Синхронизация, конституция и наследство

Как защитить активы и обеспечить преемственность с юристами и без них


Антон Андреев – о ворожбе и фокусах в деле наследственных консультаций, разделе бизнеса и совместно нажитого имущества, о продавцах бутафории и семейных стратегических сессий, а также о юридических оберегах в виде уставов, контрактов, завещаний и фондов.

03.03.2023





Помнящие конец 1980-х и начало 1990-х годов не дадут соврать. В те годы произошел невероятный всплеск разного рода эзотерики. Так я бы одним словом обозначил всю кучу различных шарлатанских практик – от астрологии до экстрасенсов, шаманства и прочего колдовства. Чуть ли не все вдруг ощутили у себя неординарные способности видеть будущее, крутить «рамки», перемещать предметы силой мысли, лечить любые болезни «на клеточном уровне», заряжать зубную пасту на рост зубов, шампунь – на рост волос, вазелин – на счастье, общаться с духами предков, представителями «верхних и нижних миров», покойными знаменитостями, далай-ламой, шаманами африканских племен, инопланетянами и самими собой из других измерений. Книги Кастанеды штудировали до дыр, пытаясь найти «суть» и «просветление» в дебрях наркоманского бреда. Газеты, журналы, радио и телевидение – все печатало и передавало захватывающие истории воскрешений, откровений, явлений, озарений, исцелений, превращений, прохождений сквозь стены, левитации, выходов в астрал и прочие удивительные, невероятные истории и происшествия, которые вдруг стали происходить прямо вот рядом – на соседней улице вчера, в соседнем городе два часа назад, или буквально только что на общей кухне сосед видел черта.

Обсуждали все это в очередях, на кухнях, в автобусах. В еще подвальные, бедненькие «офисы» кооператоров и начинающих бизнесменов приглашали магов, шаманов, гадалок Таро, астрологов и других ценных специалистов. Здесь они уже не совсем за копейки по тем временам предсказывали, отводили, снимали, программировали, давали установки, заговаривали и очищали. Специалисты пели, танцевали, декламировали, транслировали, вступали в контакт, входили в «состояния», говорили на неизвестных языках, бормотали, говорили чужими голосами, тяжело дышали, хрипели, подвывали, а самые «сильные» просто смотрели и многозначительно молчали. Они совершали пассы руками и разными предметами, кружились на месте и перемещались медленно или стремительно, раскачивались, сидели в позе лотоса, изображали животных, впадали в транс, бились в конвульсиях. Наиболее продвинутые просто обедали за счет клиентов, выпивали, забирали деньги и сообщали, что все чудесным образом наладится, но только после 10, 11, 12, 22 или даже 50 – у кого насколько хватало наглости – сеансов.

С тех пор прошло 30 с лишним лет. Появились сотовая связь, интернет, огромные возможности по проверке любой информации, накопился жизненный опыт и опыт ведения дел, заработана репутация, созданы крупные бизнесы, накоплены капиталы.

Но, похоже, мир необучаем. Или в любые времена и при любых обстоятельствах люди хотят «чуда». Недавно мне в Сети попался рекламный текст, в котором утверждалось, что главное для обеспечения «техники безопасности» для партнеров в бизнесе – это некие «замедление и синхронизация» и баланс скорости и замедления.

Магия без разоблачения
Волшебники 1990-х продолжают давать объявления в 2020-х
«Академик белой магии Высшего ранга, Международной Академии наук Вальхаллы Мануэлла Аргунская поможет вам установить духовную связь через тонкие миры с прежними поколениями вашего рода, через глубокую рефлексию заглянуть в глубины вашего подсознания, синхронизироваться с миром вокруг вас, поймать и зафиксировать состояние “здесь и сейчас”, настроиться на позитивные цели, ощутить и принять вашу миссию, раскрыть и синхронизировать ваш потенциал, сохранить важное и отринуть ненужное, обеспечить счастливую жизнь, самосовершенствование и синхронизацию, личностный рост. Вы увидите, как стремительно изменится ваша жизнь, вы будете просыпаться с восторгом от каждого нового дня, вдохновленными и нацеленными прожить его счастливо, в мире и синхронизации со своим внутренним “Я”».

Что же предлагается сделать партнерам по бизнесу для обеспечения его безопасности и успешности? Вот некоторые «инструменты»: саморегуляция, совместно порефлексировать, настроить фокус на «здесь и сейчас», сонастроиться с самими собой и миром, сонастроиться друг с другом, синхронизироваться – тоже друг с другом, потом надо снова, но уже эмоционально-чувственно сонастроиться, прожить тяжелые чувства и переживания, создать связь и близость. Все это для того, чтобы не угробить бизнес в нашем быстром мире и неопределенности, поскольку жить в «расфокусе» очень вредно. В мессенджерах я бы поставил в конце этого предложения закрывшую руками голову и глаза обезьянку.

Из бороды Хоттабыча

Наверное, не надо объяснять, что за специалисты пытаются научить крупных бизнесменов «синхронизироваться и сонастраиваться» на «рефлексирующих сессиях». Кажется, что деловая аудитория по определению обладает иммунитетом к подобным предложениям. Однако есть следующий пример, который тоже поразил мое воображение.

Речь идет об одном клиентском кейсе, который опубликовал работавший над ним консультант. Для начала он слетал одним днем к хайнету в город N, чтобы «реконструировать активы и определить цели членов семьи». Надо сказать, что у клиента большая семья, большой бизнес и большой капитал.

В кейсе консультант подробно указал оценочную стоимость бизнесов клиента, объяснил, что лежит на его иностранных и российских счетах, кто входит в состав семьи, кому и на какие цели и сроки патриарх выделяет деньги. Отметим, что все задачи, в том числе те, которые для клиента и его родных изначально «были неочевидны», решили на одной «семейной стратегической сессии».

А дальше с цифрами и планами на годы вперед (до 40 лет) разложены в открытом доступе планы реструктуризации активов, приобретения клиентом совершенно новых для него навыков по управлению капиталом, обучения детей, дальнейшей их деятельности, формирования личных капиталов, оптимизации налогов, защиты от рейдеров, санкций (все с пояснением механизмов и способов). Здесь и брокерские счета, и криптовалюта, и банки дружественных стран, а главное, капитал должен очень заметно прирасти, укрепиться, защититься от любых рисков и стать максимально пассивно управляемым.

Цифры выглядели потрясающе. Такое впечатление, что старик Хоттабыч выдернул волосок из бороды, «трахтибидохнул», и все задачи клиента, в том числе ранее неочевидные, решились одним днем на раз-два. Можно жить дальше, не ведая забот.

Почему-то, правда, ни слова не было сказано про то, что наследники взрослеют, ищут свой путь в жизни, а главное влюбляются, создают семьи, в которых их супруги и дети начинают влиять на важнейшие жизненные решения. Это, разумеется, мелочь. Зато клиент был осчастливлен страховкой жизни в иностранной страховой компании, что защитила семью от форс-мажора, при этом страховой полис назван практически панацеей и, похоже, единственным инструментом на случай смерти владельца состояния, поскольку иные не упоминаются.

Ну разве что, может, еще таковым мыслится семейная конституция, которую запланировано обсудить на следующей «сессии», примерно через месяц, когда вся реструктуризация должна уже быть завершена. Надо сказать, что этот кейс со стахановским темпом решения проблем был опубликован с согласия клиента, что, конечно, полностью оправдывает общую беспечность.

Юридическое значение

Приведенные примеры выявляют и определяют сразу несколько серьезных проблем. Первым делом у «провайдеров» таких «сервисов» стоит спросить: где в ваших приятных уху и глазу историях упомянут хотя бы один юридический документ?

Давайте посмотрим, ­какие инструменты существуют для оформления наследства и партнерских отношений. Если партнеры ведут бизнес в форме корпоративных юридических лиц, к которым относятся столь привычные нам АО и ООО, то их отношения юридически оформляются в уставах и корпоративных договорах.

Обращаю внимание, что никаких других документов, имеющих юридическое значение, законодательство не предусматривает. А как же «рефлексии на сессии»? Наверное, это приятно, но что в итоге? Получается, что ничего. При этом в рамках «сессий» обсуждается большой объем информации, часто не предназначенной для ушей постороннего. А ведет сессию консультант. Но об этом чуть позже.

Инструментов наследственного планирования в наше время появилось довольно много. Завещание, совместное завещание супругов, составление завещания в присутствии супруга, завещательный договор и даже наследственный фонд. Более того, с марта прошлого года у нас возникла возможность создания частных фондов при жизни владельца состояния, которые преобразуются в наследственные после открытия наследства. Законодатель тем самым устранил существовавшую ранее проблему, когда весь порядок формирования органов фонда и порядок управления им нужно было создать в виде некой модели, закрепить в учредительных документах без возможности проверить, как это все будет работать. Ведь наследственный фонд регистрировался только после открытия наследства. Теперь владелец состояния может решить многие вопросы при своей жизни, лично отладить систему управления фондом, то есть все, как любят делать бизнесмены-харизматики, к коим относятся практически все представители первого поколения российских предпринимателей и их коллег из бывшего Союза.

Говоря о юридических инструментах, не забудем и про старый добрый брачный контракт. Этот документ дает супругам возможность изменить режим своих имущественных отношений относительно предусмотренного законом. Но это не единственное его назначение, он может служить одним из инструментов наследственного планирования, кроме того, он полезен при учете супружеских долей в совместно нажитом имуществе. Напоминаю, дети вырастают, женятся или выходят замуж, а супруги получают доступ к семейным капиталам со всеми вытекающими. Нужно ли считать это проблемой при структурировании семейного капитала и планировании преемственности?

В нашем кейсе в рамках первой «семейной стратегической сессии» ничего из перечисленного не появилось, и на следующей предполагается лишь конституция. Зато были проданы страховки как идеальный инструмент защиты от форс-мажора. (Еще страховые компании платят комиссионные.) Ничего похожего на юридические документы также не упоминается и в примере с «сессиями-рефлексиями».

Конституционное строительство

Не буду комментировать всю идиллическую финансовую картину, нарисованную в этом кейсе, скажу только, что умножение неких сумм на некое количество лет, безусловно, порадует клиентов своей красотой. Но многообразие жизненных сценариев всех участников этой истории таково, что от подобных расчетов толку как от обещания Насреддина научить ишака говорить за 20 лет. Как там пойдет: «шах, ишак или сам Насреддин»? Никакой ответственности консультантов за достижение полученных умножением результатов нет, как нет – опять – ни одного юридического документа.

Кстати, пресловутую «семейную конституцию» среди юридических инструментов, предусмотренных законодательством, мы не найдем. Она, конечно, может помочь настроиться на «общий лад», особенно семьям, члены которых регулярно на виду и занимают свое место в деловой и светской хронике. Объяснить младшему поколению традиции и ценности, благодаря которым достигнуто богатство и признание, а также круг обязанностей и ответственности, которые в связи с этим возникают. Про поведение на людях, про филантропию и благотворительность, про репутацию, обязанности по отношению друг к другу, семье, капиталу. Это красиво. Насколько полезно? Для клана Ротшильдов – безусловно. Для владельца свечного заводика, существующего 30 лет и управляемого его создателем, – потеря времени и иллюзия серьезной работы на будущее семьи. Последнему имеет смысл потратить время и деньги на то, чтобы с по­мощью профессионалов обезопасить свое имущество, бизнес и родных от сложностей перехода бизнеса к преемникам.

Напомним, примерно 70% таких бизнесов, по международной статистике, ко второму поколению либо не переходят, либо на нем и заканчиваются. Чтобы купировать эти риски, лучше для начала составить грамотное завещание, а не расписывать дресс-коды по западным калькам, которые не имеют юридической силы. Любой из членов семьи, просто действуя по закону, особенно в «ситуации наследования», будет защищен от любых требований, которые ему кто-то предъявит на основании этой самой конституции, принятой на «семейной стратегической сессии» под руководством консультанта.

Я много лет призываю клиентов потратить время на правильную организацию и юридическое закрепление отношений партнеров в бизнесе, озадачиться будущим их компаний и семьи, создать наследственный план, обезопасить и свое дело, и личный капитал, в том числе уже и для будущих поколений. Да, на это нужно потратить свое время, нужно работать с консультантами и профильными специалистами. Надо сделать глубокий анализ состояния и личных жизненных обстоятельств всех партнеров и их семей, определить цели, создать дорожную карту, документальную базу и грамотно все юридически оформить. Да, это большая, требующая внимательного отношения ручная работа, но только так можно получить правильные результаты и настоящую защиту. И это не сделать «одним днем», уж поверьте.

Замечу еще, что на практике продуктивная консультационная сессия с одним человеком занимает не более трех часов, а то и меньше, поскольку при ­серьезной работе по таким темам и консультант, и клиент тратят немало сил и просто устают. Кстати, почему с одним, их же несколько. Вторая ремарка. Только работая с партнерами и/или членами семьи раздельно, консультант получает истинную «картину мира» от каждого. Если собрать всех вместе, то все постепенно подстроятся под «главного» и начнут поддакивать, чистого мнения консультант не получит. Но жить-то люди останутся со своей «картиной», а не той, под которой «подписались» на «сессии». Рано или поздно собственные истинные цели возьмут верх над созданной бутафорией.

Ну и, опять же, остается вопрос конфиденциальности информации, сообщенной консультанту. Я не стану комментировать факт публикации кейса, по которому даже усердный дилетант способен выяснить, о ком идет речь, не говоря уж о тех, кто умеет искать профессионально.

Конфиденциальность не праздный вопрос. Ведь любые «соглашения о неразглашении» просто бумажка для самоуспокоения, если консультанта захотят допросить правоохранительные органы. Придется выложить все от и до, и ничего, кроме правды. Напомню на правах бывшего следователя советской прокуратуры об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных.

Борьба с бутафорией

О чем же все это нам говорит? О том, что в работе по организации корпоративных отношений партнеров, наследственном планировании не участвуют адвокаты и вообще юристы.

Их роли не видно за спинами коучей, психологов, тренеров, финансовых консультантов и всех прочих, кто почему-то решил, что можно обойтись своими силами при решении сложных вопросов, требующих профессионального юридического оформления. А ведь есть еще специалисты по работе со сложными активами, квалифицированные управленцы, специалисты по недвижимости в разных странах, профессиональные финансисты, аудиторы, оценщики. Работа с семейными капиталами и партнерским бизнесом почти всегда работа команды специалистов разного профиля, а не некоего «человека-оркестра», обладающего силами и скоростью Бэтмена и Супермена одновременно.

При этом все, что делают любые специалисты, обязательно тщательно документируется юристами, поскольку то, что не защищено юридически, по сути, не существует, особенно когда речь идет о долгосрочных, многолетних отношениях людей, больших деньгах, сложных активах и смене поколений. Никакие страховки, конституции и совместные «рефлексии» не создадут самого необходимого – стройной системы юридических документов, закрепляющих интересы партнеров вместе с их семьями, потенциальными наследниками, их активами, семейными капиталами, целями и планами, с возможными вариациями и изменениями с течением времени и прочими нюансами каждой конкретной истории. Это должны быть такие документы, которые продолжат работать во времени, даже когда нынешнее поколение владельцев уже не сможет что-либо изменить или исправить. «Подлинная бумажка, фактическая! Броня», как говорил профессор Преображенский.

Большие деньги любят тишину. Но по закону только информация, сообщенная клиентом адвокату, защищена адвокатской тайной. Пусть это не гарантия полной конфиденциальности, тем не менее это защита, закрепленная в действующем законе. Во всех других случаях защиты нет вообще.

В завершение небольшой эпизод из практики. Поверьте, таких и похожих случаев за 35 лет было немало. Случилось это несколько лет назад. Долгое дело по разводу, разделу имущества, определению места проживания детей. Противостояние было тяжелым, затратным и финансово, и эмоционально. Прошло уже несколько заседаний и было сделано много подготовительной профессиональной работы. Клиент настойчиво отстаивал свою позицию и боролся за будущее детей. Глупо говорить, что решение о разводе не было спонтанным (дела, которые «не пойдут», видны сразу, мы за такие не беремся), имело серьезнейшие объективные и субъективные причины, примирение давно перестало быть возможным. Речь шла только об интересах детей и о весьма приличном имуществе.

Заседание, которое предполагалось как финальное, было назначено на утро понедельника. Занимаясь воскресными делами, я никак не ожидал звонка от клиента. Поговорив с ним пять минут, я сорвался в город, проехал 80 км и успел-таки. У клиента шла «сессия психологической разгрузки», куда я был вынужден вломиться (правда, с общего согласия). Там, в кабинете психолога, я обнаружил вместо вменяемого, рационального, умного и очень душевного и «правильного» по жизни человека совершенно дезориентированную и эмоционально разбитую личность, страдающую от чувства вины перед всем миром и готовую «отдать все», бросить дело и уехать заняться духовными практиками и отдохнуть. Дело мы выиграли. Но приведение человека в норму перед ключевым заседанием заняло весь остаток дня и половину ночи.

Так бывает, когда кто-то то ли в силу недостатка базовых знаний, то ли по простой беспечности, недопустимой, кстати, для специалиста, считает чужие профессиональные вопросы житейскими, советы по которым может давать кто угодно и, разумеется, не нести никакой ответственности за многомиллионные потери и другие последствия.

Ну а почему нет? Как говорил незабвенный Шариков про переписку Энгельса с Каутским: «Да не согласен я… с обоими. Пишут, пишут… Взять все, да и поделить… дело нехитрое».


Антон Андреев, адвокат, старший партнер консультационно-юридического центра «Наследство»



03.03.2023

Источник: WEALTH Navigator


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Недетские вопросы


Stankevich-spears
 

Прочитав книгу Элизабет Шимпфёссль «Безумно богатые русские», Алексей Станкевич нашел в главе «Воспитание наследников» много пересечений со своей работой. Он постарался переосмыслить наблюдения и выводы австрийского социолога, опираясь на опыт общения с хайнетами, которые не уезжают на Запад, а создают и развивают бизнесы в России. Это обстоятельство, а также размер состояния и базовые ценности владельца капитала становятся, по мнению автора, ключевыми факторами в планировании преемственности как для родителей, так и для детей.






Недетские вопросы


Stankevich-spears
 

Прочитав книгу Элизабет Шимпфёссль «Безумно богатые русские», Алексей Станкевич нашел в главе «Воспитание наследников» много пересечений со своей работой. Он постарался переосмыслить наблюдения и выводы австрийского социолога, опираясь на опыт общения с хайнетами, которые не уезжают на Запад, а создают и развивают бизнесы в России. Это обстоятельство, а также размер состояния и базовые ценности владельца капитала становятся, по мнению автора, ключевыми факторами в планировании преемственности как для родителей, так и для детей.