Обратная сторона пузырьков


Зачем ждать годы, пока изысканные вина будут выдержаны, если можно приобрести их в самом расцвете, задается справедливым вопросом Джонатан Рэй.

17.12.2015





Неужели действительно правда, что продажи шампанского взлетели, когда Джереми Корбин добился своей цели – возглавил лейбористскую партию? Если так, то интересно, кто купил всю эту шипучку: ликующие левые в Ислингтоне, любующиеся триумфом, или большие шишки тори, с облегчением предвкушающие следующие 20 лет у власти?

Как бы то ни было, еще задолго до этого сомнительного эффекта Корбина продажи шампанского (вернейший барометр британской национальной экономики) были на высоте. И действительно, в прошлом году в Соединенном Королевстве они выросли на 6,1%. Великобритания импортировала 32,6 млн бутылок шампанского в 2014 году (на 71% больше своего ближайшего конкурента – США), и теперь мы пьем больше шампанского, чем кто-либо другой, за исключением самих французов. Я горжусь тем, что я британец.

Пусть Шампань занимает лишь 0,4% мировой площади виноградников (и всего 4% площади французских виноградников), но, производя 337 млн бутылок в год, она забирает солидные 13% в мировом потреблении игристых вин. Разумеется, эти цифры меркнут в тени других производителей игристых вин вроде Cava, Sekt, Asti, Prosecco и прочих, но ведь они не делают шампанское, правда?

Активный спрос на продукцию принес праздник на улицу 16 тыс. виноделов и 320 домов шампанских вин, и дискуссии о расширении апелласьона стали громче. Но разве шампанцы не доказывали нам десятилетиями, что только вино, сделанное из авторизованных сортов винограда традиционными методами и в пределах обозначенного региона Шампань, может называться шампанским, а все, что создано за его пределами, недостаточно хорошо?

«Будут пересмотрены не только границы региона, – уверяет меня Брюно Пайяр, производитель шампанского и председатель комиссии The Comité Champagne по этому вопросу. – Самые большие изменения происходят внутри Шампани. Совместными усилиями филлоксеры, русской революции и запрета на алкоголь, закрывшего два главных экспортных рынка, а вскоре и последовавших за этим двух мировых войн площадь виноградников в Шампани заметно сократилась – со 100 тыс. га до 33 тыс.».

Поп-культура

Апелласьон развивался, когда продажи шли не очень, а цены были ниже, и именно тогда некоторые виноградники и деревни включили в него, хотя того не стоили, а некоторые незаслуженно обошли вниманием. Нынешние планы должны все это исправить. Шампанцы реорганизуют свой регион, в результате чего он может увеличиться. Проблема в том, что вопрос обсуждался медленно, и посыл превратно поняли.

«Мы просто пытаемся устранить пробелы, – акцентирует Джеймс Симпсон, магистр виноделия из британского представительства Pol Roger. – Окончательные показатели роста предположительно будут между 5 и 10% нынешнего максимального объема апелласьона. Некоторые земли придут от тех деревень, что не потрудились подать заявку до этого, а другие – от добавленных участков в пределах уже существующих виноградников».
Сейчас анализ почвы гораздо более совершенен, чем раньше, и наряду с новыми виноградниками уже существующие, которые окажутся не на должном уровне, будут дисквалифицированы.

«Сменится поколение, пока новая карта будет устанавливаться, – говорит Пайяр. – А еще два поколения новую землю будут засаживать. Но в целом это определенно положительно скажется на качестве». Дело в том, что если в Шампани ничего не будут предпринимать, то наступит момент, когда вина окажется недостаточно, чтобы удовлетворить спрос. «Рост виноградников позволит шампанскому оставаться сравнительно доступным, – добавляет Симпсон. – Оно по-прежнему будет роскошью, но относительно доступной. Качество виноделия и винодельческих инструментов никогда еще не было таким высоким, а виноградники никогда еще не были такими здоровыми».

Ну что ж, если предложение останется таким же, спрос будет удовлетворен, а цены сохранятся на относительно низком уровне, то кто мы такие, чтобы с этим спорить?

Шесть лучших шампанских кюве престиж

2006 Jacquart Cuvée Alpha

£85; Great Western Wines

Восхитительный Jacquart в прошлом году отпраздновал свое 50-летие. Его кюве престиж – равная смесь «пино нуар» и «шардоне», настоянное на собственном осадке в течение шести лет. Шампанское отличается особой элегантностью, округлостью и податливостью, даря нотки бисквита, гренок, ореха и апельсиновой цедры. Очаровательно и по отличной цене.

2006 Taittinger Comtes de Champagne Blanc de Blancs

£85; Fine & Rare

В первом романе о Джеймсе Бонде («Казино “Рояль”») герой пробует шампанское Taittinger Blanc de Blancs 1943 года. «Это не особо известная марка, – говорит Бонд, – но это, возможно, самое достойное шампанское в мире». Версия 2006 года, соблазнительно фруктовая при первом глотке, становится более комплексной при последующей дегустации, раскрываясь привкусом древесины и персика. Обожаю его!

2004 Sir Winston Churchill Cuvée Pol Roger

£105; Justerini & Brooks

Удача была ко мне благосклонна: я стал обладателем урожаев 2000 и 2002 годов, и я в восторге, что получилось отхватить еще и 2004-й. Шампанское произведено в крошечных количествах на лучших виноградниках Гран-крю. Это вино, преимущественно из «пино нуар», настаивалось на собственном осадке десять лет, и оно, возможно, самое достойное шампанское в мире. Версия 2006 года стала олицетворением концентрации и мощи. «У меня простой вкус, – заявил Черчилль. – Я легко довольствуюсь лучшим». Великому человеку оно бы понравилось.

1999 Bruno Paillard Nec Plus Ultra

£125; Hedonism
Дом Bruno Paillard был основан только в 1981 году, и NPU 1999 года – лишь четвертый урожай этого исключительного, настоянного в бочке шампанского. Представляющее собой равную смесь «пино нуар» и «шардоне», оно яркое и отстраненное, но одновременно медовое и дружелюбное. Отведайте его величественно комплексную старательно выдержанную красоту, пока есть такая возможность.

2002 Gosset Celebris Vintage Extra Brut

£125; Berry Bros

Gosset знаменит тем, что является самым старым производителем вина в Шампани. Также он прославлен на весь мир сказочным качеством шипучки, в особенности своего шедевра – Celebris. Десять лет оно провело на собственном осадке, а преимущество очень низкого дозажа всего в 5 г/л позволяет лучше оценить чистоту винограда. За чудесной изначальной цитрусовой свежестью следуют нотки спелых груш с небольшой примесью бриоши.

2002 Piper-Heidsieck Rare

£175; Harrods

Учитывая, что главный винодел Regis Camus восемь раз становился виноделом года в категории игристых вин на International Wine Challenge, а этот урожай Rare дважды завоевывал золотую медаль, мне удивительно, что Piper-Heidsieck не получил еще больше славы. Это вино, на 30% состоящее из «пино нуар» и на 70 из «шардоне», поистине замечательное. Выдержанное в течение семи лет, оно богатое, щедрое и прекрасно сочетается с трапезой.



17.12.2015

Источник: SPEAR'S Russia #11(53)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.