Безвредная страсть


Запали на родственника более признанного вина? Не стыдитесь – радуйтесь, что нашли до странного знакомую новую любовь, призывает Джонатан Рэй.

11.12.2014





Вы когда-нибудь влюблялись в чью-то сестру? Своей лучшей подруги или – о, боже! – своей девушки или жены? Ну, не отчаивайтесь, с кем не бывает.

Однажды я почувствовал себя более чем изменником. Взяв бокал игристого на лондонской вечеринке, я сразу же оказался без ума от его пенистого, приятного вкуса. Он был изысканным, с ароматом миндаля, жимолости и ванильной булочки, к тому же бодряще освежающим. Оказалось, что это бокал недавно обновленного шампанского Ayala, и я в него влюбился.

Чувство вины было абсурдным, хотя Ayala приходится «сестрой» неподражаемому Bollinger, моей любимой шипучке. Ладно, стоящей в одном ряду с Pol Roger. Поговорим о неверности.

Семейный бизнес Bollinger поглотил Ayala девять лет назад и установил свою марку на производителей, назначив директором Адри­ана Муфлара (ранее работавшего на Bollinger) и проведя множество изменений и улучшений. Несмотря ни на что, вина по-прежнему сильно отличаются от Bollinger. Ayala с гордостью остаются верными шардоне, тогда как Bollinger уверенно придерживаются пино нуар. В Ayala есть стиль и внимание к деталям, которые присутствуют у Bollinger, так же как и их харизма, и, надо заметить, продажи Ayala выросли в космических масштабах.

Увлечься сестрой любимого человека не так уж и удивительно. Помимо прочего в этом есть нечто успокоительно знакомое, и в то же время волнующе неизвестное. Что касается вина, если вас в производителе особенно восхищает стиль или характер, то, скорее всего, он будет присутствовать и у его родственника, несмотря на отличия в регионе и в сорте винограда.

Сестринство

Возьмем, к примеру, AXA Millésimes. У них в портфолио порядочное количество первоклассных виноградников, и хотя они слишком разно­образны, чтобы их можно было объединить под так называемым фирменным стилем, а также прославлены очень разными производителями, сортами, регионами, климатом и так далее, у всех у них есть нечто схожее.

«Это благодаря единой философии, на которой базируется все, что мы делаем, – говорит директор AXA Кристиан Сили. – Хорошее вино – это гармоничное, сбалансированное проявление прекрасного терруара. Будь то в Château Pichon, Château Suduiraut, Quinta do Noval или где-либо еще – мы везде ревностно относимся к выбору винограда, используя только тот, что растет на лучших терруарах конкретного хозяйства. Мы производим меньше вина, чем до моего появления здесь двадцать лет назад, и все из-за строгого процесса отбора».

Иными словами, если вам нравится, что они делают у Pichon в Пойяке, у Noval в Дуро и так далее, то вам понравится и то, что они производят у Suduiraut в Сотерне. Винодельни AXA мчатся вперед на всех парах, и вот что говорит Симон Стапль, директор по элитным винам Berry Bros. & Rudd, об урожае Suduiraut 2010 года: «Вот это да! Château Suduiraut уже наступает на пятки Château d’Yquem. Оно почти так же прекрасно, а по цене во много раз дешевле».

«Сестринские» вина могут быть дешевле своих более известных родственников и порой располагаются в другом регионе или даже в другой стране. Они могут делить производителя или же просто владельца и «фирменную» философию в смысле подхода к процессу. Какие бы ни были сходства или различия, с «сестринскими» винами стоит пофлиртовать. Например, если вам по душе знаменитое Château Rauzan-Ségla в Марго, то почему бы не попробовать похожее Château Canon из Сент-Эмильона по той же цене? А если вы восхищаетесь шелковистой мягкостью бургундских от Maison Joseph Drouhin, то вам стоит отведать изысканные вина, которые они делают в Орегоне. Или продегустируйте австралийские вина от Michel Chapoutier вместе с марокканскими винами его легендарного родственника с берегов Роны, Alain Graillot.

И не вините себя: по крайней мере, вы остаетесь в семье. 

Букетные записки

Ayala Brut Majeur NV

(Ј29.99, Waitrose)

Ayala, основанная в 1860 году, – одна из 26 участниц Ассоциации производителей шампанских вин. Это «сестринский» виноградник (и сосед по небольшой гран-крю-деревне Ай) могучего Bollinger и с 2005 года целиком принадлежит семье Боленже. Ayala реорганизовали и перезапустили в 2014-м со стильной упаковкой в духе ар-деко, а на вкус их вино просто потрясающее. Brut Majeur – свежее и элегантное с деликатными нотками жимолости и ванильной булочки. Состоящее преимущественно из шардоне, оно прекрасно дополняет ориентированный на пино-нуар стиль Боленже.

2012 Le Difese, Tenuta San Guido, Tuscany

(Ј17, Armit)

Sassicaia, первое вино от Tenuta San Guido, – одно из прекраснейших вин в мире, оригинальное так называемое супертосканское, представленное миру Николо Инчиза делла Рокеттой. Сегодня у руля его пасынок Себастьяно Роза, и винодельня набирает силу. Хотя оригинальный виноградник был засажен санджовезе, Sassicaia, как известно, смесь каберне совиньона и франка. Тем не менее Le Difese, созданное той же командой, – смесь каберне совиньона и санджовезе, оно зрелое, интенсивное, шелковисто-мягкое и полно нотами трав, сливы и черной смородины.

2010 Château Suduiraut, Sauternes

(Ј69, Berry Bros & Rudd)

AXA Millésimes, винодельческое подразделение AXA Insurance, может похвастать завидным портфолио виноделен, и у Château Suduiraut есть весьма изысканные «сестры», в том числе Château Pichon-Baron в Пойяке, Château Petit-Village в Пом­роле, Domaine de l’Arlot в Бургундии и Quinta do Noval в долине Дуро. Под руководством Кристиана Сили Suduiraut встали в первый ряд Сотерн, а урожай 2010-го – выдающийся, с чистым, насыщенно сладким вкусом экзотических фруктов, подчеркнутым освежающей кислотностью. Конечно же, оно еще может храниться, но уже сейчас это сладкое вино близко к идеальному.

2011 Saint-Joseph, J-L Chave

(Ј35, Yapp Bros)

Domaine Jean-Louis Chave в северной части долины Роны передавалось от отца к сыну с 1481 года, и любители вина уважают хозяйство за то, что там производится мощное, насыщенное, мужественное Hermitage. Также семья давно владеет соседними, но менее известными виноградниками аппеласьона Сен-Жозеф, где производят изысканные вина, по-настоящему глубокие и интенсивные. Последние не стоит рассматривать как замену потрясающим Hermitage от Chave, скорее как достойную альтернативу, сделанную с той же любящей заботой и вниманием к деталям, а также как идеальное знакомство со звездным производителем из долины Роны.

2012 L’O de la Vie, Minervois

(Ј14.89, Goedhuis)

Жан-Поль Толло и его партнер Анна Гро производят бургундские вина более двадцати лет, и их одноименные винодельческие хозяйства – Domaine Tollot-Beaut и Domaine Anne Gros – справедливо прославились своими винами превосходного качества. Стремясь работать вместе, недавно они прорастили свои бургундские корни в Лангедоке. Здесь они производят Les Carrétals из кариньяна и гренаша, Les Fontanilles из кариньяна, гренаша, сира и сенсо, а также глубокое, насыщенное, но бодро и легко пьющееся стопроцентное сира – L’O de la Vie, самое скороспелое из всех «младших сестер».

2011 Joseph Phelps Freestone Pinot Noir, Sonoma Coast

(Ј36.56, Private Cellar)

Insignia Джозефа Фелпса – хит среди калифорнийских каберне, более чем стремительно приближающийся к своим знаменитым соседям из долины Напа. Менее известны вина Sonoma Coast от Джозефа Фелпса. Они сделаны той же командой технологов, что и Insignia, с тем же профессионализмом и подходом, и эти вина определенно заслуживают большей аудитории. Насыщенный, спелый черносмородиново-ежевичный вкус Freestone Pinot сохраняется благодаря свежему бризу со стороны Тихого океана. Будучи насыщенным и ароматным, это вино структурированное и комплексное. Неудивительно, что его подают в первом классе на трансатлантических рейсах British Airways.



11.12.2014

Источник: SPEAR'S Russia #11(43)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.