В полевых условиях


Когда не стоит вопрос, во что играть, возникает вопрос, где жить. Егор Лысенко выяснил, какие края выбирают настоящие гольфисты, у какой лунки открывается вид на Монблан, чего не хватает кипрскому газону и кому звонить, если мячик попал в дупло дерева.

04.06.2012




«Родина гольфа» Сент-Эндрюс, Шотландия


«Хорошего понемножку» – такая же откровенная чушь и лицемерие, как и «когда я ем, я глух и нем». Зачем культивировать в детях ложные ценности, право, загадка, а сами эти формулировки обнажают не только двойные стандарты взрослого мира, но и скрытые комплексы говорящего. Мол, у меня мало хорошего, потому что я сам себя ограничиваю, а захотел бы, так во всем хорошем мог бы утонуть.

И никакого субъективизма в трактовке «хорошего»: ниже речь пойдет о гольфе и о тех, для кого он хорош. Хочется добавить «и наоборот», но не стоит этого делать: опыт – дело наживное, и необязательно уже сейчас быть сильным игроком, чтобы прочувствовать эстетику «спорта миллионеров» и понять, что это надолго.

Хорошего может (и должно, если религия не запрещает) быть много, и на этот раз нет интриги: связать свою семейную и деловую жизнь с гольфом, перенести основную резиденцию в гольф-клуб или на границу с оным, подчинить игре все остальные интересы и даже построить собственное поле о восемнадцати лунках и никого туда не пускать без спроса, можно. Соль в деталях.

Русские сезоны

Вопрос географии здесь крайне демократичен и по большому счету упирается в личностные предпочтения. Прекрасную инфраструктуру для игры в гольф состоятельным людям предоставляет каждая развитая страна, так что единственный объективный фактор здесь – климат. В России он традиционно считается скверным, в Америке – вполне сносным. Отсюда и некая иерархия.

«В Москве играть в гольф можно с мая по ноябрь, – комментирует основатель и генеральный директор “Русского тура”, профессиональный гольфист Андрей Череватенко. – Впрочем, октябрь слишком непредсказуем по погоде. А вот июнь, июль, август и сентябрь – полноценные четыре месяца для гольфа. Кроме того, два клуба скоро будут построены на юге страны – в Сочи и Анапе, что позволит продлить сезон, не выезжая за границу, до восьми-девяти месяцев». Несмотря на ярко выраженную сезонность московского и российского гольфа, «спортивные» резиденции зачастую пригодны для комфортного круглогодичного проживания и ничем не уступают стандартному, «неспециализированному» жилью. Поэтому назначение «домов для гольфа» – скорее вопрос позиционирования. «Обычно эта недвижимость воспринимается как дачная», – говорит директор по стратегическому развитию УК «Абсолют Менеджмент» Анна Шишкина. Тем не менее, по наблюдениям Череватенко, истовые игроки – например те, что имеют собственность в гольф-клубе, – живут там постоянно, ведут дела и приглашают гостей. В общем, зацикливают на гольф-резиденции все токи своей жизни. Того же мнения и Елена Юргенева из Knight Frank: «Для настоящего гольфиста это не просто хобби, а страсть и образ жизни, который со временем захватывает всю семью. Поэтому это будет и резиденция за городом, и домик у моря».

«Настоящим гольфистам» обычно за 40 – они бизнесмены или государственные деятели, приступившие к воплощению своей мечты. «Насколько я знаю, процентов 80 – активные предприниматели, еще не вышедшие из бизнеса и совмещающие дела с игрой в гольф, – говорит Череватенко. – Сначала кажется, что гольф мешает работе, и многих это останавливает. Но затем люди приспосабливаются и вплетают личную жизнь в гольф, и им это удается. Заметьте – не гольф в личную жизнь, а личную жизнь – в гольф. В хорошем смысле это уже сумасшедшие люди».

Сумасшедший вы или еще нет, но при покупке дома для игры в гольф перед вами, скорее всего, встанет выбор из трех пунктов.

Сельский клуб

Наиболее экономный – real estate в поселке за пределами гольф-клуба. Иногда – в непосредственной близости, со смежными с ним границами. «Таковым, например, является Нахабино, которое имеет выход к Moscow Country Club, – говорит директор по стратегическому развитию УК “Абсолют Менеджмент”. – Многие собственники имеют здесь специальные гаражики, и на машинках (гольф-карах. – Прим. ред.) выезжают из своих домов и отправляются прямиком в гольф-клубы». Им до них рукой подать. Таким образом можно сэкономить на недвижимости, однако за членство в клубе все равно придется платить – членский билет обычно стоит около 20 тыс. евро.

Вариант подороже – покупка объекта внутри клуба, который, конечно, запросит премию к цене на свое жилье. По оценкам Шишкиной, в Москве и области таких клубов 12. «Большинство владельцев придерживаются европейских требований к качеству инфраструктуры, которые включают строительство драйвинг-рейнджа (участка для тренировки свинга), паттинг-грина (площадки с лункой для отработки ударов), чиппинг-грина (тренировочной территории для отработки коротких ударов)», – комментирует директор департамента торговой недвижимости Penny Lane Realty Алексей Могила. По его мнению, самый раскрученный поселок – Le Meridien Moscow Country Club «Нахабино», где находится первое в России 18-луночное гольф-поле. На территории поселка в аренду предлагаются небольшие и достаточно простые дома, тем не менее спрос на аренду этих домиков очень высокий.

Одно из крупнейших гольф-полей, утверждает спикер из Penny Lane, расположено в гольф- и яхт-клубе «Пестово». Не менее известный поселок с гольф-полем – Пирогово, что на Пироговском водохранилище. Его изюминка – «плавающая лунка», в которую мяч для гольфа попадает, только преодолев водное пространство. Таких гольф-полей в России больше нет, а цена домовладений на территории поселка начинается от 4 млн долларов, восхищается риелтор.

Еще один перспективный объект появился на рынке в начале 2010 года: речь идет о гольф-яхт-клубе «Завидово» на 110-м км трассы Москва – Санкт-Петербург. Он даже получил право носить бренд профессиональной ассоциации гольфистов Великобритании – PGA National, и теперь планируется построить на территории клуба «сертифицированную Академию гольфа PGA». «Такая возможность предоставляется единственной площадке в стране, – считает Могила. – Завидовское поле для гольфа Agalarov Golf & Country Club на 18 лунок было полностью воссоздано американским архитектором Кэлом Олсоном и наделено сложной водной системой, состоящей из 14 озер, четырех водопадов и семи фонтанов».

Недавно на территории «Павлова Подворья» открылась «Академия гольфа». «Там не очень большое поле, которое не идет ни в какое сравнение с полями в “Нахабино”, “Пестово” или “Завидово”. Оно скорее носит декоративный характер и подходит новичкам, а не ценителям этой игры», – рассказывает Могила.

В свою очередь, Елена Юргенева рекомендует покупателям гольф-курорт «Целе­ево» на Дмитровском шоссе и опять же дачи в Нахабино и Пирогово, пригодные для круглогодичного проживания и очень востребованные на рынке.

Такой расклад по душе приходится не всем. «Я бы и в России с удовольствием жил, если бы были классные гольф-клубы: демократичные, доступные и при этом не такие закрытые, как сейчас, – делится Череватенко, присматривающий себе жилье за рубежом. – Ведь неинтересно (кому-то, может быть, и интересно, но мне нет) быть членом клуба, где совсем маленькая тусовка, да и то в силу свой занятости эти какие-нибудь 100 человек вечно в разъездах и на поле почти не появляются».

Слово «тусовка» точно характеризует контингент гольф-объектов, будь то клуб или поселок. Там практически нет случайных людей, и все жители объединены общей страстью к одному спорту. Негольфистам жить в подобных местах было бы некомфортно, тем более что инфраструктура там предусматривает многое, но не заборы, рассказывает Череватенко. Возводить вокруг своего владения частокол считается неприличным, и классические «архитектурные» ограждения здесь заменяют либо прозрачные изгороди, либо живые препятствия – кустарники например. Словом, это решение не для тех, кто ищет уединения.

А вот чего не стоит опасаться, так это того, что вы не сможете приобрести участок у понравившегося вам поля за недостатком предложения. «В абсолютно любом, даже закрытом поселке всегда есть вторичная продажа. Я не знаю ситуации, когда в течение года на каком-либо объекте не выставлялся бы на вторичный рынок какой-нибудь участок, – успокаивает Шишкина. – Цена – от миллиона, обычно – 1,5–2 млн долларов. За эти деньги вы, скорее всего, получите участок в 15–20 соток и дом в 250–300 метров».

Если мало, стройте сами – третий вариант.

На своем поле

Поле в единоличном пользовании, что называется, «для себя» – явление непопулярное даже в нашей стране миллиардеров. Анна Шишкина, к примеру, признается, что на ее семилетней девелоперской практике было несколько предложений от западных компаний об организации гольф-клубов, но лично она не слышала о том, чтобы какой-то из этих проектов был завершен. Впрочем, возможно, что их просто не афишируют, признается Шишкина. Тем не менее эксперт не видит проблемы в том, чтобы приобрести в собственность 150–200 га земли и превратить их в гольф-клуб. По оценкам Череватенко, за 2–2,5 млн можно выстроить себе поле на 9 лунок (против стандартных 18) и с прос­тым дренажом – без всяких изысков, к тому же без клаб-хауза. В эту сумму не входит стоимость земли, зато входит оборудование: вам потребуется целый парк специальной техники, рассказывает гольфист. В ходе «садовых» работ предстоит перетаскивать кубы земли, формировать ландшафт, вырывать каналы для дренажной системы и кабелей… («Это можно сделать лопатой, но, как я знаю по опыту одной компании, дешевле купить машину, которая будет нарезать траншеи, чем приглашать 100–200 гастарбайтеров», – на всякий случай предупреждает Череватенко.) Потребуется также техника для посева, просева земли от камней, для утрамбовки, для ухода за травой…

В целях экономии ту часть техники, кото­рой нельзя найти применение после возведения поля, есть смысл арендовать; те же машины, что предназначены для ухода за территорией и потребуются в будущем, – купить. «Я бы так и сделал», – соглашается гольфист и уточняет, что парк спецтехники относится к гринкиперской службе – своего рода департаменту при гольф-поле, обеспечивающему периодический уход за территорией. Под нее обычно выделен отдельный «гараж» – слово, всем нам привычное, но среди профессионалов индустрии возведенное в ранг диалекта.

«Также вам понадобится полный комплект флагов, стаканов, аппарат по нарезанию лунок, – рассказывает Череватенко, – всевозможные мойки для мячей, клюшек, поливочная система: она имеет выход на компьютер главного гринкипера, и тот задает график на сегодняшний день. Естественно, спринклеры должны быть расставлены по полю так, чтобы при поливе покрывать всю игровую площадь». Перечень, очевидно, далеко не полный, но позволяет составить впечатление об инфраструктурных затратах. По оценкам спортсмена, для поддержания среднего игрового поля на 9 лунок в подмосковной черте в год требуется 300 тыс. долларов и выше, в зависимости от конфигурации объекта. В то же время на «нормальное чемпионское поле» уйдет около 1 млн долларов. (Чемпионское поле – то, которое соответствует принятым стандартам, на нем можно проводить международные турниры, объясняет гольфист. Есть и нестандартные поля: турниры на них проходят всякие, кроме международных, попадающих под патронаж главного гольф-регулятора и законодателя мод – шотландского Сент-Эндрюса. Туда, кстати, всегда можно позвонить за разъяснениями в случае спорной игровой ситуации. Например, что вы будете делать, если мячик попал в дупло дерева?)

Есть и альтернативное решение: так как почти каждый клуб имеет собственную гринкиперскую службу, владельцы полей могут обращаться к одному из них с предложением о найме специалистов. «Гринкиперское дело в России уже достаточно развито, и российским гринкиперам, пожалуй, можно доверять», – надеется Череватенко.

У них трава зеленее

Те же, кому родной климат не мил, вряд ли разочаруются мировым рынком гольф-резиденций. Приобщиться к нему можно практически в любой юрисдикции, хотя и за редким исключением: определенные ограничения на приобретение недвижимости для россиян существуют в немногих странах, среди которых Швейцария, Австрия и государства Юго-Восточной Азии, говорит Елена Юргенева. При этом для российских покупателей доступна практически вся Западная Европа, в том числе известные своими гольф-полями Испания и ее гольфовая столица Коста-Дель-Соль – которая также называется Коста-Дель-Гольф, – Кипр и Португалия, перечисляет директор департамента жилой недвижимости Knight Frank. Что касается цен, то спикер обозначает широкий стоимостный диапазон: от 1,5 тыс. евро за квадратный метр в странах Восточной Европы и Северной Африки и до 30 тыс. евро за квадратный метр на Лазурном Берегу. Также от страны к стране разнится и баланс спроса и предложения. «В Испании, например, сейчас явный переизбыток предложения, и цены на недвижимость в этой стране непрерывно снижаются уже 5 лет. Та же ситуация в Португалии, – комментирует Юргенева. – Другое дело – гольф-поля, расположенные в непосредственной близости от крупных городов, таких как Лондон, Нью-Йорк, Москва, Сингапур». А на просьбу порекомендовать конкретные иностранные гольф-курорты риелтор назвала поселок Four Seasons Terre Blanche на Лазурном Берегу и Castelfalfi в Тоскане.

А вот Андрей Череватенко в выборе однозначен: «В какую страну отправиться, чтобы жить и играть в гольф? Конечно, в Америку! Сегодня это Мекка гольфа. Несмотря на то что его родиной была Великобритания (точнее – Шотландия. – Прим. ред.) и там находятся Сент-Эндрюс и множество нереальных старинных полей и клубов, столица гольфа сейчас – Штаты». Чем так хороша Америка? Оказывается, травой. Поля там отличаются благоприятным почвенным слоем и засеяны «бермудой», она вырастает всего за две недели и проста в уходе.

Одним из самых удачных проектов в Америке основатель «Русского тура» считает резорт PGA National. «Здесь есть и игровое поле, и несколько тысяч домов, и отели, и Spa, и теннисные корты, и хорошие дома для среднего класса, и элитная недвижимость со средним ценником 5 млн долларов. К тому же очень удачное местоположение – недалеко от Майами и от океана», – обосновывает свой выбор Череватенко.

Вслед за Штатами в его личном рейтинге следует Австралия, где гольф развивается очень бурно, а вместе с ним и риелторский бизнес соответствующей направленности. «Затем идет Канада, которая к тому же близка нам по климату. А вообще великолепные гольф-резорты есть во всех развитых странах, так что я мог бы посоветовать и Кипр, и юг Италии, к тому же много моих знакомых покупают недвижимость в Та­иланде – там тоже гольф развит», – говорит спортсмен. На Кипре, правда, наблюдается острый дефицит пресной воды и потому очень высоки цены на гольфовую недвижимость. Отчасти это компенсируется гористой местностью, которая отлично подходит для виноградников, утешает Череватенко.

Тут, правда, возникает дилемма, потому что земля, пригодная для виноградников, плохо подходит для гольф-полей. Впрочем, некоторые продавцы умудряются совмещать и гольф, и виноградные угодья, хотя такая комбинация имеет маркетинговые корни. «Я знаю великолепный элитный проект на севере Аргентины – La Estancia de Cafayate Wine & Golf, где можно купить участок от 700 и до бесконечности квадратных метров земли, где все выстроено по индивидуальному проекту в итальянском стиле, есть вся инфраструктура, и помимо прочего – винодельческие угодья и завод, – рассказывает Череватенко. – Там есть все для полного цикла производства, и будущего землевладельца даже специально обучат этому ремеслу». И таких проектов по миру много, уверяет спикер. Примечательно, что основные покупатели участков в этом luxury-кооперативе – американцы, англичане, европейцы и канадцы. А аргентинцев очень мало.

Большим количеством гольф-курортов может похвастать Япония, но там запредельные цены – на этот раз по причине дефицита земли. Казалось бы, похожая ситуация должна быть и в Швейцарии, но нет: швейцарцы не очень заморочены на гольфе и предпочитают горные лыжи зимой и туристические походы в горы летом, не соглашается Череватенко. «Единственный более или менее элитный гольф-клуб там – Crans-Montana, что расположен на одноименном курорте, – говорит он. – Не сказать чтобы там было сказочное или необыкновенное поле, но с одной лунки там открывается вид на Монблан, и это дорогого стоит». Именно в Crans-Montana проводится один из этапов Евротура – Volvo Masters, что, конечно, немаловажно для местных жителей. «Это существенный фактор: знать, что ты в месте, где пусть и раз в год, но проводится какой-нибудь классный event, приезжает куча народа», – считает Череватенко.

А один из топовых турниров мировой серии – в партнерстве с HSBC – проходит в Mission Hills, резорте под Шанхаем.

Для гольфических организаций вообще очень типично сотрудничество с частными банками, так как позволяет вести общение с клиентами в доверительной обстановке и очень кстати предлагать финансовый сервис, например ипотеку.

«А бывает, что банковские сейлзы намеренно проигрывают потенциальным клиентам, чтобы завязать отношения?» – спрашиваем у Череватенко.

«Если вы хорошо играете, вы можете поддаться сопернику таким образом, что он не заметит подвоха», – отвечает профессионал.

Эффективность земель

Не всякое богатство сопрягается с роскошью (Цукерберг, уже будучи миллиардером, вообще жил в небольшой съемной квартире), а не всякая роскошь – знак аристократизма. Гольф – другое дело. Он всегда изыскан, а атмосфера и традиции – спортивные правила и этикет, – культивированные веками, предстают перед современными игроками в почти первозданном виде, будто замороженные столетия назад и восстановленные сегодня на удовольствие элит XXI века. Почувствовать себя частью истории – честь и прерогатива немногих, иначе был бы дискредитирован сам замысел путешествия в прошлое посредством травы и прочей гольф-атрибутики: массовость убивает элитарность, эксклюзивность, напротив, подчеркивает статус. Что справляется с этой задачей лучше – собственное поле для гольфа или Sky Moon Tourbillon? В любом случае первое не намного дороже второго.

Атлас



Егор Лысенко
04.06.2012

Источник: SPEAR’S Russia

Комментарии (2)

Anonymous 05.06.2012 13:49

Ну так и что делать, если мячик попал в дупло дерева?..

GP 05.06.2012 13:48

Голосую за Пестово! Я там, там отлично.


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.