Сассикайя из долины вин


Когда одиночные итальянские виноделы сказали ариведерчи правилам и квотам, они тут же научились производить одно из наиболее роскошных красных вин в мире. Марлон Абела поднимает бокал тосканского.

04.03.2013





Многие признанные европейские винодельческие регионы и виноградники обладают богатой историей, которую можно проследить на протяжении нескольких веков. Взять, к примеру, Бордо. Из исторических источников известно, что вино оттуда продавалось в Англию уже в XII веке, а Томас Джефферсон питал настолько неж­ные чувства к винам Лафит-Ротшильд, что приобрел их для Белого дома. Многим производителям требуются целые эпохи, чтобы стать частью «винного высшего общества», и для этого зачастую приходится переживать войны, нестабильность, финансовые кризисы и смены владельцев.

Франция и Италия особенно гордятся своим винным наследием и считают его национальным достоянием. И понятно, что репутация и качество этих государственных символов должны быть под защитой. Первым шагом в этой связи для Бордо стало создание Официальной классификации вин от 1855 года, присвоившей лучшим виноградникам статус «гран-крю». Ее итальянский аналог – DOCG (Denominazione di Origine Controllata e Garantita), в ее рамках государство вручает винным регионам самую престижную награду. Разумеется, рука об руку с престижем идут ограничения
и правила, которые регион обязан соблюдать.

1970-е стали самым неудачным периодом для тосканских DOCG, и для кьянти в частности, что было вызвано драконовским контролем DOCG. Помимо прочего были установлены квоты на каждый сорт винограда, используемый в смеси, точные значения процентной доли спирта, правила содержания вина в бочках и бюрократия, через которую необходимо пройти, чтобы выставить бутилированное вино на рынок. Например, в контролирующем документе для кьянти говорилось, что производители обязаны использовать 15% «мальвазия бьянка» (да, это белый виноград!) при изготовлении красных вин.

Тем не менее на холмах прибрежной деревни Болгери, за пределами влияния строгого DOCG, маркиз Марио Инчиза делла Рокетта начал настоящую революцию, выпустив в 1971 году свой первый урожай – сассикайю 1968 года.

Многие последовали его примеру. Пьеро Антинори соз­дал тиньянелло и солайю, а его кузен Людовико Антинори в начале 1980-х основал Tenuta dell’Ornellaia. Началась эра супертосканских вин, и термин уже давно устоялся у самих производителей. На них не действовали запреты DOCG, можно было смешивать любые сорта, вино можно было старить в бочках из французского дуба, и по всему региону Болгери начали доминировать «мерло» и «каберне совиньон», обычно выращива­емые во Франции, хотя в некоторых смесях и сейчас используют местный «санджовезе». Меньше чем через 30 лет урожай 1997 года был признан образцовым, и Болгери завершил свой космический взлет к «винному высшему обществу».

Список «супертосканцев» длинный, но самые известные сорта – сассикайя, солайя, орнеллайя, тиньянелло, гуадо аль тассо и массето. В основном это вина полнотелые, современные, они отлично хранятся в бутылке. Сассикайя, в частности, в разные годы производила феноменальное вино, а урожай 1985 года стал одним из легендарнейших и наиболее востребованных по всему миру вин на основе «каберне совиньон», цена на него достигает заоблачных 17 тыс. фунтов за ящик.

В последние годы самые высокие цены в регионе диктует массето. По иронии судьбы его выставляют на продажу через торговые системы Бордо. Последний выпуск урожая 2009 года изначально продавался больше чем по 200 евро за бутылку, а популярные 1997, 2001 и 2006 годы – от 500 до 700 евро. Поразительно, но «навуходоносор» (15 литров) урожая 1997 года ушел на американском аукционе за 49 тыс. долларов.

У массето невероятная история успеха, начавшаяся с первого урожая, выпущенного Tenuta dell’Ornellaia в 1986 году. Его уникальность в том, что это на 100% «мерло». Его цена не сравнится с теми астрономическими суммами, которые отдают за лучших представителей Помроля: петрюс, ле пен и лафлер. Но она и не сильно отстает.

Я большой любитель массето и понимаю, почему оно так успешно. Оно было хорошо представлено в нашем списке вин для A Voce в Нью-Йорке, там нам вручили Большой приз любителей вин, чем я горд. Несмотря на стоимость массето, разборчивые посетители раскупили его тут же, стоило ему попасть в винную карту.

Болгери с его супертосканскими винами – это история успеха, и многие найдут в ней, чему поучиться. Уверен, что Болгери будет процветать и впредь.

Заметки дегустатора

Дегустация массето проходила в нью-йоркском A Voce с Алессандро Лунарди из Tenuta dell’Ornellaia и Оливье Флоссом, винным директором MARC USA. Все вина дегустировались из бутылки недекантированными. Для сравнения мы открыли петрюс и ле пен 1998 года, представителей замечательного урожая в Помроле.

Masseto 1990 года

Очень хороший урожай в своем регионе. Цвет выдает небольшой возраст, с янтарным оттенком. Букет комплексный, с легкой кислотностью. В аромате есть нотки трюфеля, графита, сушеных провансальских трав, бальзамического уксуса, пьяной вишни, черных маслин. Предельно сухое. Не идеальное, но качественное, учитывая небольшой возраст виноградников.

Masseto 1997 года

Считается отличным урожаем. Переломный момент для виноградника, когда появился настоящий стиль массето. Гранатовый, яркий цвет. В букете присутствуют слабые ароматы свежескошенной травы, ментола, черных маслин, вишни. На этот раз вкус преобладал над ароматом. Мощный, гармоничный, молодой, плотный. Прогресс налицо.

Masseto 2001 года

По-моему, первое хорошее массето и великолепное мерло. Весьма молодое, цвет – вишнево-красный. Мягкий букет с нотками кофе, лакрицы, вишневого джема, темного шоколада и мяты. Цветочно-фиалковый аромат тоже присутствует, очень комплексный. На вкус мощное, с длинным послевкусием, гармоничное вино, танины слабые, но все-таки есть; сбалансированное и богатое. Однако по-прежнему весьма молодое.

Masseto 2004 года

Хороший урожай, приятный яркий цвет, но не слишком концентрированный. Все еще мягкий букет, с отменными цветочными нотками. Есть мятная свежесть, с ликерным привкусом и отголосками темного шоколада. Возможно, более классическое массето. Вкус фруктовый, структура – от слабой до полнотелой, ажурная. Прелестное вино.

Masseto 2006 года

Прекрасное массето интенсивно вишневого цвета, аромат с большой комплексностью, выдержанный, с нотками ежевики, лакрицы, черносмородинового ликера, маслин, а также специй, копченостей, табака, кедра, в общем – очень рождественский букет. На вкус плотное, пряное, прямо взрывное! Много фруктовых оттенков. Танинный вкус, но молодой. Очень долгое послевкусие, структура тяжелая, с общей приятной сладостью.

Le Pin 1998 года

Насыщенный темный цвет. Букет чрезвычайно фруктовый, с оттенками ежевичного джема, фиалки, в целом сладковатый. Сохранилась слабая нотка дуба. Очень зрелое, с оттенками темного шоколада, баклажана на гриле и чего-то мясного вроде вяленой говядины. На вкус грубое и фруктовое. Я бы предпочел более сильное впечатление на середине нёба. Вино скорее тяжелое,
чем изящное.

Pétrus 1998 года

Темно-рубиновый цвет. Букет мягкий: черный трюфель, ежевика, вишня, молочный шоколад, с кожаной ноткой. Плотное вино, в то же время элегантное, гармоничное и бархатистое. Изящное, но с твердым характером, очень молодое. Огромный потенциал раскрывается при попадании в бокал. Сногсшибательное вино!

Материалы по теме



04.03.2013

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Территория искусства и театра


Img_3133
 

Начало октября в Москве – время ходить на спектакли, проекты и выставки Международного фестиваля-школы современного искусства «Территория», который всегда выбирает для своей программы наиболее актуальные форматы. Придуманный в 2005 году фестиваль стал первым в России, который собрал в рамках одного события совершенно разные жанры: театр, танец, перформанс, искусство. И еще вторая особенность этого полномасштабного ежегодного проекта – схема финансирования: фестиваль существует преимущественно на деньги спонсоров. Алексей Новоселов, член арт-дирекции «Территории», куратор и заместитель директора по экспозиционно-выставочной работе Московского музея современного искусства (ММOМА), рассказывает в интервью SPEAR’S Russia о сочленении искусств, необходимости корпоративного просвещения и отсутствии порога входа в клуб меценатов.


Профессия: продюсер

10.09.2021 Увлечения

Img_7184
 

Планируя интервью с Леонидом Роберманом, основателем компании «Арт-Партнер» и одним из самых успешных театральных продюсеров России, мы думали, что будем беседовать о коммерческой изнанке театра, но получился разговор о самой его сути. Видимо, такое знание и позволяет агентству «Арт-Партнер» не только иметь в своей афише 15–20 спектаклей в месяц, но и удостаиваться высших театральных наград. Так, в 2018 году впервые за 27-летнюю историю премии «Хрустальный Турандот» специально для Леонида Робермана была введена номинация «За создание уникального негосударственного театра», а в 2021-м его спектакль «Борис» получил «Золотую Маску». О цене и ценности, коммерческом успехе и художественных вызовах, лучшем периоде в жизни Оскараса Коршуноваса и слове продюсера, данном Дмитрию Крымову, Леонид Роберман рассказал в интервью SPEAR’S Russia.



Занимательный бонапартизм

18.06.2021 Увлечения

Img_6249
 

Пожалуй, Александр Вихров – профессиональный мифотворец. Будучи по образованию журналистом, он долго трудился в этой сфере, потом в течение ряда лет работал в департаменте общественных связей Центрального банка РФ, был пресс-секретарем двух поочередно его председателей, а затем перешел на аналогичную позицию в УРАЛСИБе. И все это время собирал свою невероятную коллекцию, посвященную Наполеону и мифу вокруг него. Причем сам Вихров этот миф тем самым укреплял, инициируя создание, например, новых предметов, провоцируя современников думать о великом императоре французов. До 22 августа в музее-панораме «Бородинская битва» проходит выставка «NapoleON. NapoleOFF? Наполеоновская легенда в европейской культуре XIX–XX веков», состоящая в том числе из экспонатов частной коллекции Александра Вихрова. Чему его научил Наполеон в деле PR-технологий и об особой роковой роли России в судьбе Бонапарта и членов его семьи он рассказал в интервью SPEAR’S Russia.