Работа над ошибками


Александр Варюшкин, старший партнер FP Wealth Solutions, составляет список основных ошибок инвесторов, снижающих доходность вложений, анализирует типовой портфель и объясняет, что можно назвать главным продуктом индустрии управления благосостояниями.

24.12.2020





Каждый «черный лебедь» по-своему уникален, потому он и считается таким «черным». Но к прилету этих «лебедей» надо относиться как к форме нормальности. Высокая волатильность, такая как в 2020 году, позволяет выявлять основные ошибки инвесторов, и, нужно сказать, они такие же старые, как и фондовые рынки.

Три вопроса для самопроверки

Главная ошибка при управлении собственным благосостоянием – неверная оценка своего же рискового профиля или, иными словами, принятие на себя такого уровня риска, который в определенных условиях может доставлять дискомфорт, а иногда и приводить к принудительной ликвидации портфелей. Последнее фатально для доходности. Правильное же положение на кривой «риск – доходность» для портфеля позволяет в моменты экстремально высокой волатильности проводить балансировку, повышающую долгосрочную доходность.

Вторая немаловажная ошибка – краткосрочный инвестиционный горизонт. Может звучать контринтуитивно, но чем длиннее ваш инвестиционный горизонт, тем меньше риск портфеля относительно ожидаемой доходности. Дело в том, что ожидаемая доходность со временем растет по экспоненте (те самые сложные проценты), а риск растет пропорционально квадратному корню из времени, то есть гораздо медленнее. Ежегодные результаты портфеля достаточно вариативны и могут быть как в сильном плюсе, так и в глубоком минусе, а попробуйте найти 10-летний период, за который глобальный рынок акций показал отрицательную доходность.

Ну и третье – расходы. Конечно, совсем расходов не избежать, но в эпоху низких (а местами опять отрицательных) процентных ставок с ними необходимо работать и часть из них попытаться сократить – транзакционные, кастодиальные, налоговые. Отдельным пунктом нужно выделить скрытые комиссии: например, покупка на управляемый счет своих же собственных управляемых продуктов (этим грешат крупные банки) – доходит до двойных, а иногда и тройных комиссий, скрытых внутри. Прозрачность, понятность, контролируемость расходов – это все не пустые слова.

Стандартный подход

Кое-что поняв об ошибках, посмотрим на «типичный портфель для HNWI с развивающихся рынков» (речь идет не о национальных особенностях, а скорее о «молодости» состояний). Такой портфель содержит до 50% свободных денежных средств, и это, конечно, снижает его долгосрочную доходность. Депозит, остаток на счете – это не деньги сами по себе, это обязательство банка перед вами, то есть то же самое, что облигация этого банка, но с меньшей доходностью при том же риске.

Из рыночных активов самая большая доля приходится на облигации, соотношение с портфелем акций 75 на 25 в пользу первых. А ведь по существу речь идет о пенсионных деньгах, нормальный горизонт для которых 10–20 и более лет – на таком временном промежутке риски облигационных портфелей приближаются к риску акций, а доходность значительно снижается. Стандартное соотношение акций и облигаций в портфеле пенсионных фондов и «старых» денег из Западной Европы – 60 на 40 в пользу акций.
При этом портфель облигаций хайнетов с развивающихся рынков, как правило, состоит из высокодоходных инструментов, то есть он на 70–80% коррелирует с рынком акций и не предлагает эффективной диверсификации от циклических рисков.

Все это в итоге складывается в меньшую ожидаемую доходность в 3,5–4% для инвесторов из России и стран СНГ по сравнению с 5% для Global HNWI и 6% для пенсионных фондов при сравнимом уровне риска.

Критика крайностей

Есть и еще одна ловушка, в которую могут попасть активные потребители комментариев рынка. Это некритическое отношение к утверждению о силе индексов и слабости инвестменеджеров. Сформулировать его можно так: «На горизонте от пяти лет любой управляющий проиграет S&P 500».

Разумеется, тут есть с чем поспорить. На горизонте пяти лет не «любой», а средний инвестконсультант проиграет S&P 500 – и смысл этой разницы такой же, как у анекдота о том, что если один ест мясо, а другой капусту, то в среднем они едят голубцы. Если ты управляешь фондом в 100 млрд долларов (а в глобальном банке именно такие оказываются в итоге во всех клиентских портфелях), то не можешь обыграть рынок, потому что ты и есть рынок: ликвидность не позволит тебе отклониться от индексов, основанных на капитализации, и покупать ты будешь все, а не то, что считаешь привлекательным. И результат твой будет индекс минус комиссия.

Другая крайность – огромная армия ретейла, зачастую не имеющая экспертизы или возможности ее нанять, в 90% случаев заканчивающаяся обнулением инвестиционного счета. Вот что определяет «средний результат». Но есть и золотая середина: ни для кого не секрет, что довольно часто успешные фонды показывают прекрасные результаты в начале своей деятельности, пока не становятся слишком большими (или на определенном объеме они закрываются от внешних инвесторов и пропадают с радаров). Экспертиза, зачастую пришедшая с бывшими сотрудниками тех самых многомиллиардных фондов, плюс умеренный объем активов под управлением, для которых рынки ликвидны. Это, конечно, не 100-процентная гарантия успеха, но у нас масса примеров долгосрочного превосходства над сравнительными индексами – например наши собственные стратегии.

Поэтому основной продукт индустрии благосостояния не в превосходстве над индексами и не в предвидении будущего, а в учете всевозможных сценариев этого будущего и построении оптимального портфеля, с тем чтобы обеспечить главное – долгосрочную сохранность. Звучит как будто бы просто, однако факт, который говорит сам за себя: 90% состояний по разным причинам не переживают третьего поколения владельцев.

Правильный (подходящий) для конкретного хайнета уровень риска, диверсификация портфеля по классам активов, географиям, валютам, работа с издержками, ребалансировка портфеля при достижении экстремальных оценок разными частями этого портфеля – это в основном все, что ведет к умеренной долгосрочной доходности. И если вашей экспертизы для этого достаточно и у вас есть время и желание этим заниматься, то никакой консультант вам не нужен. Ну а если нет, то индустрия управления благосостоянием, весьма вероятно, сделает это лучше вас.



24.12.2020

Источник: Spear's Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз





Вселенная с приставкой «мета»


Img_5365
 

Метавселенная – слово и феномен, возникший в поле зрения, в жизни современного человека не так давно. Как все грандиозное, это продукт столкновения нескольких сущностей. С одной стороны, невероятного технологического прогресса последних лет, в базе которого блокчейн и интернет нового поколения Web 3.0. С другой – всего человеческого в каждом из нас: стремления вести социальную жизнь и общаться, желания развлекаться, получать удовольствие в игре. Ведь у взрослых, как у детей, те же игрушки, только дороже, а с некоторых пор еще и гораздо более технологичные. Постепенное «переселение» современного человека из реального мира в виртуальный не новость, но с появлением полноценных метавселенных может перестать быть просто фигурой речи. Пока это больше красивый, но довольно абстрактный концепт, который еще только предстоит наполнить реальным технологическим содержанием. Однако за дело уже берутся мировые техногиганты, «внезапно» разглядевшие в метавселенных новый мегатренд и мегавозможность «длиною в жизнь» для своего бизнеса. Работы хватит всем. Свою часть из нее предстоит сделать Inanomo – компании, которая развивает одноименную интегрированную криптовалютную технологическую платформу, предназначенную для хранения, обмена и инвестиций в фиатных деньгах и криптовалютах. Осенью прошлого года на страницах WEALTH Navigator в рамках совместного редакционного проекта мы рассказали о запуске на площадке Inanomo крипто-игрового направления. Его логическим развитием на платформе станет новый продукт – технологическая платформа для разработчиков метавселенных. По сути – метавселенная для метавселенных. О том, как это устроено и почему запуск нового продукта даст новый толчок развитию всей инфраструктуры Inanomo, рассказывает ее основатель и генеральный директор Кирилл Садилов.