Швейцария на больничном


Еще недавно в фешенебельном цюрихском ресторане Kronenhalle раздавался смех частных банкиров и их состоятельных клиентов, обсуждавших под полотнами Жоржа Брака, Марка Шагала блестящие результаты прошлого года. Теперь этот ресторан, как и другие заведения, закрыт. Выходить из дома можно только за покупками, что-то быстро забрать, передать или, если это действительно необходимо, добраться до офиса. Культурная жизнь – даже постановки в Цюрихском оперном театре или мероприятия в других местах – замерла. И подобный кошмар наблюдается во всем мире. Воцарилась зима, которую комментирует из Швейцарии Ариель Серджио Гекмэн-Давидофф, магистр права Goekmen-Davidoff Foundation.

30.04.2020





Оборвался и бесконечный восходящий тренд на рынках акций. Вместе с вирусом пришел хаос. Страх, как в пещерные времена, возобладал над жадностью. Музыка стихла. В банках и управляющих компаниях частные банкиры разделились на две команды, например на «белых» и «синих», и ходят на работу по очереди, в промежутках работая из дома. Отменены все встречи с клиентами – вместо них организуются телефонные и видеоконференции. Любопытно, что все клиенты, независимо от возраста, эту идею поддерживают. Раньше повышали тех, кто позже всех уходит с работы, но эти времена однозначно позади. Теперь в цене осязаемый результат и внимание к клиенту – и больше никаких вычурных, пустых витиеватостей.
Это положительная сторона ситуации.

Общественность скромно интересуется, какова же цена человеческой жизни. Горстка политиков распоряжается судьбами миллионов и чинит ущерб на миллиарды – в счет миллиардов от будущих налоговых поступлений, которые должны компенсировать эти преходящие финансовые невзгоды. Многие мелкие предприниматели – флористы, парикмахеры, массажисты – попали под тяжелый удар и рискуют обанкротиться, даже получив госпомощь. Результат мы, наверное, узнаем, когда все закончится. Вот только поскорее бы.
Что происходит в индустрии управления крупными состояниями? По швейцарскому законодательству, клиенты ее участников делятся на три вида – тех, кто разместил активы на хранение («кастодиальные»), тех, кто получает рекомендации («консультационные»), и тех, кто отдал средства под доверительное управление («портфельные»). Начнем с последних: представителям этой группы в общих чертах обрисовали возможное развитие событий. Вместе с анкетами, которые обычно заполняются наряду с шаблонами многостраничных документов для открытия счета, они получили информацию о том, какая динамика может быть у портфеля в такой ситуации. За редким исключением, в этом сегменте все спокойно и под контролем.

«Консультационные» клиенты между тем стоят на ушах. Активно торгуют, постоянно общаются с консультантами – все пронизано темой жадности и страха. Много денег заработано, много – потеряно. «Кастодиальные» клиенты – те, кто принимает решения самостоятельно, – действовали аналогично, но уже исходя из собственного мнения. Всем известно, что банки и управляющие компании, по сути, выигрывают от большого числа операций, ведь каждая приносит им прибыль. Не стоит так переживать за их результаты.

А что насчет Национального банка Швейцарии, который завершил 2019 год с прибылью 49 млрд франков (в долларах это примерно столько же)? Сейчас регулятор пытается контролировать приток иностранной валюты и даже ослабить франк. Зачем? От сильного франка не выигрывают экспортеры, а за рубеж – в страны ЕС и за его пределы – отправляется значительная часть швейцарской продукции. При этом в кризисные времена инвесторы часто рассматривают франк как относительно безопасный актив.

Что изменится после победы над COVID-19? Многие руководители наверняка понимают: лучше и эффективнее работать из дома. И это все меняет. Ведь раньше считалось, что оставаясь дома, сотрудники, можно сказать, играют с детьми. Теперь же речь фактически идет об отсутствии потребности в таком количестве рабочих мест в офисных зданиях. Многие работают из дома ничуть не хуже, чем в офисе. Не исключено, что в долгосрочной перспективе это будет оказывать давление на рынок офисной недвижимости.
К тому же руководители увидят, от кого действительно есть польза, а от кого – нет. Иными словами, пару человек уволят, нагрузка на социальное государство увеличится.
Это отрицательная сторона ситуации.

Больше внимания будут уделять результатам – с точки зрения компании, клиента, отрасли.
Это еще одно положительное последствие.

Тем не менее Швейцария остается главным финансовым центром для зарубежных клиентов. Почему? Все ведущие агентства присвоили ей рейтинг «AAA», а уровень банковского обслуживания здесь поддерживают специалисты со всего мира. Насколько я могу судить по последним цифрам, увиденным до эпидемии, Швейцария – единственная западная страна, которая смогла уменьшить долговую нагрузку.

Борьба с вирусом обойдется стране дорого. Впрочем, в отличие от соседей, резервы у нее есть. Уровень долга на душу населения в Швейцарии составляет 27 тыс. долларов, в Великобритании – 50 тыс. долларов, в России – всего 1,7 тыс. долларов. Относительно ВВП это эквивалентно 37%, 93% и 9% соответственно. В Германии уровень долга составляет 85% ВВП или 37 тыс. долларов на человека, в ЕС – 87%, в Китае – 17% (1,45 тыс. долларов), в Сингапуре – 114%, во Франции – 98%, в Японии – космические 223%.

Что дальше? Благодаря сдержанной политике Швейцарии, скорее всего, удастся сохранить лидерство на мировом рынке управления крупными состояниями. Цену реальному результату, на мой взгляд, знают владельцы капиталов по всему миру. Здесь собрано множество талантливых людей из разных стран, и вместе они помогут Швейцарии успешно преодолеть кризис. Коронавирус – это серьезная угроза. Но показав единство и силу, Швейцария победит этот кошмар. Весна не за горами.



30.04.2020


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз