Секрет фирмы


Как любой настоящий шпион, Кристофер Джеймс, основатель компании Hakluyt, специализирующейся на бизнес-разведке, не кричит о своих успехах на каждом углу. Но сейчас он охотно делится опытом с молодым поколением, о чем и рассказал Кристоферу Сильвестру.

30.06.2015




© East News/Fanatic Studio


Кристофер Джеймс основал компанию, занима­ю­­­­щуюся бизнес-разведкой, в 1994 году – в то время никто еще даже не знал, что такое бизнес-разведка. Он назвал ее в честь человека-загадки Ричарда Хаклюта – священника, дипломата, шпиона и писателя елизаветинской эпохи. Занимая в Париже пост секретаря английского посла, он снабжал информацией о деятельности французов и испанцев начальника разведывательной службы при Елизавете I Фрэнсиса Уолсингема. Это сильно напоминает карьеру самого Джеймса, служившего в Специальной воздушной службе, Секретной разведывательной службе МИ-6 и Министерстве иностранных дел, то есть находившегося в самом центре тайной международной деятельности Великобритании.

Джеймс родился в Индии. Его отец служил в индийской армии, и семья осталась в стране еще на несколько лет после получения независимости. Затем они вернулись в Англию, и отца перевели в британскую армию. «Первые годы моей жизни мы постоянно переезжали, и я не успевал привязаться к месту. В конце концов отец обосновался на острове Уайт. В школе я учился на Большой земле, а летом ходил под парусом на острове», – рассказывает Кристофер.

В 1963 году Джеймс получил военную стипендию и поступил в Королевскую военную академию в Сандхерсте. «В то время обучение там длилось два года, а для меня это слишком длинный срок. У меня не получается долго работать в крупных организациях – я быстро теряю интерес и не терп­лю авторитетов, во мне есть, я бы даже сказал, что-то мятежное. Мне нравится быть частью системы, но через некоторое время появляется желание заняться чем-то еще». При поступлении Кристофер был одним из лучших студентов, а завершил курс третьим с конца. Тем не менее об академии он вспоминает с теплотой.

Затем он поступил на службу в Уэльсскую гвардию и в 1966 году, когда Великобритания начала выводить войска с территорий к востоку от Суэцкого канала, уехал в Йемен. Здесь он впервые столкнулся со Специальной воздушной службой, работающей там вместе с их обычным подразделением. «Они были окутаны тайной. Специальная служба тогда была менее известна, чем сейчас. Никто толком не знал, как туда попасть и чем они занимаются, но все знали, что делают там что-то интересное».

Специальное назначение

Когда Кристофер вернулся в Англию, его назначили начальником караула у Букингемского дворца и Виндзорского замка. «Примерно три с половиной минуты шика и престижа. Да и на моем банковском счете это сказывалось положительно. Но для столичного офицера во мне было недостаточно изящества и элегантности, и мой начальник очень ясно дал мне понять, что любимцем публики мне не быть: “Почему бы тебе не повоевать по-настоящему, а, Мистер Джеймс?” И я подал заявку в Секретную воздушную службу. Чтобы стать офицером, нужно было отслужить четыре года. Это я выполнил, и, к удивлению многих, меня взяли».

Кристофер начал службу в подразделении в мае 1971 года, и жизнь его круто изменилась. Но он сразу хотел бы развеять миф о том, что члены подразделения – супергерои: «Все они просто люди с очень высокой мотивацией, не принимающие обыденных повседневных задач, решительные и целеустремленные. Это было невероятно интересно и вдохновляюще, хотя иногда и довольно тоскливо, когда приходилось работать в маленьких группах или даже в одиночку и постоянно подвергать сомнению свои результаты. Но мы были совершенно обычными людьми, делающими необычные вещи».

Кристофер отслужил в Секретной воздушной службе четыре года. Пока они с женой не купили небольшой коттедж недалеко от штаб-квартиры подразделения в Херефорде, он в основном работал за границей. В ходе вялотекущей вой­ны в Омане, скрываемой от прессы до поры до времени, он участвовал в главных сражениях с партизанами-коммунистами, прибывающими из Йемена и угрожающими безопасности в Персидском заливе. В то время подразделение постепенно приобретало свою нынешнюю форму – группы быстрого реагирования со специализацией на антитеррористических операциях.

По окончании миссии Кристофер не вернулся в Уэльсскую гвардию, а перешел во внешнюю разведку. Как ни странно, немногие из офицеров Секретной воздушной службы перешли в МИ-6. Там он прослужил 20 лет, и около 15 из них – в Африке, Индии, на Ближнем Востоке и в Европе. И снова работа приносила ему огромное удовольствие: «Я не был штабным офицером. И мне нравилось, что я работаю в крупной организации – Министерстве иностранных дел, – но при этом самостоятельно выполняю собственные задачи. Работать с заинтересованными и целеустремленными людьми – огромное удовольствие. И сейчас я всегда стараюсь найти для своих сотрудников задание, которое может их заинтересовать, – необычное, над решением которого им придется подумать. А еще в МИ-6 я понял, что все возможно, если поставить себе цель и добиваться ее выполнения».

В начале 1990-х, когда Кристоферу было за сорок и, по его словам, он уже «сделал серьезную карьеру и хорошо повеселился», он решил попробовать себя в чем-то другом. «Работать на Ее Величество приятно, но она не самый щед­рый работодатель. Я выполнил свой долг перед страной и теперь решил заняться бизнесом». Работая в МИ-6, он встречался с руководителями многих ведущих британских компаний и очень проницательно подметил, что теперь, по окончании холодной войны, он может на коммерческой основе делать то, что делал для британского правительства.

Тайная комната

Основание Hakluyt было чистой воды авантюрой. Кристофер и его друг из Уэльсской гвардии Кристофер Уилкинс скинулись и арендовали офис за 100 фунтов в месяц без предоплаты и наняли Сью Стэффорд для ведения административной работы. Офис представлял собой комнату на чердаке над адвокатским бюро с одной-единственной тумбочкой посередине.

Но момент для основания был очень благоприятный. В 1994 году парламент впервые официально признал существование МИ-6. «Об управлении рисками в то время еще не знали, и успех Hakluyt основывался только на личных контактах. Честно говоря, всем просто хотелось посмотреть на настоящего шпиона. Мне понадобилось чуть больше года на то, чтобы дело пошло. За этот год я пообщался с представителями 23 компаний. 19 из них идея понравилась, и они сказали, что, возможно, к нам обратятся, трое попросили оставаться на связи, и только один заявил, что наши услуги вряд ли ему понадобятся. Все они обратились к нам в течение следующих четырех лет. Кроме нас, тогда никто не предоставлял услуги по международной бизнес-разведке».

Джеймс руководил компанией с 1995 года по 2006-й. К тому времени штат Hakluyt увеличился до 25 человек, и, пережив все трудности и невзгоды первого этапа становления компании и найдя себе преемника, Кристофер вышел из бизнеса. Он всегда хотел уйти на покой в 60 и так и сделал, но тут же поставил себе новую задачу. «Впереди нас всегда ждет что-то интересное, и для меня этим интересным стал проект Longbow NGX, программа обучения нового поколения, уникальная в той же мере, как и Hakluyt когда-то».

Сью Стэффорд, соучредитель Hakluyt, работающая теперь в Букингемском дворце, познакомила его с Кедж Мартин, тоже ищущей для себя новое направление деятельности. Кристофер рассказал ей о своей идее – создать четвертую ступень образования для детей сверхбогатых людей, и она быстро составила бизнес-план и наняла преподавателей.

Программа Longbow NGX открыта для людей старше 25 лет. Она предполагает оценку личностных качеств, услуги персонального тренера, который будет сопровождать вас на протяжении шести месяцев, выездное обучение в Великобритании и по желанию тренинг за границей. Оценка личностных качеств позволит вам узнать о себе больше. Персональный тренер не просто даст советы, а поможет самому найти все ответы. Выездное обучение посвящено работе в команде и саморазвитию. Заграничная поездка – это не просто умозрительный благотворительный проект, но очень жизненная программа, требующая серьезных усилий, а также принципиальности, умения доверять и учиться. Помимо участия в мероприятиях Longbow предоставляет доступ к большому количеству разных сообществ.

Кристофер использует свое деловое чутье и в благих целях. В 1997 году они с женой вернулись в Херефорд, и администрация графства попросила его стать председателем фонда Perpetual Trust, занимающегося управлением и поддержанием Херефордского собора.

«Херефордский собор может многим похвастать. Здесь проводится Фестиваль трех хоров и есть собственный замечательный хор. В соборе хранятся удивительные сокровища, в том числе самая крупная сохранившаяся карта европейского Средневековья и одна из немногих сохранившихся копий Великой хартии вольностей. И я подумал, почему бы на этом не заработать», – рассказывает он. Через своего друга в Техасе Кристофер организовал выставку копии хартии в Хьюстоне и заработал неплохую сумму для фонда. Это путешествие олицетворения британских ценностей за океан символично отражает жизнь Ричарда Хаклюта, посвященную распространению британского влияния в мире, как, в общем-то, и самого Кристофера Джеймса. 



30.06.2015

Источник: SPEAR'S Russia #6(49)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


На стыке двух миров


1-01-01
 

Использование российским бизнесом судов британской юрисдикции для разрешения коммерческих споров входит в широкую практику. Но вместе с известными преимуществами подобный подход нередко несет в себе и существенные риски, чреватые чувствительными потерями или упущенной выгодой. В начале августа в непринужденной обстановке одного из московских ресторанов состоялась неформальная встреча топ-менеджеров и владельцев собственного бизнеса, организованная юридической группой PARADIGMA совместно с Jaguar Land Rover. В ходе нее юристы компании рассказали о коллизиях, возникающих на поле трансграничного права, а также об инструментах юридической защиты и нападения, используемых в интересах клиентов в подобных разбирательствах. Самые запоминающиеся моменты выступлений, выдержанных в стилистике «охотничьих рассказов» на примерах реальных дел PARADIGMA, выслушал и записал Владимир Волков.