Поход в театр как путь к процветанию общества


Театр в России – не спорт: государство обычно не требует от больших компаний его поддержки, да и спектаклем редко можно вызвать немедленный патриотический подъем, как это случается в случае «победы наших». Между тем многие театральные проекты и инициативы осуществляются в России на спонсорские деньги, и даже бюджет «Золотой Маски», национальной театральной премии, больше чем наполовину формируется из средств партнеров и частных меценатов. Зачем бизнесу театр, конкурирует ли он со спортом за спонсорские деньги и почему для стабильного развития и процветания всего общества каждому из нас надо в театр ходить, в интервью SPEAR`S рассказывает генеральный директор «Золотой Маски», директор Театра Наций Мария Ревякина.

01.03.2021





Как-то раз в интервью SPEAR`S Роман Должанский, ваш коллега, заместитель художественного руководителя Театра Наций, сказал, что человек, у которого все хорошо, в театр не пойдет, ибо туда идут за «утолением печалей». Вы согласны с таким мнением? Зачем театр современному человеку?

Пожалуй, Роман обозначил лишь одну функцию театру, а ведь это один из старейших инструментов разрешения общественных конфликтов. В Древней Греции, где театр зародился, все острые социально-политические вопросы ставились именно на сцене. И так было и в другие периоды истории. Пьесы Шеспира и Лопе де Вега отражали важнейшие общественные перемены, были инструментом просвещения. Значение театра для общества не изменилось и сегодня. Он инициирует дискуссию, способствует разрешению многих конфликтов вне скандалов и применения физической силы. Человеку в театре открываются совершенно новые углы зрения, иная возможность решить ту или иную проблему. Поэтому театр и необходим обществу, важен для его стабильного развития.

Вот сейчас жалуются, что молодежь мало читает. Но в театре, по сути, она сталкивается с теми вечными вопросами, что поднимает мировая литература. Так возникает дискуссия актера и зрителя, провоцируется внутренний диалог. И это самая важная роль театра! Как говорил замечательный культуролог и литературовед Юрий Лотман, «искусство создано для того, чтобы понять другого. А как только ты понимаешь его, начинаешь понимать и себя».

Зачем «Золотая Маска» профессиональному театральному сообществу понятно: так подводятся итоги сезона. Но зачем премия российскому обществу? Как вы оцениваете общественно-политическую роль «Золотой Маски»?

За 28 лет существования «Золотая Маска» стала уникальной институцией, объединяющей национальное театральное пространство. Не надо думать, что Премия – просто некая ярмарка тщеславия, когда одни деятели театра награждают других. Это форум, дающий возможность осмыслить то, что происходит по всей России в ее театральном измерении.

За многие годы «Золотая Маска» создала прецедент центростремительной силы, объединяющей на фестивале в Москве наиболее интересные постановки за сезон из самых разных городов нашей огромной страны. Так мы представляем зрителям и профессиональному театральному сообществу новые явления, новые имена, возможность анализировать культурные процессы, преодолевать любые границы – географические, национальные, эстетические. Наравне с крупными театральными гигантами в афише фестиваля стоят спектакли из небольших городов – Лесосибирска, Альметьевска, Кудымкара, Мотыгина. Например, наше недавнее открытие – молодой режиссер Антон Федоров. Сразу два его спектакля попали в номинанты 2021 года: «Королевство кривых» из Татарского драматического театра Альметьевска и «Петровы в гриппе» из московского «Гоголь-центра».

Театр Наций много работает с мировыми режиссерами, а «Золотая Маска» не только показывает нам российские спектакли, но привозит и зарубежные. Как различаются российский и мировой театр?

Это единое пространство творчества. Мы живем во взаимопроникаемом мире. Лучшие образцы зарубежного театрального искусства привозят в Россию и Чеховский фестиваль, и фестиваль NET, и «Территория». У «Золотой Маски» было несколько международных программ – «Легендарные имена и спектакли ХХ века», Польский театр в Москве, актуальные постановки в рамках проекта «Контекст», «Зарубежный театр в Москве». Многие наши постановщики – режиссеры и хореографы – востребованы на мировой сцене: Дмитрий Черняков, Алексей Ратманский, Кирилл Серебренников, Тимофей Кулябин, Юрий Муравицкий и другие.

Большой вклад в эту диффузию, проникновение одного мира в другой делает Театр Наций. Его специфика в том, что он проектный, тут нет своей труппы. Наши спектакли – это всегда разные режиссеры и разные актерские составы. И, по сути, Театр Наций единственный в стране (Большой и МАМТ тут не в счет), который сотрудничает с топовыми зарубежными режиссерами на регулярной основе. В нашей афише есть спектакли и Робера Лепажа, и Роберта Уилсона, и Томаса Остермайера, Стефана Брауншвейга, Алвиса Херманиса. Это заслуга замечательного художественного руководителя Евгения Миронова.

И «Золотая Маска», и Театр Наций существуют на государственные деньги и спонсорские? Какой расклад вам кажется наиболее предпочтительным?

Финансирование – важнейшая проблема и для Театра Наций, и для «Золотой Маски», и для всей сферы культуры. Консолидированный бюджет «Маски» со всеми программами таков: 38% –государство в лице Министерства культуры, Фонда президентских грантов и Правительства Москвы, 58% – средства спонсоров и партнеров, и 4% в 2020-м дали продажи билетов. Но прошлый год был особенным. Когда всех закрыли весной и приезд театров на фестиваль пришлось отменить, мы вернули зрителям порядка 30 млн рублей.

Генеральный партнер «Золотой Маски» – Сбер. И это наш самый верный друг, он с нами уже 19 лет. Это сотрудничество особое, потому что Сбер – еще и активный соучастник программ фестиваля. Так, его командой было придумано и разработано мобильное приложение для незрячих и слабовидящих зрителей «Искусство. Вслух». Благодаря чему зрители с особенностями зрения могут смотреть не только оперу, но балет и драматические постановки.

Отдельное спасибо всегда хочется сказать Роману Абрамовичу и его «Фонду развития и поддержки социально-культурных, благотворительных, научных и образовательных проектов “Р.А.Фонд”». Он поддерживает не только фестиваль, но и, например, наш ежегодный проект «Лучшие российские спектакли в Израиле». Это важный вклад в сферу культурного обмена и репутацию страны.

Благодарность нашему партнеру – ПАО «Газпром». Теперь мы можем привозить в Москву, например, независимые театры из Санкт-Петербурга и проводить ежегодно фестиваль в Северной столице.

«Северсталь» помогает «Золотой Маске» уже 15 лет представлять лучшие российские спектакли в странах Балтии и северных городах России.

Когда 11 лет назад мы начинали работать в Череповце, центре сталелитейной промышленности, руководители предприятий «Северостали» практически заставляли людей идти на спектакли. А сейчас только мы объявляем старт продаж билетов, раскупается все мгновенно. Более того уже ясно, что этот зритель готов к более сложному восприятию и открыт новому. Он становится нашим активным зрителем.
Поддерживает нас «Норникель», а с Фондом Потанина мы проводим «Театрум», посвященный взаимодействию театра и музея.

Конечно, у нас есть и частные меценаты. И в прошлом году такая поддержка была особенно ценной. Очень приятно, когда в непростой ситуации, вызванной пандемией коронавируса, звонит партнер и спрашивает: «Чем помочь?». С частными меценатами мы можем делать небольшие, но очень важные проекты, – издательские и подкасты, как это было в 2020-й.

Можно ли сделать «Золотую Маску» прибыльным мероприятием, просто продавая билеты?

Нет, на продажах билетов фестиваль в принципе не может заработать, так как порядка 30–40% всех мест мы отдаем партнерам и спонсорам, инфопартнерам, коллегам из других регионов, журналистам, критикам.

А зачем меценатам поддерживать театр? Это их осознание социальной ответственности, государственная задание, которым надо выполнить, или личная любовь топ-менеджмента к театру?

Среди наших спонсоров и меценатов есть убежденные театралы, которые росли вместе с фестивалем, открывали для себя новое и интересное. И они понимают, насколько нужен и важен театр для общества. Поддержка театральных проектов – это их вклад в в общественное развитие. Мы это хорошо видим в рамках региональных программ Театра Наций, которых у нас немало. Многие годы нашими партнерами являются «Сибур» и Росатомом. В регионах присутствия этих компаний мы проводим лаборатории: выбираем режиссеров и драматургов, проводим мастер-классы, устраиваем гастроли. В случае с Росатомом это закрытые города, куда не так просто попасть, часто невозможно проводить никакие мероприятия. И когда театр из Новоуральска, закрытого города, в результате работы этих лабораторий, становится номинантом «Золотой Маски», это важно и для Росатома, и для нас, и для коллектива театра. Очень часто номинация регионального театрального коллектива на «Золотую Маску» меняет отношение местных властей к культуре в целом. Они начинают обращать внимание на театр, помогать финансово. «Золотая Маска» – по-своему социальный лифт.

Социальным лифтом в России еще является спорт. Как и театр, спорт требует государственного финансирования и предлагают людям модель досуга. Вы чувствуете конкуренцию со спортом в тех же регионах?

С теми спонсорами, с которыми мы работаем, – нет. Но иногда, когда мы обращаемся за поддержкой в какие-то другие компании, нам говорят: «Мы поддерживаем спорт». Ну, поддерживайте, хорошо. Спорт – тоже замечательное занятие. Это физическое развитие человека. А мы занимаемся другим органом.

В 2020-м по понятным причинам церемония награждения лауреатов Премии прошла в онлайн-формате. Коронавирус вообще продемонстрировал нам, что в принципе театр может существовать и в виртуальном пространстве. Как вы относитесь к онлайн-театру?

Я не являюсь его сторонником. И не хочу, чтобы «Золотая Маска» перестала проводить программы в оффлайн-формате. В 2020 году мы вынуждено, из-за пандемии коронавирусной инфекции, сделали Церемонию награждения лауреатов онлайн. Хотя результат по охвату получился невероятным. У нас был 241 номинант, и собрать их в Москве в условиях ряда ограничений было невозможно. Наши партнеры – «Рамблер Групп» и Сбер – помогли с трансляцией. Мы начали ее днем 10 ноября, чтобы можно было подключить Дальний Восток и Сибирь. В итоге церемонию посмотрели несколько сотен тысяч человек! Что говорит о популярности и востребованности театра.

Но все-таки театр – это обмен энергией, оттого и важна реакция зала. За два часа зритель проживает в театре то, что в жизни никогда бы не пережил, только так может родиться та самая эмпатия – желание понять Другого на сцене. Онлайн снижает такой эффект, нивелирует его. Чтобы втянуться в то, что происходит на сцене, надо физически присутствовать в зале. Только так ты становишься соавтором, соучастником.



01.03.2021

Источник: Spear's Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.