5 вещей, о которых вам не расскажет ваш банкир


10.10.2018




Artem
Артем Фокин

основатель и портфельный управляющий хедж-фонда Caro-Kann Capital

Недавно я беседовал со своим товарищем Алексеем, младшим партнером в одной из международных консалтинговых компаний в Москве. Его историю с небольшими вариациями я слышал много раз от других друзей и знакомых: Алексей отдал деньги в управление в частный банк, рассчитывая на 10% годовых, а в итоге его чистая доходность составила 4–5% годовых за последние несколько лет, несмотря на то что доходность рынка была существенно выше. Зная, что после бизнес-школы Стэнфорда я много лет строил карьеру в хедж-фондах США, Алексей пришел ко мне с единственным вопросом: почему так происходит?

Вкратце ответить можно так:

  1. Ваши цели далеко не всегда совпадают с целями вашего частного банкира.
  2. Показываемая вам как потенциальному клиенту историческая доходность не означает, что вы бы достигли ее на самом деле, будь вы клиентом этого банка.
  3. Размер активов под управлением – враг доходности номер один.
  4. Не всякая доходность одинаково полезна, или О роли заемного плеча.
  5. Комиссии, комиссии на комиссии и скрытые комиссии._

1. Ваши цели далеко не всегда совпадают с целями вашего частного банкира.

Многие инвестиционные решения принимаются не для того, чтобы достичь наибольшей доходности, а чтобы избежать неприятностей. Этот парадокс в среде финансистов остроумно называют cover your ass investing (инвестирование для прикрытия мягкого места).

Может звучать парадоксально, однако это так, и тому есть рациональные причины. Если вы управляете своими деньгами сами, то, безусловно, ваша цель – максимальная доходность. Если уж быть совсем дотошным и порадовать моего профессора корпоративных финансов из Стэнфордской бизнес-школы, то вашей целью является достижение наибольшей доходности при заданном уровне риска.

Однако как только инвестиционные решения за вас принимает кто-то другой (например, частный банкир, финансовый советник и т. д.), то картина кардинально меняется. Далеко не всегда можно ставить знак равенства между вашими целями и целями вашего финансового советника.

Проблема в стимулах типичного частного банкира или финансового советника. Его работа главным образом заключается в привлечении клиентов и их дальнейшем удержании. Финансовый советник и его компания обычно получают свое вознаграждение, исходя из суммы денег под управлением. Обычно это 1–2% от суммы денег под управлением. При этом достигнутая доходность не влияет на размер вознаграждения банка. Рациональный частный банкир в этих условиях сознательно или подсознательно начинает формулировать задачу так: «Как минимизировать шанс потери клиента?» Задача максимизации прибыли уже не стоит.

Разберем это на примере. У вас есть возможность сделать одну из двух инвестиций:

Инвестиция № 1: с вероятностью 90% вы заработаете 25% и с вероятностью 10% потеряете 20%.
Инвестиция № 2: с вероятностью 100% вы заработаете 6%.

Если инвестиционные решения принимаете вы сами, то, действуя рационально, вы выберете инвестицию № 1, так как вы будете стремиться максимизировать свою ожидаемую прибыль. Однако если инвестиционное решение принимаете не вы, а ваш частный банкир или финансовый советник, то он, скорее всего, выберет инвестицию № 2. Она минимизирует риск потери клиента: никто не уйдет при доходности в 6%. При достижении доходности в 20% вознаграждение частного банкира и банка не изменится или изменится несущественно, а вот в случае доходности в минус 20% очень велик шанс потерять вас как клиента.

В теории есть простой и эффективный способ совместить ваши интересы с интересами вашего финансового советника: он должен инвестировать значительную часть своих собственных денег (больше 50%) по точно такой же стратегии, по которой он инвестирует ваши деньги. Это приведет к тому, что ваш финансовый советник будет иметь skin in the game. Однако на практике такого почти никогда не происходит.

2. Показываемая вам как потенциальному клиенту историческая доходность не означает, что вы бы достигли ее на самом деле, будь вы клиентом этого банка.

Если частный банкир или финансовый советник управляет большим количеством счетов с разной стратегией (а это практически всегда именно так), то он всегда может найти и показать пример счета, который достиг высокой доходности за последние 12 или 24 месяца. При этом доходность по другим счетам под управлением остается за кадром. Если вы снова придете через год, вам также покажут пример счета с высокой доходностью, но с большой долей вероятности это будет не тот счет, что вы видели год назад.

В индустрии хедж-фондов вопрос доходности намного более прозрачен. Например, у хедж-фонда, которым управляю я, есть только одна история доходности (track record).

3. Размер – враг доходности номер один.

И ученые-финансисты, и инвесторы-практики говорят о том, что чем больше размер активов под управлением, тем сложнее достичь высокой доходности. Существует множество примеров звездных инвесторов, чья доходность в начале карьеры, когда они управляли портфелем от одного до нескольких сотен млн долларов, была намного выше, чем в периоды, когда они управляли намного большими суммами. Легендарный инвестор Дэвид Эйнхорн и его Greenlight Capital являются живым примером.

Почему так происходит? На первый взгляд это странно, ведь с получением опыта инвестор должен расти. Сложно представить себе пилота или хирурга, который лучше управлял самолетом или лучше делал сложные операции в начале карьеры, чем после обретения многолетнего опыта.

Однако дело не в потере навыков, а в размере активов под управлением. Намного проще находить инвестиционные идеи и возможности там, где ниже конкуренция, – например, в small cap акциях (акциях компаний с небольшой капитализацией – до двух млрд долларов), где не так много талантливых инвесторов. Находить инвестиционные возможности в large и mega cap stocks (акции компаний с капитализацией 5 млрд долларов и выше), которые анализирует каждый, безумно сложно. Большой фонд с размером активов 5 млрд долларов по определению не сможет инвестировать существенную часть своих денег в акции компании с капитализацией в 500 млн.

Частные банки обычно управляют очень большими активами и в силу размера вынуждены инвестировать в компании с большой капитализацией или облигации с большим объемом эмиссии. Поэтому, когда вам предлагают проинвестировать деньги в фонд и подчеркивают его большой размер как привлекательную черту, помните о том, что чем больше фонд, тем сложнее показать высокую доходность.

4. Не всякая доходность одинаково полезна, или О роли заемного плеча.

Как не все калории, так и не всякая доходность одинаково полезна. Иными словами, нужно понимать, как была достигнута определенная доходность. И именно здесь уместно поговорить о leverage, или заемном плече / рычаге. Любой leverage повышает риски сохранности капитала.

Разберем на простом примере. Если вы инвестируете 100 долларов и показываете доходность 10%, ваша прибыль составит 10 долларов. Если в дополнение к вашим 100 долларам вы занимаете у банка 80 долларов под 5% годовых, инвестируете уже 180 и показываете ту же самую доходность в 10%, ваша чистая прибыль составит 14 долларов = 180 * 10% – 80 * 5%. Это равнозначно годовой доходности в 14% = 14 / 100 долларов.

Звучит заманчиво? Еще бы: вы ведь только что увеличили свою доходность на 4%, не делая ничего принципиально нового! Тогда давайте разберем другой пример.

Представьте, что вместо доходности плюс 10% ваша доходность составила минус 10%. Если вы инвестируете только личные средства, то убыток составит 10 долларов, а капитал по итогам года – 90 долларов. Чтобы вернуться к начальному уровню (100 долларов), вам нужно будет показать доходность в 11,11%. Если же вы инвестируете с использованием плеча 180 долларов и показываете доходность минус 10%, то ваша доходность составит: 180 * (1 – 10%) – 80 * 5% = минус 22 доллара, или минус 22% годовых. Для того чтобы вернуться к прежним 100 долларам начального капитала, вам нужно будет показать доходность в ~28%. Достичь доходности в 28% намного сложнее, чем доходности в 11%.

Суть заемного плеча состоит в том, что плечо не создает новую доходность. Плечо лишь работает как увеличительное стекло: приумножает уже существующую доходность. Причем приумножает как в плюс, так и в минус. Однако в период растущего рынка об этом многие забывают и, как говорится, начинают путать ум и бычий рынок.

Вывод прост: не надо автоматически радоваться высокой доходности, надо понимать, как такая доходность была достигнута.

5. Комиссии, комиссии на комиссии и скрытые комиссии.

А теперь можно поговорить и о комиссиях. Обычно частный банк берет относительно небольшую комиссию, которая исчисляется как процент от активов. Как правило, это 1–2% годовых. В силу небольшого размера такая комиссия редко вызывает вопросы и сопротивление клиентов.
При этом клиент забывает учесть другие комиссии и сборы.

Например, если частный банкир инвестирует деньги клиента в паевые инвестиционные фонды, то в дополнение к комиссиям, которые берет частный банк, добавляется комиссия за управление, которую взимает управляющая компания ПИФа (обычно еще 2–3%). Таким образом, суммарная комиссия становится очень большой: 3–6%.

Вдобавок существуют скрытые комиссии, которые часто взымает не сам банкир или финансовый советник, а его коллеги из другого департамента. Именно так обычно обстоят дела со структурными нотами, которые всегда являются высокомаржинальным продуктом для банка. И чем активнее вам предлагают финансовый продукт, тем, скорее всего, выше его комиссии – явные и скрытые. Если мы вспомним, что обычно частные банки показывают доходность на уровне рынка или хуже рынка, то доходность после комиссий становится существенно хуже рынка.

Выводы, или Что делать?

Если вы решили, что в конце статьи последуют простые советы и рекомендации, которые решат все проблемы, то вы ошиблись. Инвестирование денег – это сложный процесс, отнимающий огромное количество энергии, сил и нервов. Рассчитывать на то, что каждый, кто вкладывает деньги, получит высокую доходность, не стоит. По определению кто-то получит доходность ниже рынка, кто-то получит доходность на уровне рынка, и лишь немногие добьются доходности существенно выше рынка. Многие полагают, что они очень хорошо разбираются в двух вещах: футболе и рынке ценных бумаг. Обычно это не так.

И все же вот пять рекомендаций:

  1. Повышайте вашу инвестиционную грамотность.
  2. Если вы решили нанять профессионального управляющего, то убедитесь, что его интересы и цели полностью совпадают с вашими: вы оба хотите достичь максимальной доходности при заданном уровне риска. Есть два способа достичь этого: управляющий должен рисковать своими собственными деньгами вместе с вашими (skin in the game) или работать по схеме «вознаграждение за успех» (например, 20% от заработанной прибыли).
  3. Если вам показывают доходность счета одного из клиентов, всегда просите показать агрегированную доходность всех счетов. Если ее вам не показывают, делайте выводы.
  4. Узнавайте про классы активов и финансовые инструменты, которые не предлагает ваш брокер, частный банкир или финансовый советник.
  5. Не стесняйтесь задавать вопросы. Если частный банкир не может простым языком объяснить, как и почему происходит процесс инвестирования денег, то, скорее всего, он и не хочет, чтобы вы это поняли.

И помните, что, как говорил один американский писатель, у любой сложной проблемы есть решение – понятное, простое и… неправильное.



10.10.2018

Источник: SPEAR'S Russia #7(79)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


"Одиссей против хорьков" Георга фон Вальвица


Wallwitz_print
 

«Финансовые рынки были и остаются миром, лишенным полутонов, миром кричаще громким, зачастую сверх всякой меры. В этом есть определенная свобода, которую равным образом ценят и горностай, и Одиссей. Вид павших товарищей или падающих курсов повергает их в глубокое отчаяние, но, если к тому благоволит судьба, они не преминут закатить щедрый пир или иным образом продемонстрировать свою мощь и власть». SPEAR’S Russia публикует отрывок забавной (а местами не очень забавной) книги немецкого финансиста, любезно предоставленный издательством Ad Marginem Press. Книга вышла в рамках совместной издательской программы с музеем современного искусства «Гараж», переводчик – Татьяна Зборовская. Немецкий оригинал был впервые опубликован в 2011 году.














Почему мы не отдаем больше?


S9lmqzuqjkt8yr2xjzqaoq
 

Австралийский философ Питер Сингер признан во всем мире как специалист по вопросам этики и морали. Названия некоторых его сочинений говорят сами за себя: «Демократия и гражданское неповиновение», «Человеческая жизнь больше не священна», «Живет ли Австралия по этическим законам?». Фонд «Нужна помощь» издал на русском языке одну из самых важных книг Сингера «Жизнь, которую вы можете спасти. Как покончить с бедностью во всем мире». В ней философ разбирает психологические, социальные и эволюционные барьеры, которые мешают людям заниматься благотворительностью; объясняет, откуда берется установка «ничем не помочь», почему проще потратить время и деньги на помощь одному конкретному человеку, а не на предупредительные меры, которые спасли бы десятки людей, а также почему чувство справедливости на самом деле мешает заботиться о других. Журнал SPEAR’S Russia публикует одну из глав, объясняющую, как сама человеческая природа влияет на наше отношение к этим вопросам.