Банк семейных ценностей


Как сделать так, чтобы смена поколений не мешала семье процветать? Ответ на этот сложный вопрос предлагает автор новой книги, рассказавшая Джону Андервуду о концепции семейного банка.

16.09.2015




© Stephen Collins


Эмили Гриффитс-Хэмилтон знает, как обескуражить те HNW-семьи, которых налоговые маневры интересуют больше планирования будущего. «Если в семье не думают ни о чем, кроме максимизации финансовых активов за счет стратегий минимизации налогов… то пусть не удивляются, если дети станут бездельниками в Gucci», – заключает она.

Столь прямолинейный тон нетипичен для книг о wealth management, но автор произведения «Построй семейный банк: верный путь к богатству многих поколений» (Build Your Family Bank: A Winning Vision for Multigenerational Wealth) пленных не берет. У представительницы нового поколения династии Гриффитс-Хэмилтон масса хороших идей, и изложить их она рада – но только тем, кто не боится работы.

Понять, как устроен семейный банк, несложно: по сути, он напоминает мафиозный совет. В пример Эмили приводит свой банк. Вместе с супругом и двумя сыновьями она образует совет директоров, и у каждого в нем есть право голосовать по вопросам управления. Человеческий и интеллектуальный капитал семьи заботит Гриффитс-Хэмилтон не меньше материального богатства, и ключевыми решениями банка может определяться, получит ли кто-то из совета низкопроцентный кредит на открытие бизнеса и оправдывает ли необходимость добираться до вуза и повышать свой общий потенциал покупка автомобиля. Право голоса, что важно, не наследуется – его нужно заработать.

Служение будущему

Условия получения такого права везде разные, но в случае с семьей Эмили огромное значение наверняка имеет желание действовать. Чередование одной работы с другой и быстрая смена часовых поясов не помешали ей встать за три часа до нашего раннего завтрака в одной из гостиниц Сохо.

И здесь нет ничего поразительного. Гриффитс-Хэмилтон родилась в одной из самых деятельных и успешных семей Канады. Она не только хранитель ее богатства в третьем поколении, но и практикующий дипломированный бухгалтер и одновременно финансовый консультант. Дед по материнской линии – ветеринар – придумал консервированный корм для собак, который стал первым на рынке по популярности. Отец построил медиаимперию и заработанными деньгами спас ванкуверскую хоккейную команду. Сама Эмили, прежде чем основательно взяться за бухгалтерское дело, четыре года отслужила в Королевском военно-морском флоте Канады («Мама спрашивала: “Ты уверена?”»). Сейчас она тесно сотрудничает со своим супругом (инвестиционным консультантом) и помимо прочего находит время на международную олимпийскую работу в области санного спорта.

Учитывая то пренебрежение, которое Гриффитс-Хэмилтон испытывает к «бездельникам в Gucci», ничуть не странно, что она не примкнула к золотой молодежи. Но профессиональный интерес к планированию семейного будущего проснулся в ней после того, как в 1994 году не стало отца, а его замыслы в отношении наследства потерпели крах. «Он проработал бухгалтером 58 лет и, казалось, создал лучшую структуру, какую только можно было придумать, – вспоминает дочь. – Но учитывая то, что мы знаем о ней сегодня, неудивительно, что система не сработала, как он хотел».

Нарушенный обмен

Как показывает статистика последних 20 лет, 70% планов, связанных с наследством, проваливаются, и чаще всего причиной становятся коммуникационные проблемы. «Я ни разу не видела, чтобы все проходило при полном доверии и понимании», – поясняет Эмили. Что касается ее почившего отца, то он слишком много внимания уделил трастам и избежанию налогов и слишком мало – подготовке детей. Этот урок стал фундаментом для работы Гриффитс-Хэмилтон, а появившиеся наконец аргументы в подкрепление ее давних теорий позволили взяться за перо.

Творение канадки выгодно отличает отсутствие унылого морализма, характерного для многих других книг по бизнесу. Автор честно делится своим опытом, увлекательно рассказывает о собственной семье, буквально каждое ее слово пропитано энтузиазмом. Но всем ли нужен прямой, без обиняков межпоколенческий диалог на тему того, какие суммы хранятся в банке и как ими правильно распорядиться?

«Во многих семьях эта открытость и так присутствует, только они этого не осознают. Это один из провод­ников мысли, – не сомневается Эмили. – Последним табу остается как раз тема денег». А в семьях, где она все-таки обсуждается, это наверняка делается с ошибками, полагает она: «Люди начинают с верхушки, с цифр – и забываются. Хотя правильнее было бы спросить: “В чем наша цель, каковы наши приоритеты, какие у нас активы?” И разговор на эту почему-то до сих пор запретную тему стал бы менее примитивным».

Сыновья Гриффитс-Хэмилтон работают с десятого класса и тратят на себя собственные деньги. Они не стали заложниками наследства и соответствующего образа жизни. «Они знают, что у них есть право голоса, но, что интересно, им не пользуются, – замечает мать. – Зная, что у них есть голос, они не чувствуют необходимости его требовать».

Совместное предприятие

Один из очевидных плюсов семейного банка заключается в том, что он стимулирует младшее и старшее поколения планировать будущее вместе. Сыновья Эмили не хотят прокладывать карьерный путь по стопам родителей, но о семейных активах и пассивах у них сформировалось хорошее представление. И не в обстановке стресса от чьей-либо утраты, как часто бывает, а заблаговременно.

Способствовать гармонии и налаживанию отношений Гриффитс-Хэмилтон заставляет не только желание оказывать качественные услуги. Будучи молодой мамой двоих детей и занимаясь финансовыми делами хоккейной команды отца в период его последней болезни, она перенесла инсульт. Несмотря на непоправимое ухудшение зрения, Эмили по-прежнему может нормально жить, работать и судить соревнования по санному спорту. Но тот опустошающий период ей не забыть.

«Я очень стараюсь, чтобы семьи не ссорились из-за глупостей, – говорит канадка. – Порой, когда ты уже деликатно распаковала семейный багаж, все может скатиться обратно к тому, что “в 15 она увела у меня парня”».

«Построй свой семейный банк» печатается уже в третий раз, хотя некоторые книжные магазины не могут понять, к какой категории отнести книгу: настольное издание для предпринимателя, самоучитель или узкоспециализированное пособие по строительству. Также готовится продолжение о семейном бизнесе. Открыть в себе автора, должно быть, приятно, но Гриффитс-Хэмилтон наверняка не терпится засучить рукава и вернуться к разрешению проблем в непримиримых семьях. «Я не против бездельников в Gucci, – признается она. – Но когда ты зарабатываешь сам, возникают совсем другие ощущения».



16.09.2015

Источник: SPEAR'S Russia #9(51)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз