Просто. Четко. Компетентно


Элитная недвижимость Вены все чаще привлекает внимание состоятельных россиян, а сама Австрия становится для них не только соблазнительным туристическим, но и привлекательным финансовым направлением. О том, какие возможности австрийская банковская система открывает для российских хайнетов и ультрахайнетов, в интервью SPEAR’S Russia рассказывает управляющий директор Friedrich Wilhelm Raiffeisen Светлана Григорян.

12.11.2021





Что для российского хайнета означает европейское, австрийское происхождение банка? С какими мыслями он приходит к вам и насколько важна для него ваша «австрийскость»?

Это очень хороший вопрос. Мне кажется, что клиентам важна наша «австрийскость» во многом потому, что есть определенные ассоциации с немецкоговорящим миром: четкость, точность, безукоризненное соблюдение правил, порядочность. И это, безусловно, важно, когда мы говорим о финансах.

Многие вообще считают нас немецким банком, а вовсе не австрийским. И это любопытная история. Чем больше мы общаемся с клиентами, как с существующими, так и с потенциальными, тем больше понимаем, что большинство из них довольно плохо знают Австрию и уж точно не ассоциируют ее с финансовой площадкой для размещения своего капитала. И совершенно напрасно: Австрия – полноценная и очень интересная юрисдикция для такого рода операций.

Тут я не могу не упомянуть Kathrein Privatbank – банк с почти столетней историей, входящий в состав группы «Райффайзен». Это один из старейших институтов индустрии private banking Австрии, давно и успешно работающий в том числе с русскими клиентами, предоставляющий полный спектр банковских услуг и обладающий выдающейся инвестиционной экспертизой.

Kathrein Capital Management (дочерняя структура банка, отвечающая за управление клиентскими активами) занимает лидирующие позиции не только среди австрийских управляющих компаний, но и на европейском рынке.

Вы австрийский банк, работающий в России, сложно ли вам конкурировать за деньги состоятельных клиентов с европейскими банками, которые не собираются сюда приходить? И вообще, по вашим наблюдениям, где российские хайнеты и ультрахайнеты инвестируют больше – дома или за рубежом?

Мы с вами знаем, что огромная часть русских денег размещена на счетах зарубежных банков. По разным оценкам, эта доля варьируется от 65 до 75%. Это огромные цифры, и, безусловно, за эти активы воюют и западные, и российские банки. Сложно ли российским банкам бороться с западными в этом контексте? Разумеется, да, потому что это зачастую вопрос юрисдикции.

Мы видим, что российские банки решают этот вопрос через создание дочерних структур в Люксембурге, Швейцарии, Сингапуре, на Кипре и т. д. Но так или иначе все эти структуры связаны и зависят от своих материнских компаний.

Нам как банку, являющемуся частью большой европейский группы и имеющему возможность обеспечить доступ к австрийской банковской платформе, конечно, легче в этом смысле, чем многим российским банкам.

Мы предлагаем своим клиентам помощь в открытии счетов за рубежом в австрийском банке, на 100% принадлежащем группе «Райффайзен» и никак не связанном с Райффайзенбанком в России. И это, конечно, качественно другая история.

Если говорить о конкуренции с западными партнерами, то в Австрии мы абсолютно конкурентны и ни в коей мере не уступаем им ни с точки зрения платформы, ни продуктового предложения. Более того, мы предлагаем, по сути, гораздо более комфортную модель сотрудничества, в которой клиент может получить множество преимуществ от взаимодействия с большой международной банковской группой как в России, так и за рубежом.

Некоторые наши собеседники настаивали, что для них важнее всего иметь «домашний расчетный банк». Вы же «ведущий универсальный банк в Центральной и Восточной Европе с самой большой сетью филиалов из западных банковских групп». Какую практическую ценность это создает для условного россиянина?

Мы часто называем себя Your home foreign bank: одновременно совмещать абсолютно полноценный российский домашний банк и давать доступ ко всем возможностям австрийской банковской группы – это наше уникальное преимущество.

С одной стороны, мы можем быть вашим домашним расчетным банком, и мы уже не раз подтверждали статус одного из лучших банков с точки зрения сервиса и надежности. Доказательство тому и несколько премий SPEAR’S Russia, и статус лучшего сервисного и самого надежного банка индустрии private banking от Frank RG, и полученная недавно премия журнала The Banker (редакция Financial Times).

Кроме того, на протяжении последних пяти лет мы с помощью различных методик регулярно оцениваем уровень удовлетворенности наших клиентов и неизменно получаем максимально высокие результаты.

C другой стороны, наша основная ценность заключается в том, что клиенты в московском офисе могут получить не только доступ к высококачественному сервису в России, но и помощь в решении своих финансовых задач за рубежом. Персональный менеджер окажет им полную поддержку при открытии и сопровождении такого счета.

С понятием private banking и отчасти с понятием «банковская тайна» многие ассоциируют Швейцарию, Лихтенштейн, Люксембург, Монако, Гонконг и Сингапур. Насколько банковское законодательство Австрии благоволит состоятельным иностранцам? И насколько Австрия популярна в пределах бывшего СССР как пункт назначения для крупных капиталов?

В век CRS говорить о банковской тайне становится довольно сложно. Безусловно, Швейцария – страна, имеющая более чем 200-летнюю историю работы с частным капиталом, обладает сильным имиджем, с которым сложно конкурировать. Но, как я уже сказала, CRS всех уравнял. Ведущие страны присоединились к конвенции по обмену финансовой информацией.

Поэтому с точки зрения банковской тайны Австрия ничем не отличается от Швейцарии, Люксембурга или других перечисленных вами стран. Что же касается банковских услуг, то Австрия обладает развитой, устойчивой и абсолютно конкурентной банковской системой. Вдобавок к этому у Австрии есть такое преимущество, как прекрасная локация. Это уникальная страна, по праву считающаяся сердцем Европы. Окруженная Швейцарией, Италией, Германией и еще как минимум пятью европейскими странами, Австрия одновременно находится всего в двух часах лета от России.

Этот факт невозможно игнорировать. Я связана с Австрией уже более 20 лет и могу сказать, что за эти годы Вена сильно «обрусела». Если вы пройдетесь по цент­ральным улицам города, то, помимо того что точно услышите русскую речь и наткнетесь на пару-тройку известных россиян, вы с удивлением узнаете, что большое количество элитной недвижимости принадлежит сегодня нашим с вами соотечественникам.

Так что Австрия ни в чем не уступает популярной среди российской элиты Швейцарии, а в чем-то даже выигрывает.

Репутации стран постепенно меняются. 15 лет назад Швейцария была безусловным лидером в рейтинге финансово-страновых предпочтений состоятельных россиян, сегодня мы слышим много шуток на ее счет. Как борьба за прозрачность повлияла на Австрию и австрийские банки? Видите ли вы какие-нибудь угрозы для нее в ближайшем будущем?

Борьба за прозрачность повлияла на всех. Кроме тех, кто не подключился к CRS (среди популярных юрисдикций это Англия и США). Но непрозрачность стоит дорого и становится очень сложной. Счета российских физических лиц, открытые в английских или американских банках, имеют гораздо более сложный режим и отчетности, и трансграничных расчетов. И это сильно усложняет и удорожает работу с банками этих стран.

Между тем российские клиенты банков из стран, подключенных к CRS-системе, не имеют ни жесткого регламента по движению средств между странами, ни требований по регулярному предоставлению оборотных ведомостей в российские налоговые органы.

Мир идет семимильными шагами к прозрачности финансовых потоков, и такие истории, как «я предпочитаю Швейцарию, потому что там счета под номером», сегодня уже не работают. Мне кажется, мы этот этап уже прошли.

Каков, по вашим наблюдениям, образ Австрии, сложившийся в умах наших соотечественников? Чего они не знают или не понимают об этой стране (в самом широком диапазоне – от экономики до культуры)?

Мне кажется, что Австрия, как ни странно (притом что многие ее знают и любят), недостаточно близка и понятна россиянам. Гораздо популярнее у нас в стране Германия.

Однако я считаю, что абсолютно незаслуженно. Австрия – одна из самых прекрасных стран в Европе. С точки зрения местоположения, природного фонда, истории, культуры, кухни это совершенно потряса­ющая страна, и я, пользуясь случаем, всех приглашаю с ней познакомиться.

Говорят, что в США чаще едут молодые, голодные и дерзкие. А какой тип людей может выбрать Австрию?

Я бы сказала, Австрию выбирают люди, имеющие вкус и ценящие качество жизни. Австрия – это определенное настроение, наслаждение красотой во всей ее полноте. Потрясающая природа, архитектура, музыка, изобразительное искусство – все это вплетено здесь в ваш ежедневный быт.

Австрия – это такое соединение немецкой педантичности и итальянской душевности. Очень близкая нам, как мне кажется, по своей теплоте и эмоциональности культура. Эту страну выбирают как молодые, так и уже состоявшиеся люди.

Вернемся к России. Что происходит с Raiffeisen здесь? Какой вариант адаптации к работе в условиях пандемии выбрали вы и ваши клиенты?

У нас прекрасно прошла адаптация к новым условиям. Еще до того, как произошла массовая удаленка, мы предоставили клиентам возможность получать услуги дистанционно. Гибридный режим, в котором мы работаем сегодня, когда кто-то предпочитает очные встречи, а кто-то – дистанционный вариант обслуживания, мне кажется, устраивает всех. Рост комиссионного дохода, который составил 53%, – самое яркое тому подтверждение. Бизнес не просто твердо стоит на ногах, а уверенно растет.

Какой сценарий развития событий на ближайшие год или два кажется вам самым вероятным? Появление многочисленных новых штаммов и новые локдауны, победа всеобщей вакцинации, сохранение status quo?

Мне сложно об этом говорить, потому что я не биохимик, не вирусолог и прогнозировать что-то, связанное с вирусом или вакцинацией, не могу. Мой личный выбор был сделать прививку, потому что я искренне верю, что многие эпидемии и пандемии в мире остановлены именно с помощью вакцин. Но я очень осторожно про это говорю. Мне кажется, что вакцинация – выбор персональный. Будут ли новые штаммы? Базовые знания биологии говорят о том, что будут. Пока вирусам есть где жить, они будут мутировать и адаптироваться. Будут ли они сильнее или слабее – не мне об этом говорить. Я могу рассуж­дать про финансовые услуги, а не про вирусы. Тут лучше слушать профессионалов.

За последние полтора года владельцы капиталов во всем мире увеличили свои состояния, и восстановительный рост еще не закончился. Что вы ждете от глобальной экономики как банкир и как частный инвестор?

Думаю, что бурный восстановительный рост глобальной экономики после пандемии уже завершился в первом полугодии текущего года, и дальше мировая экономика будет расти гораздо меньшими темпами. Такой процесс нормализации охарактеризован ростом волатильности на фондовом рынке, то есть дальнейший дружный рост «всего подряд» очень маловероятен. В этой связи я считаю, что клиентам вновь необходимо обратить внимание на услуги по активному управлению инвестициями – доверительное управление. Только профессиональный отбор акций поможет достичь приемлемых уровней возврата на вложения.

Самых богатых россиян одинаково часто называют то сверхсмелыми, то сверхконсервативными инвесторами. Какое определение ближе к правде?

У ответа на этот вопрос есть разные аспекты. Во-первых, нельзя скидывать со счетов тот факт, что мы с вами до сих пор имеем дело с первым поколением капитала. Это активные бизнесмены, которые в своем основном бизнесе зачастую видят достаточно рисков и довольно консервативно относятся к рискам по отношению к своим свободным средствам.

У меня есть клиент, который каждый раз, когда речь заходит о возможности войти в рынок, говорит мне следующую фразу: «Светлана, у меня есть бизнес, который имеет понятный мне цикл и доходность. И это гораздо более понятная мне форма инвестиции, чем какие бы то ни было ценные бумаги. Ваша задача – сохранить мой капитал. Зарабатывать я продолжу в бизнесе, в котором разбираюсь и который все еще требует инвестиций». И это хорошая иллюстрация, как первое поколение до недавних пор реагировало на предложение об инвестициях.

А во-вторых, есть и такой аспект, как ставки. Последние несколько лет мы с вами наблюдаем снижение ставок, что, безусловно, стимулирует клиентов искать доходность в других инструментах. И это подтверждается ростом доли инвестиций в активах клиентов во всех банках. Если еще несколько лет назад, согласно оценке Frank RG, доля инвестиций в сегменте не доходила и до 20%, то в 2020 году она выросла почти до 40%.

Люди получили какой-то инвестиционный опыт, у многих он был позитивный, поэтому, даже если ставки вернутся на прежние уровни, не думаю, что возможен возврат в прошлое, когда рынком правили депозиты. Так что, возвращаясь к вашему вопросу, я могу с уверенностью сказать, что доля инвестирующих клиентов будет расти.



12.11.2021

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз