенью 2008 года и не закончился по сей день.

«Даже на фоне резкого положительного улучшения конъюнктуры на арт-рынке в 2010 году (на ноябрьских торгах были зафиксированы десятки сделок с положительной двузначной годовой доходностью по повторным продажам работ импрессионистов и модернистов), рынок фотографии остается «в спячке»», – отмечает Скатерщиков.

Лучшим «бенчмарком» мирового рынка фотографии считается динамика стоимости чистых активов (СЧА) австрийского Art Photography Fund – с начала года СЧА фонда выросла на 3,9% (в евро) на фоне почти 100-процентного роста Skate’s Art Stocks Index (индекс инвестиций в предметы искусства) за тот же период.

Второй индикатор рынка фотографии (динамика курса акций немецкого архива фотографии CameraWork) рисует еще более грустную картину –16,6% с начала года в евро.

Пользуясь недостатком ликвидности на рынке, некоторые крупные инвесторы решили воспользоваться моментом и сформировать крупные коллекции фотографии. Наиболее интересным примером является арт-фонд (ЗПИФ) «Собрание.Фотоэффект», зарегистрированный управляющей компанией «Лидер» в августе этого года. Первоначальная подписка на фонд закрывается 29-го ноября, после чего он станет наглядным индикатором инвестиционного спроса на фотографию на российском рынке, отмечает Скатерщиков.

ФСФР внесла фонд художественных ценностей, к которому относится и первый российский фонд фотографии, в перечень видов инвестиционных фондов и ПИФов в конце июля 2009 года. На средства такого фонда можно приобретать картины, рисунки, скульптуру, кино- и фотодокументы, художественные композиции из любых материалов, марки, иконы, монеты, музыкальные инструменты, и многое, относящееся к понятию «искусство». Есть правило, согласно которому произведение искусства, купленное ПИФом, должно находиться в России и являться движимым имуществом.

Сезон фотораспродаж

Октябрьские торги трех ведущих аукционных домов (Christie’s, Sotheby’s и Phillip’s de Pury&Company) показали, что интерес к фотографии начинает оживать, а за произведения классиков жанра покупатели готовы платить значительно дороже. Три четверти лотов было распродано. Хитами стали портрет Пабло Пикассо Ирвинга Пена (182 тыс. долларов), репринт работы Роберта Франка «U.S. 90, En Route to Del Rio, Texas», который был продан вдвое дороже эстимейта за 215 тыс. долларов, «Wind Fire» и «Thérèse Duncan on the Acropolis» Эдварда Стейчена (115 тыс. долларов), «Tetons and the Snake River» работы Энсела Истона Адамса (270 тыс. долларов) и дагерротип Жозефа-Филибера Жиро де Праньи «261. Paris Etude de plantes» (195 тыс. долларов).

Много относительно более свежих фотографий было продано в Лондоне на аукционах современного искусства. В частности, работа немецкого фотографа Андреаса Гурски «Pyongyang IV» («Пхеньян IV», 304,5×207 см) была продана за 1,7 млн долларов, удвоив эстимейт. Фактически работа прибавила в цене полмиллиона долларов с последней продажи в феврале 2008 года. Это особенно радует в преддверии самого грандиозного события в мире фотографии – парижской ярмарки фотоискусства.

В этом году Paris Photo пройдет 18-21 ноября, в ней примут участие 120 галерей из 25 стран. В рамках мероприятия будут открыты выставки известнейших фотографов: таких, как венгерский, французский и американский мастер Андре Кертеш (галерея Jeu de Paume, выставка продлится до 6 февраля 2011 года), Лари Кларк (Национальный музей современного искусства, до 2 января 2011 года) и Гарри Каллахан (галерея фонда Анри Картье-Брессона, до 19 декабря 2010 года).

Одновременно примерно 200 выставок будут организованы в рамках Photo-OFF Month, а аукционные дома готовятся к марафону распродаж: сначала 19 ноября Sotheby’s начнет свою Photography sale, где будут выставлены и старые, и современные работы фотохудожников. На следующий день Christie’s откроет аукцион по продаже работ фотографа с русскими корнями Ричарда Аведона, представленных фондом его имени. А 21 ноября этот дом проведет два аукциона, посвященных старой и современной фотографии.

«На российском рынке фотографии пока нет влияния инвесторов за исключением нескольких десятков продаж известных изображений, – говорит основатель галереи pop/off/art Сергей Попов. – Я бы поделил наш рынок на три сегмента. Первый – уникальные старые отпечатки со сложившимися ценами и уже сформированными в 1980-90-е годы коллекциями, покупка и перепродажа этих коллекций может быть интересна в том числе инвестфондам. Второй – молодой рынок новой тиражной фотографии, на которую даже у галерей (в Москве уже семь-восемь фотогалерей) не так много клиентов-коллекционеров, этот рынок только формируется, а большинство работ вообще находится либо у авторов, либо у наследников. Третий – новые имена, работы которых можно покупать с перспективой долгосрочного роста цены. Такими авторами можно назвать Александра Гронского (дважды лауреат премии Кандинского) и, например, Григория Майофиса».



17.11.2010

Источник: PBWM

Комментарии (1)

Костя 18.11.2010 17:16

Риск проиграть в таких инвестициях велик - не знаешь, что "выстрелит". Даже экспертов по сути нет. Если работу уже берут музей - это не формирующийся рынок, а если она пока нигде не котируется - кто оценит ее перспективу?


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз



Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.