Девушка на миллион


Полотно Валентина Серова «Портрет Марии Цетлин» стало самым дорогим лотом в истории русских торгов. 24 ноября в Лондоне Christie’s продал картину за рекордные 9,26 млн фунтов. Софья Корепанова рассказывает об истории создания и провенансе этого серебристого шедевра.

10.12.2014





Конечная цена портрета оказалась вшестеро выше эстимейта – стартовая стоимость составляла 1,5 млн фунтов. Впрочем, аукционный дом возлагал на этот лот большие – и более чем оправдавшиеся – надежды: «“Портрет Марии Цетлин” – это, вне всяких сомнений, самая уникальная работа Серова, которую я когда-либо имел честь держать в своих руках за всю историю работы в Christie’s», – заявил перед началом торгов глава международного отдела русского искусства Christie’s Алексей Тизенгаузен.

Картина была написана в октябре – ноябре 1910 года на вилле супругов Цетлин во французском Биаррице. Разговоры о семейном порт­рете шли еще в 1906 году: Осип Цетлин, будущий свекор Марии, выяснил, что популярный портретист Серов, писавший и царя, и представителей высшего света, берет за работу фиксированную сумму – 5 тыс. рублей – вне зависимости от числа моделей. Он встретился с Серовым в парижском ресторане и попросил написать портрет семейства, художник согласился – и на несколько лет все заглохло. А потом Серов в том же самом ресторане встретил сына Осипа – Михаила – с молодой красавицей Марией. Художник сам подошел к паре и попросил разрешения написать портрет девушки – пообещав, что, если она согласится позировать, он напишет семейный портрет бесплатно. Четыре месяца спустя Мария вышла замуж за Михаила и написала Серову, что согласна позировать.

Серов прибыл в Биарриц, на виллу Les Mouettes, в середине октября 1910 года и сразу попросил хозяйку примерить все ее наряды, чтобы выбрать подходящий для портрета. Остановился он на простом черном платье, украшенном только ниткой жемчуга, – в нем Мария встречала его на станции.

На работу ушло чуть больше месяца. Пока Мария позировала, ее муж читал им вслух; втроем они катались на автомобиле по прибрежным дорогам. В письмах родным и друзьям Серов, правда, жаловался, что постоянные грозы и неспокойное море его нервируют, однако был вполне доволен и своим распорядком дня, и точкой на карте, куда его забросило желание клиентов. Он успел даже съездить на корриду, которая, к слову, его ужаснула.

С натурщицей Серову очень повезло: Мария Цетлин была неординарной представительницей бомонда. Она стала одной из первых женщин в Европе, получивших докторскую степень (была доктором философских наук). В любой точке мира, куда их с мужем забрасывала прихоть или судьба, она собирала вокруг себя художников, поэтов и писателей. В их парижской гостиной бывали Пабло Пикассо, Жорж Брак, Наталья Гончарова и Михаил Ларионов, Райнер Мария Рильке и Илья Эренбург. Последний вспоминал, как по возвращении в Москву в 1917 году они тоже начали проводить такие вечера: «В зиму 1917/18 года в Москве Цетлины собирали у себя поэтов, кормили, поили; время было трудное, и приходили все – от Вячеслава Иванова до Маяковского». Вскоре супруги отправились в Турцию, а потом вернулись во Францию, где также поддерживали эмигрантов первой волны. В 1923 году они выпустили три номера альманаха «Окно», в которых были впервые опубликованы многие произведения Бунина, Куприна, Ремизова, Шмелева, Мережковского, Гиппиус, Бальмонта, Цветаевой, Тэффи. С доклада Цетлина «О литературной критике» началась деятельность литературно-философского общества «Зеленая лампа». В 1941 году из-за угрозы фашистского вторжения они вынуждены были эмигрировать в Америку.

К концу 1920-х годов Мария и Михаил собрали великолепную коллекцию произведений русского искусства: в нее входили полотна таких заметных мастеров, как Наталья Гончарова, Петр Кончаловский, Леон Бакст, Александр Бенуа, Борис Григорьев, Михаил Ларионов и Валентин Серов. До 1959 года большая часть собрания оставалась в семье, а в 1959 году, после смерти мужа, Мария передала картины муниципалитету израильского города Рамат-Ган. Летом 2003 года работы из этой коллекции, включая «Портрет Марии Цетлин», были представлены в Третьяковской галерее, на рынке же картина появилась впервые. Вырученные средства мэрия обещает направить на расширение музея, где выставляется коллекция Цетлинов (сегодня большинство полотен хранится в запасниках).

Стоит отметить, что жители Рамат-Гана отнеслись к продаже шедевра без восторга: была даже подана петиция. Тем не менее торги состоялись – и есть надежда, что благодаря этому публика все-таки увидит оставшуюся часть собрания. 

Атлас

Материалы по теме



Софья Корепанова
10.12.2014

Источник: SPEAR'S Russia #12(44)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.