В капкане списка


Роберт Амстердам – о сложностях, которые возникают у тех, кто обнаруживает себя в списке «влиятельных политических лиц» (politically exposed persons, PEPs).

23.04.2015




© East News/Ikon images


Иностранцы вроде меня знают и ценят Лондон как место с особым историческим шармом и динамичной светской жизнью. Однако теперь его начинают узнавать с совсем другой стороны: как магнит для мирового богатства. Благодаря ли индустрии искусств, гудящим модным кругам, ужасающе дорогому жилью или чему-то еще, но состоятельным иностранцам здесь комфортно. Лондон рад деньгам из-за границы. Впрочем, многие финансовые структуры настроены к их владельцам враждебно. Причина – в порочной системе представления рисков, известной как список «влиятельных политических лиц». Есть ряд моментов, из-за которых этот список сулит проблемы массе невинных людей. Прежде всего, это отсутствие четкого определения политического влияния, зачастую вынуждающее составителей собирать и трактовать данные по выбранным целям исходя из произвольных и не сообразующихся друг с другом критериев (в первую очередь внимание обращают, как правило, на гражданство и сумму на банковском счете).

Понятие «PEP» вошло в употребление после выхода рекомендаций, составленных межправительственной Группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF). В ее широкой трактовке «влиятельные политические лица» – это люди, «на которых возложены или были возложены в прошлом важные государственные функции», и члены их семей. Предполагается, что они могут злоупотребить своим положением для совершения противоправных действий.

Особый акцент делается на тех, кто владеет долевыми инструментами через корпорации, но PEPs – это не только политики, министры и госслужащие. Ими могут быть работники судебных органов, военные, а также представители компаний, связанных с политическими партиями или ведущих бизнес с властями.

Когда человек попадает в PEP-лист, его жизнь весьма быстро становится очень сложной. Простая деловая активность и стандартные деловые трансакции (открытие счетов, привлечение финансирования, взятие кредитов, продажа акций и т.д.) могут несправедливо задерживаться на дни и недели. Человек незаслуженно обременяется, страдает его репутация, а презумпция невиновности почти не востребуется. Наша юридическая фирма имела дело с рядом клиентов, ошибочно отнесенных к «влиятельным политическим лицам», и, чтобы эти ошибки исправили, нам приходилось следовать таким же нескладным и беспорядочным процедурам, что и те критерии, которые упоминались ранее.

Одна из главных проблем: нет генерального контроля. FATF – не более чем благонамеренная межправительственная организация, дающая ориентиры по политическому влиянию. Нет ни регуляторных инструментов, ни требований следовать ее рекомендациям.

Данными рекомендациями пользуются независимые службы представления рисков, такие как Thomson-Reuters World-Check (ныне известная как Accelus). Банки, вынужденные усиливать due diligence и внедрять весьма жесткие процедуры в рамках политики «знай своего клиента», обращаются к этим независимым службам за получением характеристик. В случае с World-Check характеристики составляются с использованием отчетов IntegraScreen, которые подготавливаются на основе результатов поиска информации о судебных разбирательствах, долевом участии, а также по открытым базам данных и даже по материалам СМИ.

Риск ошибочного внесения человека в PEP-лист должен быть очевиден, особенно с учетом того, как часто всплывают неточные сведения в СМИ развивающихся стран. В одном из недавних докладов World-Check даже признала наличие ряда этих проблем в своей работе.

Вместе с тем добиться исключения из PEP-листа порой очень сложно. Необходимо скоординированное взаимодействие с финансовыми организациями, заинтересованными лицами и службой представления рисков. Важно выяснить, почему именно этого человека внесли в список. Иногда и это обременяет жертву, нужно пошагово доказывать некорректность характеристики.

Но крайне мало «расставить галочки». В каждой ситуации есть своя специфическая проблематика, и финансовая дискриминация – лишь малая часть проблемы. Лицо, на которое составлена неточная, неблагоприятная характеристика, лишается ряда базовых человеческих прав: права на справедливость и права на конфиденциальность информации – что невозможно ни в одном нормальном суде.

Случаев, когда финансовым организациям требуется выявлять «влиятельных политических лиц», масса, например когда речь идет о санкциях против России или финансировании терроризма. Но существующая методика слишком расплывчата и способствует тому, чтобы в капкан попадали те деловые люди, которые не сделали ничего плохого и не заслужили столь предвзятого отношения.


Роберт Амстердам – основатель и партнер международной юридической фирмы Amsterdam & Partners LLP.



23.04.2015

Источник: SPEAR'S Russia #4(47)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


На стыке двух миров


1-01-01
 

Использование российским бизнесом судов британской юрисдикции для разрешения коммерческих споров входит в широкую практику. Но вместе с известными преимуществами подобный подход нередко несет в себе и существенные риски, чреватые чувствительными потерями или упущенной выгодой. В начале августа в непринужденной обстановке одного из московских ресторанов состоялась неформальная встреча топ-менеджеров и владельцев собственного бизнеса, организованная юридической группой PARADIGMA совместно с Jaguar Land Rover. В ходе нее юристы компании рассказали о коллизиях, возникающих на поле трансграничного права, а также об инструментах юридической защиты и нападения, используемых в интересах клиентов в подобных разбирательствах. Самые запоминающиеся моменты выступлений, выдержанных в стилистике «охотничьих рассказов» на примерах реальных дел PARADIGMA, выслушал и записал Владимир Волков.