Обратная сторона пузырьков


Зачем ждать годы, пока изысканные вина будут выдержаны, если можно приобрести их в самом расцвете, задается справедливым вопросом Джонатан Рэй.

17.12.2015





Неужели действительно правда, что продажи шампанского взлетели, когда Джереми Корбин добился своей цели – возглавил лейбористскую партию? Если так, то интересно, кто купил всю эту шипучку: ликующие левые в Ислингтоне, любующиеся триумфом, или большие шишки тори, с облегчением предвкушающие следующие 20 лет у власти?

Как бы то ни было, еще задолго до этого сомнительного эффекта Корбина продажи шампанского (вернейший барометр британской национальной экономики) были на высоте. И действительно, в прошлом году в Соединенном Королевстве они выросли на 6,1%. Великобритания импортировала 32,6 млн бутылок шампанского в 2014 году (на 71% больше своего ближайшего конкурента – США), и теперь мы пьем больше шампанского, чем кто-либо другой, за исключением самих французов. Я горжусь тем, что я британец.

Пусть Шампань занимает лишь 0,4% мировой площади виноградников (и всего 4% площади французских виноградников), но, производя 337 млн бутылок в год, она забирает солидные 13% в мировом потреблении игристых вин. Разумеется, эти цифры меркнут в тени других производителей игристых вин вроде Cava, Sekt, Asti, Prosecco и прочих, но ведь они не делают шампанское, правда?

Активный спрос на продукцию принес праздник на улицу 16 тыс. виноделов и 320 домов шампанских вин, и дискуссии о расширении апелласьона стали громче. Но разве шампанцы не доказывали нам десятилетиями, что только вино, сделанное из авторизованных сортов винограда традиционными методами и в пределах обозначенного региона Шампань, может называться шампанским, а все, что создано за его пределами, недостаточно хорошо?

«Будут пересмотрены не только границы региона, – уверяет меня Брюно Пайяр, производитель шампанского и председатель комиссии The Comité Champagne по этому вопросу. – Самые большие изменения происходят внутри Шампани. Совместными усилиями филлоксеры, русской революции и запрета на алкоголь, закрывшего два главных экспортных рынка, а вскоре и последовавших за этим двух мировых войн площадь виноградников в Шампани заметно сократилась – со 100 тыс. га до 33 тыс.».

Поп-культура

Апелласьон развивался, когда продажи шли не очень, а цены были ниже, и именно тогда некоторые виноградники и деревни включили в него, хотя того не стоили, а некоторые незаслуженно обошли вниманием. Нынешние планы должны все это исправить. Шампанцы реорганизуют свой регион, в результате чего он может увеличиться. Проблема в том, что вопрос обсуждался медленно, и посыл превратно поняли.

«Мы просто пытаемся устранить пробелы, – акцентирует Джеймс Симпсон, магистр виноделия из британского представительства Pol Roger. – Окончательные показатели роста предположительно будут между 5 и 10% нынешнего максимального объема апелласьона. Некоторые земли придут от тех деревень, что не потрудились подать заявку до этого, а другие – от добавленных участков в пределах уже существующих виноградников».
Сейчас анализ почвы гораздо более совершенен, чем раньше, и наряду с новыми виноградниками уже существующие, которые окажутся не на должном уровне, будут дисквалифицированы.

«Сменится поколение, пока новая карта будет устанавливаться, – говорит Пайяр. – А еще два поколения новую землю будут засаживать. Но в целом это определенно положительно скажется на качестве». Дело в том, что если в Шампани ничего не будут предпринимать, то наступит момент, когда вина окажется недостаточно, чтобы удовлетворить спрос. «Рост виноградников позволит шампанскому оставаться сравнительно доступным, – добавляет Симпсон. – Оно по-прежнему будет роскошью, но относительно доступной. Качество виноделия и винодельческих инструментов никогда еще не было таким высоким, а виноградники никогда еще не были такими здоровыми».

Ну что ж, если предложение останется таким же, спрос будет удовлетворен, а цены сохранятся на относительно низком уровне, то кто мы такие, чтобы с этим спорить?

Шесть лучших шампанских кюве престиж

2006 Jacquart Cuvée Alpha

£85; Great Western Wines

Восхитительный Jacquart в прошлом году отпраздновал свое 50-летие. Его кюве престиж – равная смесь «пино нуар» и «шардоне», настоянное на собственном осадке в течение шести лет. Шампанское отличается особой элегантностью, округлостью и податливостью, даря нотки бисквита, гренок, ореха и апельсиновой цедры. Очаровательно и по отличной цене.

2006 Taittinger Comtes de Champagne Blanc de Blancs

£85; Fine & Rare

В первом романе о Джеймсе Бонде («Казино “Рояль”») герой пробует шампанское Taittinger Blanc de Blancs 1943 года. «Это не особо известная марка, – говорит Бонд, – но это, возможно, самое достойное шампанское в мире». Версия 2006 года, соблазнительно фруктовая при первом глотке, становится более комплексной при последующей дегустации, раскрываясь привкусом древесины и персика. Обожаю его!

2004 Sir Winston Churchill Cuvée Pol Roger

£105; Justerini & Brooks

Удача была ко мне благосклонна: я стал обладателем урожаев 2000 и 2002 годов, и я в восторге, что получилось отхватить еще и 2004-й. Шампанское произведено в крошечных количествах на лучших виноградниках Гран-крю. Это вино, преимущественно из «пино нуар», настаивалось на собственном осадке десять лет, и оно, возможно, самое достойное шампанское в мире. Версия 2006 года стала олицетворением концентрации и мощи. «У меня простой вкус, – заявил Черчилль. – Я легко довольствуюсь лучшим». Великому человеку оно бы понравилось.

1999 Bruno Paillard Nec Plus Ultra

£125; Hedonism
Дом Bruno Paillard был основан только в 1981 году, и NPU 1999 года – лишь четвертый урожай этого исключительного, настоянного в бочке шампанского. Представляющее собой равную смесь «пино нуар» и «шардоне», оно яркое и отстраненное, но одновременно медовое и дружелюбное. Отведайте его величественно комплексную старательно выдержанную красоту, пока есть такая возможность.

2002 Gosset Celebris Vintage Extra Brut

£125; Berry Bros

Gosset знаменит тем, что является самым старым производителем вина в Шампани. Также он прославлен на весь мир сказочным качеством шипучки, в особенности своего шедевра – Celebris. Десять лет оно провело на собственном осадке, а преимущество очень низкого дозажа всего в 5 г/л позволяет лучше оценить чистоту винограда. За чудесной изначальной цитрусовой свежестью следуют нотки спелых груш с небольшой примесью бриоши.

2002 Piper-Heidsieck Rare

£175; Harrods

Учитывая, что главный винодел Regis Camus восемь раз становился виноделом года в категории игристых вин на International Wine Challenge, а этот урожай Rare дважды завоевывал золотую медаль, мне удивительно, что Piper-Heidsieck не получил еще больше славы. Это вино, на 30% состоящее из «пино нуар» и на 70 из «шардоне», поистине замечательное. Выдержанное в течение семи лет, оно богатое, щедрое и прекрасно сочетается с трапезой.



17.12.2015

Источник: SPEAR'S Russia #11(53)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Закопать миллионы

03.06.2024 Savoir Vivre HNWI

A
 

Купить остров подальше от цивилизации и построить там подземный бункер, чтобы переждать в нем конец света. Таков был план основателя биржи FTX Сэма Бэнкмана-­Фрида. Взлет миллиардера-­вундеркинда к вершинам богатства на волне бума криптовалют поражает воображение, столь же фантастической была и история молниеносного краха. Состояние Бэнкмана-­Фрида в 26 млрд долларов испарилось буквально за неделю, и ближайшие четверть века по решению суда он должен провести не на тропическом атолле, а в тюрьме. Но WEALTH Navigator заинтересовали не столько драматические перипетии жизненного пути бизнесмена, сколько обнародованные на процессе по его обвинению в мошенничестве документы. Они проливают свет на экзистенциальные страхи миллиардеров с Манхэттена и из Кремниевой долины, а также распространенные стратегии подготовки к краху цивилизации, который пугает многих ультрахайнетов.


Изнанка провидца

08.12.2023 Savoir Vivre HNWI

13
 

Пилоты частного Gulfstream IV не раз с изумлением наблюдали, как владелец этого бизнес-­джета размером с коммерческий лайнер и по совместительству один из самых богатых людей в мире, приехав на взлетное поле за рулем машины, сам доставал чемоданы из  багажника, чтобы передать их экипажу. На свои 30 млрд долларов он мог бы купить тысячу таких джетов, но мало что нравилось ему больше, чем бесплатная рубашка для гольфа, подаренная хорошим другом. Большую часть времени он проводил в своей родной Омахе, его будни проходили вокруг заседаний совета директоров и поездок к друзьям, – эти события были неизменны и регулярны, как фазы Луны. Этот мужчина в неприметном сером костюме, который топорщится жесткими складками, – легендарный Уоррен Баффетт. Недавно в издательстве «Бомбора» вышла посвященная ему книга «Баффетт. Биография самого известного инвестора в мире». Примечателен не только главный герой, но и автор – Элис Шредер не писатель, а финансовый аналитик. Шесть лет она изучала акции Berkshire Hathaway и все эти годы интервьюировала Баффетта. Результатом стало довольно откровенное жизнеописание, которое рисует внутренний мир Баффетта едва ли не столь же выпукло, как И картину его финансов и инвестиционных стратегий. С разрешения издательства WEALTH Navigator воспроизводит фрагмент этой книги.