Цена ошибки


О том, какие типичные ошибки допускают состоятельные россияне, когда совершают действия, не продумав их налоговых последствий, рассказывает Андрей Ганин.

02.03.2009





Конфиденциальность vs Профессионализм

Собираясь посетить какое-либо публичное мероприятие, доверите ли вы выбор костюма своему стоматологу? Почему бы и нет? Возможно, он человек с отменным вкусом (хотя и вынужден проводить большую часть дня в белом халате) и за время работы с вами успел изучить ваши предпочтения в одежде. Он в целом представляет, куда вы планируете направиться в этом облачении и чем намерены там заниматься. Да и что, в принципе, может случиться, если ваш стоматолог оплошает с выбором? Максимум – испортится настроение от осознания того, что, например, прекрасная тройка будет не вполне уместна на турнире по гольфу, и придется идти в чем-то другом, спешно подбирая в гардеробе альтернативный вариант.

Еще несколько лет назад привычка обсуждать с профессиональными консультантами планы личного инвестирования и связанные с этим налоговые риски и правовые ограничения была редкостью для наших состоятельных соотечественников. И даже если это происходило, вместо налоговых специалистов российские HNWI, как правило, обращались к частным адвокатам, которые оказывали услуги по юридическому сопровождению сделок, представляли интересы клиентов в суде, помогали составлять договоры и другие документы (в том числе и налоговые декларации), а также к инвестиционным банкирам, ориентированным на работу с частными лицами. А ставшая уже традиционной для богатых европейцев или американцев потребность тесно взаимодействовать именно с налоговыми консультантами при совершении инвестиционных сделок, приобретении или продаже активов и т. д. в России пока не сформировалась.

Во многом это связано с российской спецификой сотрудничества с этой категорией клиентов, которая заключается в том, что серьезным, порой решающим фактором при выборе консультанта является личное доверие к конкретному человеку – ведь ему становятся доступны секретные сведения о тайных планах бизнесмена, перспективах развития его дела, получении тех или иных доходов. Деликатность таких моментов обуславливает естественное ожидание со стороны частного клиента и то, что посвященное в них лицо будет демонстрировать не менее щепетильное (конфиденциальное) к ним отношение – порой даже и в ущерб определенному профессионализму в конкретных областях.

Зачастую, единожды выбрав такого доверенного представителя для решения вопросов, связанных с управлением персональным имуществом или осуществлением юридической поддержки, состоятельные люди полагают, что необходимость в дополнительных налоговых консультациях отпадает. Это одно из ключевых заблуждений, способных привести к нежелательным последствиям, которых при правильном налоговом планировании можно было бы избежать.

Типичный случай

Подобные ситуации возникают повсеместно и касаются большинства имущественных операций, которые осуществляет человек, обладающий крупным капиталом. Покупка недвижимости, ценных бумаг, слитков драгметаллов – отсутствие плана по налоговой оптимизации при совершении этих и многих других сделок может привести к значительным переплатам. А это особенно ощутимо и нежелательно в период рецессии.

Например, весьма распространен такой сценарий: перед отъездом на постоянное место жительства в другую страну богатый человек распродает все или часть российских активов (автомобили, недвижимость и прочее имущество). Казалось бы, довольно логичный шаг, да и сами операции вполне типичны. Однако мало кто учитывает, что налоговые нерезиденты России (лица, проведшие на территории РФ менее 183 дней в течение 12 следующих подряд месяцев) платят налог по ставке 30 процентов с доходов, полученных от источников в РФ, без возможности вычесть расходы на первоначальное приобретение любого имущества, кроме ценных бумаг. Так что, если до отъезда человек жил в России менее 183 дней, ему придется перечислить значительную сумму налога в бюджет по факту совершения всех указанных выше операций. При этом если бы он заблаговременно проанализировал ситуацию с точки зрения налоговых последствий, то мог бы спланировать продажу имущества таким образом, чтобы платить налог по ставке 13 процентов или вообще избежать этой необходимости.

Банальное отсутствие у человека корректно оформленных документов, подтверждающих, например, расходы на первоначальное приобретение ценных бумаг, может свести на нет все усилия по построению эффективной структуры владения и продажи активов

Или другой случай: предприниматель открывает аффилированные компании на имя родственников или номинальных владельцев. В иностранных юрисдикциях, например на Кипре, – передача активов от такого «условного» хозяина к реальному может осуществляться, в частности, с помощью оформления так называемого instrument of transfer, использование которого не должно приводить к возникновению налоговых последствий для вручающей и принимающей сторон. Однако по российскому законодательству такие операции (которые порой совершаются по номинальной цене или вовсе безвозмездно) могут, в зависимости от налогового статуса участников сделки и передаваемого между ними актива, повлечь неблагоприятные налоговые последствия для обеих сторон. Для номинального владельца, имеющего статус налогового резидента в России, такая передача может привести к начислению налога в отношении дохода, «полученного от реализации» актива по его рыночной стоимости.

А для фактического бенефициара, получающего актив в свою личную собственность, налог может быть начислен в отношении дохода в натуральной форме/материальной выгоды от приобретения имущества не на рыночных условиях.

Нельзя обойти вниманием и структурированные банковские продукты, широко представленные и активно предлагаемые как российскими, так и иностранными банками, работающими на рынке private banking.

Безусловно, интерес к таким продуктам, особенно к зарубежным производным инструментам и ценным бумагам, возрос в связи со значительной либерализацией требований валютного контроля. Однако инвестируя за границу, необходимо учитывать не только «лежащие на поверхности» требования законодательства (в частности, касающиеся извещения налоговых органов об открытии счета за пределами РФ), но и целый ряд других, менее известных норм валютного регулирования, например соблюдение порядка зачисления средств от инвестиционных операций на счет за пределами России.

Не нужно забывать и об особенностях декларирования доходов от купли-продажи ценных бумаг и долей участия, а также от деятельности в составе российских компаний, о процентах по депозитам и применяемым к ним требованиям налогового законодательства. Вероятно, это прозвучит абсурдно, но банальное отсутствие у физического лица корректно оформленных документов, подтверждающих, например, расходы на первоначальное приобретение ценных бумаг, может свести на нет все усилия по построению эффективной структуры владения и продажи активов.

Стоматолог, давший вам совет относительно выбора костюма, просто оказал вам дружескую услугу. Вероятность негативных последствий такого приятельского поступка минимальна, ведь, в конце концов, у врача в жизни совсем другое профессиональное предназначение и именно за это вы его цените в первую очередь. Налоговое планирование ваших финансовых/инвестиционных операций – это целый комплекс вопросов российского и международного налогообложения, и вмешательство в их решение (пусть даже и самое дружественное) со стороны непрофессионала может обойтись весьма дорого. И этого нельзя не учитывать, особенно в нынешние, отнюдь не простые времена.



Андрей Ганин
Партнер Deloitte & Touche, департамент консультирования по налогообложению и праву, руководитель направления по консультированию частных клиентов.
02.03.2009


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз