Апология отрицательной доходности

рейтинг российских хедж-фондов SPEAR'S Russia


Журнал SPEAR’S Russia запускает новый регулярный проект – рейтинг хедж-фондов, в котором представлены 25 самых эффективных российских компаний индустрии. Сегодня она переживает не лучшие времена: все из участников исследования показали отрицательную доходность, и тем понятнее становится, умеют ли хеджировать российские управляющие.

17.09.2012





Хотя до сих пор не существует единого определения слова «хедж-фонд», традиционно этот тип фондов отличают далекий инвестиционный горизонт, высокопрофессиональная команда управляющих и не ограниченная традиционными инструментами стратегия, позволяющая компании генерировать абсолютную доходность – прибыль, не зависящую от движения рынка. Как ни парадоксально, хедж-фонды вовсе не обязательно хеджируют риски.

Долгое время агрессивное управление приносило хедж-фондам огромные доходы и помещало звездных управляющих, включая Джорджа Сороса, Джона Полсона, Насима Талеба, на вершину финансового олимпа. Но времена изменились.

Среди «россиян» самым «прибыльным» оказался UFG Credit Opportunities Fund под управлением Максима Тишина, потерявший за 12 месяцев всего 2,79% (у UFG на этот счет свое мнение1). Он, тем не менее, занимает вторую строчку в общем списке.

Самая низкая волатильность – у лидера рейтинга Wermuth Quant Leveraged Eastern Europe, хотя по доходности он четвертый. Поправка на волатильность, по нашему мнению, позволяет не только зафиксировать во времени результаты фонда, но и оценить мас­терство управляющего.

При этом исследование подтверждает правило: молодые и маленькие фонды эффективнее больших и старых. Так, Сергей Ильченко и Юрий Рославлев в фонде Wermuth Quant Leveraged Eastern Europe управляют менее чем миллионом долларов, значительно опережая огромные по страновым меркам фонды Prosperity Александра Браниса и Ивана Мазалова.

Хедж-фонды с самой короткой – до года – историей и вовсе выбиваются из общего ряда, однако по ним невозможно рассчитать доходность за 12 месяцев, поэтому они вынесены в отдельную таблицу.

Представленные в рейтинге 25 российских хедж-фондов в сумме управляют 2,384 млрд долларов, причем примерно в 6% исследованных компаний сосредоточена почти половина всех денег индустрии. Самый большой фонд – VR Global Offshore Fund Ричарда Дейца – распоряжается миллиардом долларов.

Больше половины всех изученных фондов – старше 5 лет, они прошли через кризис 2008 года и выжили. В четыре раза меньше хедж-фондов средних лет (3–4 года): вероятно, это связано с тем, что их появление пришлось на разгар кризиса, и не многие сумели из него выйти. При этом молодых фондов (1–2 года) в два раза больше, чем средних, и в два раза меньше, чем старых.

За рейтингом следуют мнение эксперта по хедж-фондам, управляющего партнера Europe Finance Евгении Случак и интервью с управляющими из топ-3: Сергеем Ильченко, Юрием Рославлевым и Максимом Тишиным.

Рейтинг российских хедж-фондов SPEAR’S Russia
Название фонда Управляющая компания Доходность за 12 месяцев2, % Индекс Сортино Доходность в июне, % Доходность с начала года3, % Объем активов под управлением (AuM), млн долларов Возраст фонда, лет Штраф за досрочный выход из фонда, % Комиссия за управление, % Премия за успех, % Минимальная ставка доходности4, % Менеджер фонда Bloomberg ticker
1 Wermuth Quant Leveraged Eastern Europe Wermuth Asset Management -6,03 -0,08 2,48 -3,64 0,87 7 0 2 20 0 Сергей Ильченко, Юрий Рославлев WERLQEE
2 UFG Credit Opportunities Fund UFG Asset Management -2,79 (-1,711) -0,211 (-0,1351) 1,23 2,21 121 4 0 1,5 15 0 Максим Тишин UFGCROP
3 AGF: Fixed Income Arbat Global Management -7,63 -0,188 -0,91 -0,84 43 1 0 0,75 15 0 Александр Орлов, Олег Панферов ARBATFI
4 UFG Debt Fund UFG Asset Management -3,46 (-0,531) -0,234 (-0,0341) -0,02 2,44 95,2 3 0 1,5 15 0 Максим Тишин UFGDEBT
5 AGF: Mineral Resources Arbat Global Management -13,44 -0,177 4,08 -1,32 45 2 1 1,25 20 0 Михаил Бондарь, Александр Орлов ARBATGR
6 Capital Growth Russia Fund Capital Growth Investment Management -17,23 -0,134 4,61 -5,23 6,55 7 2 1,4 14 0 Максим Наумов CAGRRUS
7 VR Global Offshore Fund VR Capital Group -8,17 -0,215 2,17 -2,48 1006 13 0 1,5 20 0 Ричард Дейц VRDISTR
8 Sefton Russia Capital Fund Sefton Asset Management -13,19 -0,19 1,08 13,39 1,53 3 0 2 20 0 Дмитрий Камболин SEFRUSA
9 UFG Russia Debt Fund UFG Asset Management -4,33 -0,359 -1,24 -0,56 6,5 8 0 1 10 0 Флориан Феннер, Максим Тишин UFGRDFU
10 Thoth Fund Thoth Capital Management -19,45 -0,246 -0,03 9,43 3,4 4 0 1 10 12 Сергей Панов THOTHFD
11 UFG Russia Select Fund UFG Asset Management -13,13 -0,301 2,34 2,30 153,2 10 0 2 20 8 Флориан Феннер, Вадим Огнещиков, Полина Минькина UFGRUSS
12 Prosperity Quest Sub Fund Prosperity Capital Management -20,56 -0,249 5,68 8,86 387,36 13 0 2 20 20 Александр Бранис, Иван Мазалов PRQSUBF
13 UFG Russia Alternative Fund UFG Asset Management -20,66 -0,253 -0,61 8,86 85,2 6 0 2 20 0 Флориан Феннер UFGRUAL
14 Verno Capital Growth Fund Verno Investment Management -29,47 -0,216 6,36 -7,70 22,38 1 0 1,75 0 0 Брюс Боуэр VERCGRB
15 Quorum Fund Quorum Fund -29,2 -0,267 3,66 0,83 135 14 0 2 20 5 Бобби Мешойрер QUORUMF
16 Russia Dual Return Dual Return Asset Management -28,32 -0,296 7,20 -2,63 1,45 6 0 2 20 0 Анвар Гилязитдинов RUSSDRT
17 Spectrum Russian Phoenix Fund Spectrum Partners -19,76 -0,48 -1,58 -6,00 50 3 0 2 20 0 Максим Кузин SRPFCLA
18 Troika Russia Fund Troika Dialog Asset Management -30,51 -0,278 2,29 5,42 30,3 6 0 1 15 0 Евгений Линчик TRORUFM
19 Spectrum CIS Value Fund Spectrum Partners -27,72 -0,453 -5,88 -4,01 36 6 0 1,5 25 0 Максим Кузин SRVSPEC
20 Prosperity Quest II Unlisted Prosperity Capital Management -35,83 -0,312 1,80 -15,60 110,03 2 0 1,5 20 15 Александр Бранис, Иван Мазалов PRQU2UN
21 D&P New World Special Situations Fund Dashevsky & Partners -30,23 -0,553 -0,54 -2,16 13,82 3 0 1,5 20 0 Стивен Дашевский RUSSSIT
22 Sokol Russian Equity Opportunity Offshore Fund Parus Kreml Capital Management -34,67 -0,453 -1,34 -0,42 12,1 7 0 1,8 20 0 Тис Цимке, Александр Боболев SOKOLRU
23 Diamond Age Russia Fund Diamond Age Capital Advisory -51,87 -0,438 3,87 -11,85 13,73 8 0 1,5 25 3,23 Слава Рабинович DIAMRUS
24 CB Russia Absolute Return Fund Conversbank -32,06 -0,8 -1,22 -17,72 2,29 5 0 1,5 20 0 Александр Чернятин, Станислав Берлизов CBRUABR
25 Pharos Gas Investment Fund Pharos Financial Advisory -34,44 -1,124 -1,48 -6,78 2,94 8 0 2 20 0 Питер Халлоран PHAROSG
Хедж-фонды моложе года
Название фонда Управляющая компания Средннемесячная доходность, % Доходность в июне, % Объем активов под управлением (AuM), млн долларов Возраст фонда, месяцев
InvestProfit Multiproduct SP InvestProfit 3,66 -5,7 0,5 3
AGF: The New Kremlin Fund Arbat Global Management 0,5 6,8 53 9
Granat Equity Fund Granat Capital Advisors 0,45 0,33 3,12 10

1 Прибыльность по этим фондам, указанная в Bloomberg, не учитывает результаты после выплаты дивидендов, заявили редакции в UFG Asset Management. В скобках приведена информация о прибыльности со слов представителя UFG и пересчитанный в соответствии с ней индекс Сортино. Исходя из предоставленной UFG информации фонд UFG Debt Fund показывает лучшие в рейтинге результаты по доходности и волатильности, за ним следует UFG Credit Opportunities Fund. Тем не менее при ранжировании фондов мы отталкивались только от данных Bloomberg, чтобы гарантировать единство методологии для всех участников.
2 Доходность за период между июнем 2011 года и июнем 2012-го.
3 Доходность с начала 2012 года по июнь включительно.
4 Некоторые фонды работают с минимальной ставкой доходности. Это означает, что инвестор платит премию за успех, только в случае если фонд заработал больше установленной величины.

Методология

В данном исследовании под российским хедж-фондом подразумевается фонд с российским управля­ющим или штаб-квартирой в России. При подготовке рейтинга было изучено полсотни компаний, соответствовавших этому критерию, из них отобраны 25, показавших лучшие результаты. Кроме того, в список не попали организации, не предоставившие востребованную информацию по фонду – при редакционном запросе или в базе Bloomberg. Также в исследовании отсутствуют управляющие компании, работающие с аффилированным брокером.

Два параметра определяли положение фондов в рейтинге: прибыльность с июня 2011-го по июнь 2012 года и индекс Сортино – показатель «отрицательной» волатильности. Оба критерия при расчете рейтинга имели равный вес, но в спорной ситуации предпочтение отдавалось доходности. Поэтому, например, AGF: Mineral Resources (девятый по доходности и третий по Сортино) опережает Capital Growth Russia Fund (десятый по доходности и второй по Сортино).

При составлении рейтинга за основу бралась информация, предоставленная редакции после личного обращения в хедж-фонд, а также данные Bloomberg.


В меру собственной испорченности

Своим мнением о результатах рейтинга и индустрии хедж-фондов в целом делится управляющий партнер консалтинговой компании Europe Finance Евгения Случак.

Чтобы понять, почему картина выглядит так, а не иначе, достаточно взглянуть на историю появления «российских» хедж-фондов. Основной пик их открытий пришелся на 2005–2007 годы,
то есть на период биржевого бума и фантастических 100% годовых. Но откуда взялось слово «хедж», если прогнозы в то время были только радужными?

Хедж-фонд стал формой, объединившей интересы инвесторов и управляющих в то время, когда законы разрабатывались и принимались значительно медленнее, чем рос рынок.

Западные институциональные инвесторы просто искали удобные и привычные механизмы для инвестирования в российский фондовый бум. Но до какого-то момента фактически единственным шлюзом на наш рынок был пресловутый фонд Hermitage Capital. Поэтому инвесторы были готовы вкладываться практически в любой «российский» хедж-фонд. Под ним они подразумевали нероссийскую юридическую структуру, при этом имеющую штаб-квартиру в Москве и специалис­тов, знающих специфику местного рынка. Это позволяло хоть как-то защищать интересы западных инвесторов, а их только у Hermitage было свыше 5000.

В то же время управляющие российских инвестиционных компаний и банков рассуждали так: «Зачем я буду работать за зарплату, если, открыв свой хедж-фонд и точно так же купив пакет акций российских компаний, я могу зарабатывать в 10 раз больше на схеме 2/20?» Таким образом, они переманивали клиентов своих российских работодателей, обещая ту же доходность, но уже на выведенные за рубеж капиталы. К слову, и сами инвестиционные компании запускали офшорные хедж-фонды, как раз исходя из озвученных потребностей западных и российских инвесторов, а также для обхода ограничений по инструментам и оптимизации налогов.

Соответственно, при сложившейся в то время ситу­ации на рынке такие вопросы, как качество управления, риск-менеджмент, абсолютная доходность, никого не интересовали. Хедж-фонд был просто удобной юридической упаковкой.

Поэтому весьма трудно логически объяснить появление в 2008 году в российском законодательстве новой категории ПИФов – хедж-фондов. Никаких особых преимуществ для управляющих и инвесторов данная категория паевых фондов не дала: все тот же высокий порог входа, все тот же запрет на короткие продажи, жесткое ограничение плеч и возможных инструментов. Скорее всего, такой формальный хедж-фонд был попыткой показать участникам рынка, что развитие законодательства и инфраструктуры идет в соответствии с западными принципами.

Доказательством формального подхода служит хотя бы тот факт, что до сегодняшнего момента Россия является, пожалуй, единственной страной в мире, где на государственном уровне закреплен термин «хедж-фонд» при полном отсутствии соответствующей индустрии. Во всем мире это обычные mutual funds, лицензируемые и нелицензируемые взаимные фонды. Хедж – это просто особенность стратегии такого фонда, направленная в первую очередь на получение абсолютной доходности. И управля­ющий сам определяет, позиционироваться как хедж или нет, и исходя из этого выбирает юрисдикцию и контрагентов.

Но 2008 год ознаменовался не только появлением новой категории ПИФов. Весной начался обвал российского рынка, и вместе с индексами ММВБ и РТС рухнули вниз и российские хедж-фонды. Так как в массе своей это были обычные фонды стратегий «покупай и держи» (long only), кроме юридической структуры ничем не отличавшиеся от ПИФов, то подобное фиаско было вполне ожидаемым. Вполне логичное последствие: потеря доверия к хедж-фондам вообще и к российским продуктам в частности.

Сегодняшние результаты работы российских хедж-фондов – продолжение той же истории. Почти 90% активов размещены в российских акциях и облигациях. Растет ММВБ – растут и хеджи, но последние 1,5 года индекс показывал отрицательную динамику.

Такая ориентация на локальный рынок в любом случае сказывается на размере «российской» индустрии, которая практически незаметна на глобальном фоне: полсотни small funds, которые управляют в сумме не более чем 10 млрд долларов. Типичные российские хедж-фонды – это все-таки старички, крупные (по российским меркам) фонды, появившиеся еще в середине 2000-х. Сейчас уже трудно вспомнить, сколько их коллег исчезло с арены в кризисные годы, но вот среди тех, кто еще пытался запускаться в 2008–2009 годах, выживших практически нет.

Почему же при не самых блестящих результатах российские хедж-фонды до сих пор работают и пользуются спросом? Потому что это как раз тот случай, когда относительное важнее абсолютного.

Во-первых, эти фонды изначально были ориентированы на западных институциональных инвесторов, для которых вопросы диверсификации и сохранения средств являются определяющими. Заработав на российских хедж-фондах еще до кризиса, сегодня институционалы предпочитают сохранять свои позиции в них же, но уже по другим причинам. С учетом спада на европейских и американских площадках, а также отсутствия тенденций к снижению стоимости нефти российские хедж-фонды оказываются не самым плохим выбором. К тому же когда мы видим статистику «фонды вывели из России столько-то, ввели столько-то» – речь идет именно о действиях управляющих. Сами институциональные инвесторы достаточно консервативны и вкладываются в хедж-фонды с горизонтом не менее 3–5 лет, спокойно позволяя управляющим иметь «отрицательные» года.

Более того, говоря о российских хедж-фондах даже equity long only стратегий, не стоит забывать, что они имеют гораздо больше инструментов и возможностей для хеджирования рисков и диверсификации, чем обычный ПИФ.

С другой стороны, за последние 2–3 года появилось много молодых компаний с активными стратегиями управления. Небольшой размер активов и отсутствие трехлетнего трек-рекорда пока не позволяет им привлекать институционалов с длинными деньгами (а также значительно влиять на общую картину российской индустрии), зато в условиях жесткой конкуренции и значительных операционных расходов им не приходится надеяться на благосклонность рынка. Поэтому именно они начинают разрабатывать и использовать настоящие хедж-фонд-стратегии, направленные на получение абсолютной доходности (market neutral, fixed income arbitrage, convertible arbitrage, global macro и другие). Фактически здесь и стоит ждать появления «новых Prosperity», благо в России есть потенциальный интеллектуальный ресурс в области количественных финансов, большое число рыночных «неэффективностей», в том числе глобальные возможности, связанные с разницей процентных ставок. Вспомним, что финансовый бум в Юго-Восточной Азии был построен именно на этих факторах. И первыми, кто увидел и воспользовался этими возможностями, были именно хедж-фонды.


Досье SPEAR’S

Europe Finance

Российский консультант в области хедж-фондов. На счету компании – десятки консалтинговых проектов по полному сопровождению хедж-фондов, включая инкорпорацию и due diligence российских организаций для западных институциональных инвесторов. Начиная с сентября 2012 года «Европа Финанс» сама выступает в роли управляющего.


Wermuth Quant Leveraged Eastern Europe

Начальник отдела алгоритмической торговли Сергей Ильченко и начальник отдела алгоритмических стратегий Юрий Рославлев

Расскажите о своей стратегии. Вы ведь вышли в лидеры рейтинга именно благодаря низкой волатильности.

Сергей: Стратегия фонда как раз в том и состоит, чтобы показать низкую волатильность с доходностью лучше рынка. Он может использовать двойное плечо на длинные позиции или «шортить» до 60% портфеля. От других хедж-фондов, ориентированных на Россию, мы отличаемся тем, что у нас алгоритмический фонд, который также использует фундаментальный анализ, причем фундаментальный анализ применяется в основном как элемент риск-менеджмента, а решение о входе и выходе из позиции принимается автоматически.

В этом фонде мы занимаемся только самыми ликвидными акциями на российском рынке и хеджированием валютных рисков – фактически речь идет о динамическом хеджировании против девальвации рубля. Всего у нас в портфеле порядка сорока инструментов.

Вы позиционируете себя как long/short-фонд?

Юрий: Да, но мы больше покупаем, чем «шортим». Хотя в этом году, например в мае, случались ситуации, когда мы были на коротких позициях. Кроме того, много «шортов» у нас было на коррекции в прошлом августе и сентябре.

Какие эмитенты принесли вам прибыль, а с кем возникли трудности?

Сергей: Мы удачно поработали с акциями Сбербанка, но были проблемы с энергетикой: мы ее не «шортим», с ней либо ничего не делаем, либо покупаем. А энергетика в последние полтора года чувствует себя довольно слабо.

Пока что вы в минусе. Как планируете закончить этот год?

Сергей: У нас минус небольшой, если будет подъем рынка, мы закроемся в плюсе.

Юрий: Мы надеемся на то, что осенью будет движение рынка. Летом он обычно спокойный и тихий, а осенью просыпается. Если движения будут, мы на них заработаем.

Чем меньше рынок двигается, тем сильнее остывает интерес российских и международных инвесторов, падает ликвидность, а это плохо для всех, кто работает на этом рынке.

Какие еще сложности в работе на российском рынке можете выделить?

Юрий: Политические риски. Например, российский рынок сильно просел на фоне митингов после выборов в декабре 2011-го. Еще на несколько процентов рынок упал из-за Pussy Riot.

Получается, Pussy Riot влияет на перформанс вашего хедж-фонда.

Юрий: Можно и так сказать. В некоторой степени.

Чувствуете на собственном примере страхи иностранных инвесторов перед инвестированием в Россию?

Юрий: В том числе из-за политических рисков сейчас стало гораздо тяжелее привлекать инвесторов. Никто не хочет инвестировать в Россию и касаться России.

В Wermuth Quant Leveraged Eastern Europe всего 0,87 миллиона долларов. Как думаете, сколько денег вы можете привлекать без ущерба эффективности управления?

Юрий: В этом фонде всего один инвестор, под него он и создавался. Но у нас есть три фонда, работающие с данной стратегией. Сейчас в них 17 миллионов, однако через полтора года мы планируем вырасти до 500 миллионов. Это вполне реально, и, думаю, на российском рынке достаточно ликвидности как раз для того, чтобы переварить эту сумму в рамках нашей стратегии.

Алгоритмическая торговля не лишает вас возможности заработать сверхприбыли? Принятие решений на эмоциях рискованно, но оно дает шанс быстро разбогатеть. Вы же придерживаетесь крайне консервативной политики в торговле, это такое сверхразумное инвестирование.

Юрий: Пожалуй, что да, можно с вами согласиться. Хотя вот наша алгоритмическая стратегия в фонде в Штатах в 2008 году заработала для инвесторов 130%.


Credit Opportunities Fund

Ведущий портфельный управляющий Максим Тишин

Вся индустрия российских хедж-фондов – в минусе, хотя в целом по миру ситуация несколько лучше. В чем дело и есть ли свет в конце тоннеля для российских управляющих?

С июня 2011 по июнь 2012 года потери MSCI Russia Index составили 28% и сектор российских хедж-фондов в целом пострадал от рыночной конъюнктуры. На первый взгляд на рынке облигаций ситуация другая, доходность индекса еврооблигаций JP EM Global Russia достигла 7,3%, однако за этот же период доходность вложений в гособлигации США (iboxx UST 7–10 years Total Return index) вышла на уровень 15%. Другими словами, те инвесторы в облигации, которые хеджировали риски роста процентных ставок, также получили отрицательный результат.

Сидеть и ждать возвращения «лучших дней» – не самое мудрое решение сегодня. Так, этим летом мы слышали о закрытии трех хедж-фондов, ориентированных на Россию, что было связано с последствиями кризиса 2008 года. Выигрышная же стратегия для управляющего состоит в том, чтобы адаптировать свою инвестиционную стратегию к затяжному периоду неопределенности на глобальных рынках, а свой бизнес – к росту конкуренции.

С точки зрения инвесторов, напротив, настают лучшие времена – сложные рыночные условия и конкуренция выявят лучших среди управляющих.

Расскажите о своей стратегии. В какие активы вы инвестируете и в чем специфика вашего управления?

Цель UFG Credit Opportunities Fund – обеспечить инвес­торам сохранность капитала, стабильный купонный доход и низкую волатильность доходности. 75% фонда размещается в суверенные и корпоративные облигации с кредитным рейтингом не ниже BBB, оставшиеся 25% – более рискованная часть портфеля – размещены в корпоративные облигации с рейтингом BB и ниже. Регионы размещения – Россия, Казахстан и Украина.

Каких крупных ошибок за последний год вам удалось избежать, а что считаете своей инвестиционной удачей?

Нам удалось избежать дефолтов и реструктуризаций, удалось поддерживать высокое кредитное качество портфеля. С одной стороны, мы смогли выполнить главное требование инвестиционного мандата – обес­печить стабильный купонный доход и низкую волатильность, с другой – в отдельные моменты мы недобрали риска и отставали от растущего рынка. По итогам первых трех лет управления фондом мы скорректировали свое отношение к аллокации риска.

По вашему мнению, в чем системное преимущество вашего фонда над конкурентами в рамках выбранной стратегии?

Системное преимущество фонда UFG Credit Opportunities состоит в структуре партнерства UFG Asset Management. Благодаря взвешенному подходу к управлению бизнесом и фондами команда управляющих UFG AM сохраняется в неизменном составе уже более пяти лет. Стабильная команда управляющих и лояльность клиентов дали нам возможность запус­тить новые фонды (включая и UFG Credit Opportunities Fund) на самом дне рынка в начале 2009 года.

Атлас



Егор Лысенко
17.09.2012

Источник: SPEAR’S Russia

Комментарии (9)

Monica 06.06.2013 22:33

What lbiretanig knowledge. Give me liberty or give me death.

Img_6308s
Евгения Случак 24.09.2012 00:45

Mike, а какая связь между leverage и long only? Одно другому не мешает. По сути же - в Bloomberg они себя позиционируют как hedge-. Помимо этого, они входили в top-100 хеджей того же Блумберга на первых местах и именно поэтому их достижение как бенчмарк для всех остальных вне зависимости от стратегии.

Mike 23.09.2012 20:24

у упоминавшегося здесь неоднократно Prosperity Capital(все их фонды) leverage вообще нет....так что они в бОльшей степени long-only fund. так что сравнивать их почти со всеми упомянутыми фондами, наверно, не совсем правильно...

hedgehog 19.09.2012 18:15

Ну, это кто во что горазд) Вообще, Spear's, если верить методологии, брал информацию из bloomberg. Некоторые фонды держат свои отчетности в открытом доступе. Wermuth к ним, кажется, не относится, но, как я слышал, за лето они немного поправили ситуацию.
В общем, следим за развитием.

Fox 19.09.2012 17:53

А где можно посмотреть свежие данные?

hedgehog 19.09.2012 17:50

А вообще, такую уверенность мне внушает то, что сегодня (данные-то в рейтинге приведены по июнь) ситуация уже обстоит лучше. То есть никакой уверенности тут ни в чем быть не может, но динамика пока что положительная, есть на что надеяться.

hedgehog 19.09.2012 17:48

хитрый лис, ты играешь наверняка

Fox 19.09.2012 17:14

А что, уважаемый hedgehog, внушает вам такую уверенность?

hedgehog 19.09.2012 16:52

Интересно, как сами участники рейтинга к нему относятся. Насколько почетно ли быть лучшим среди убыточных?

Впрочем, уверен, что это просто период такой. В следующий раз цифры будут по-приятнее.


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз