Удаленная помощь и миллион филантропа


Оксана Орачева, генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина, оценивает реакцию некоммерческого сектора на пандемию.

10.07.2020





Буквально с первых дней эпидемиологического кризиса благотворительные организации почувствовали возросшую потребность людей в их помощи. Причем помощь оказалась востребованной не только в привычных сферах деятельности НКО. Например, увеличился запрос на обеспечение людей и организаций дополнительными средствами защиты, поддержку семей, которые оказались в сложной жизненной ситуации. Кроме того, НКО пришлось переносить привычную деятельность в онлайн-формат. Притом что далеко не весь спектр помощи возможно оказывать удаленно, особенно если речь идет о медицинской помощи и реабилитации.

Эпидемия еще больше сплотила сектор. С одной стороны, НКО сегодня выступают заметными участниками в борьбе с пандемией, с другой – они, так же как и многие другие организации из самых разных сфер, ощущают ее негативное влияние. Поэтому сегодня на государственном уровне разрабатывается система мер поддержки некоммерческого сектора. Можно говорить, что наша обычно невидимая работа стала наконец видимой и признанной обществом. Мы надеемся, она останется таковой не только в ситуации кризиса, но и после него.

Работа НКО сегодня очень востребована по объективной причине: благотворительные организации в силу специфики своей деятельности гораздо ближе к конкретным людям, чем государство. Из-за того что они менее бюрократизированы, более мобильны и работают на местах, они смотрят на вызовы другими глазами. Не через призму показателей, цифр, а видят проблему конкретного человека. А внутри проблемы – конкретного человека.

Объем финансирования НКО при этом уменьшился, так как уменьшился средний размер пожертвования и некоммерческие организации оказались в сложном финансовом положении. Поэтому ситуация сейчас в секторе не самая простая – уменьшилась подушка безопасности, при том что при ограниченных ресурсах возрос объем работы и существенно трансформировалась привычная деятельность.

Если говорить о том, куда филантроп мог бы вложить 1 млн долларов, то я бы, наверное, исходила из того, где находится и живет этот человек. Если он хочет помочь, но не уверен, как это лучше сделать, ему стоит обратить внимание на фонды местных сообществ или на инфраструктурные организации, которые обычно работают с самыми разными аудиториями. Они знают, где помощь нужна больше всего, и сами определят группы, которым будет оказана поддержка. Словом, я бы советовала выбирать организацию, которая умеет оказывать поддержку профессионально и хорошо понимает, где финансирование будет нужнее всего. При этом жертвователь, конечно, может определить направление поддержки – например, пострадавшим от пандемии.



10.07.2020


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз



Воспитание чувств у животных и людей


_mg_2017
 

То, что «Юна» – место радости, видно сразу же, как только подъезжаешь к яркому желтому зданию, спроектированному Сергеем Волковым. Приюты для животных в России так не выглядят. Впрочем, «Юна» им и не является. Это центр реабилитации животных, а также, пожалуй, людей, ведь количество бездомных кошек и собак на улицах – индикатор благополучия общества. Открывшийся в 2018 году и получивший название по имени первого постояльца – собаки Юны центр активно занимается просвещением, формирует новую культуру взаимоотношений между людьми и зверьми. Отсюда и яркие, необычные инициативы – фестивали, учебные программы для детей, совместный проект с Театром Наций. Конечно, «Юна» – частная организация, получающая финансирование от спонсоров и партнеров, в том числе инвестиционной группы «Абсолют». О том, почему именно помощь кошкам и собакам лучше всего учит детей эмпатии и как модные дорогие животные оказываются на улице, в интервью SPEAR’S Russia рассказывают основательницы центра Елена Синаюк и Анна Светакова.