Британский парад


Люсия ван дер Пост подготовила новый гид по истинно британскому стилю, найдя его воплощение у дизайнера мужской одежды Ника Эшли.

05.03.2015





Было время, когда казалось, что Британия умерла как промышленная держава. Общепринятым стало мнение, что мы должны жить в своих тканях, своей музыке, своих технологиях и финансовых службах. А длинный список всех прочих умерших или умирающих отраслей – кораблестроение, добыча угля, автомобильная промышленность, сталь – превращался в мрачную перекличку. Но есть ощущение, что британская промышленность начинает снова возрождаться. Кажется, британизм снова вошел в моду.

Прошли те дни, когда Британия была символом единственно значимого стиля, однако сегодня несколько давно организованных и недооцененных предприятий возрождаются – Breanish Tweed на Гебридах, керамика в Сток-он-Тренте, Gainsborough Silk Weaving Company в Саффолке, Belstaff и Barbour, не говоря уже о звездном Burberry.

И если когда-то Китай представлялся катализатором злого рока наших промышленников, сейчас общее впечатление таково, что он не всегда играет по полной. Заработная плата там заметно выросла, надежность, которая никогда не была их сильной стороной, осталась прежней, переговоры с китайскими политиками и бизнесменами непростые. В итоге многие, кто переносил свое производство на Дальний Восток, начинают возвращать его обратно. Взять хотя бы Portmeirion, одного из ключевых участников возрождения гончарного дела, выкупивших в 2009 году Spode и Royal Worcester из внешнего управления. Не так давно всемирно известная линейка Blue Italian от Spode была снята с производства на Востоке. Сейчас она вернулась в Сток-он-Трент, где ей и место.

Сегодня многие другие, более мелкие, компании которые, как и гончарные, имеют за плечами длинные и романтические истории, бывают спасены теми, кто страстно верит не только в сохранение рабочих мест и истории, но и в будущее продукции с серьезной родословной, сделанной с любовью и заботой, по-настоящему качественно. Дебора Миден, известная по Dragon’s Den, например, уверена, что в Британии можно найти массу скрытых сокровищ, которые нуждаются в небольшой полировке, любви и некоторых инвестициях, чтобы засиять снова. Этим она занимается с Fox Brothers, производителями качественной ткани в Сомерсете, запустив дочерний бренд Merchant Fox, продающий товары онлайн.

Работающие идеи

Есть еще и Ник Эшли. Он сын грозной и великой Лоры Эшли, основательницы компании, чье очарование во многом держится на весьма особенной деревенско- идиллической английской ностальгии, так что чувство британского у него в ДНК. Несколько лет назад Эшли услышала, что компания в Манчестере, производившая вещи для своего одноименного бренда наряду с такими предприятиями, как Aquascutum, Chanel, Holland & Holland и Marks and Spencer, подумывает умыть руки. Майку Столлу, работавшему там с четырнадцати лет и в результате ставшему ее директором, надоело делать вещи для других, надоели люди, которые не платят вовремя, которые, по его словам, «дурачат» его.

Эшли хорошо знал это предприятие. Они делали то, что он называет «рабочей одеждой» – прочные, красиво собранные вещи: плащи, пиджаки (лондонская полиция до сих пор носит Waverley), брюки – из высококачественных тканей, выдерживающих проверку временем.
Эшли решил, что компанию стоит спасти. Джеймс Иден, правнук основателя, хотел принять управление, и Эшли почувствовал, что вместе они могут сделать что-нибудь прекрасное. С его задумкой и производственной мощностью фабрики они могли бы построить серьезный бизнес и назвать его Private White в честь Джека Уайта, «настоящего английского джентльмена, как его описал Эшли, купившего фабрику после Первой мировой войны.

Также Иден купил фабрику шерсти в Йоркшире и хлопковую фабрику в Ланкашире, и хотя они не владеют овцами, за ними было закреплено стадо, с которого они получали пряжу. «От овец до прилавка» – один из их девизов. Вся ткань поступает к ним из области не дальше 16 км от Манчестера, так что их продукция целиком местного производства.

Они особенно гордятся своими тканями. Они используют много водонепроницаемого хлопка, армейской ткани, заказанной Министерством обороны для пилотов спитфайров во время войны. Ткань сделана из длинноволокнистого американского хлопка (хотя соткана на ланкаширской фабрике), и нити в ней плотно скручены, благодаря чему она дышала, когда пилоты были в кабине, а если они попадали в воду, волокна разбухали и создавали естественную, почти водонепроницаемую защиту. Сегодня они по-прежнему делают то, что сами называют «водонепроницаемыми куртками» темных цветов (Эшли, по ее словам, предпочитает использовать только «темные натуральные цвета»). Однотонные стоят 730 евро, двусторонние (два оттенка бежевого или два оттенка серого) – 1110 евро.

Самый популярный продукт – мотоциклетная куртка Twin-Track по дизайну 1930-х, возрожденному Эшли. Они сделаны из водонепроницаемой хлопковой ткани, и у них есть уникальная шестисантиметровая полоса, которую можно убрать и сделать куртку уже, а тем самым более плотно сидящей летом, или снова вставить зимой, чтобы куртку можно было носить на свитер. Они идут в тех же скромных цветах (синий шамбре, цвет ржавчины, оливковый, темно-синий и хаки (535–755 евро).

Есть еще и Shacket, более утонченная версия анорака, тоже сделанная из водонепроницаемого хлопка и созданная по образу армейской полевой куртки, разработанной для армии США (755 евро).

Дизайн для жизни

Эта одежда создана, чтобы жить почти вечно. Она, как вы уже поняли, совсем не похожа на вылизанные вещи от итальянских и французских дизайнеров. Они вписались где-то посередине между изящно скроенными костюмами для офиса и формальных общественных событий и небрежным стилем джинсов и свитера. Они идеально подходят для тех, кто работает в новых «расслабленных» областях – IT, новых медиа, а также для тех, у кого свой бизнес. Если вы стремитесь к бонусу в Goldman Sachs, то эта одежда не для вас.

Эшли согласна с акцентом на том, что ее изделия – не продукт общего потребления. У этой одежды удивительно утонченные поклонники, и, как ни странно, ею особенно восторгаются в Германии, где, похоже, знают толк в качестве.

Этим летом Эшли и лорд Марч из Гудвуда объединились, чтобы создать Goodwood Worksuit. Private White и Гудвуд, похоже, прекрасно для этого подходят, и, по словам Эшли, «Гудвуд – мечта тех, кто возрождает традиции». Такая концепция прекрасно уживается с неким английским ностальгическим видением тех времен, когда можно было прокатиться по сассекским холмам на своем Morgan или Healey Westland. Одежда выполнена из тончайшего 100-процентного хлопка, который соткан в Ланкашире, после чего постиран и окрашен для придания текстуры, характера и аутентичности.

Private White, похоже, начинает развиваться. У них уже есть магазин в лондонском Lamb на Кондуит-стрит, еще один только открылся в Мэйфэйре на Дюк-стрит. Кроме того, они организовали продажу вещей онлайн через собственный сайт, а некоторые предметы гардероба можно найти в Mr Porter – современном месте продажи английских идеалов.


Согреться зимой

Многие парни в восторге от перьевых ручек, и теперь у них появился еще один предмет желаний. Марк Ньюсон, легендарный австралийский дизайнер, объединился с Hermès и создал Nautilus. Она обтекаемая, как пуля, сделана из цельного алюминия и нержавеющей стали в графитово-сером или винном цвете. Перьевая ручка стоит 1380 евро, шариковая – 1140 евро.


Рубашки от Эммы Виллис хорошо известны в тесном кругу модных мужчин, преимущественно из Сити. Ее линейка из тонкого швейцарского хлопка особенно популярна. Идеальна для нерабочей обстановки ее последняя коллекция двухслойных кашемировых рубашек поло, сделанных на границе с Шотландией. Стоят они 495 евро за штуку, и Виллис рекомендует вам совмещать их с рубашками Cashmerello (355 евро).


Также для прохладных дней замечательно подходят сделанные вручную ботинки (410 евро), которые можно найти у Toast. Они отличаются особенной «британскостью»: прочные, практичные и одновременно изящные. Они сделаны в Нортгемптоншире из лоснящейся телячьей кожи фирмой Joseph Cheaney and Sons, где вам (за небольшое вознаграждение) починят их, когда каблуки сносятся.



05.03.2015

Источник: SPEAR'S Russia #1-2(45)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.