В траве по пояс


На большей части Северной Америки разрешили употреблять марихуану в рекреационных целях, а за ее пределами – в медицинских, и перед компаниями, которые ищут новые возможности, открылся громадный рынок, пишет Эдвин Смит.

29.05.2019





В городке Сент-Джонс, столице канадского Ньюфаундленда, с нетерпением ждали полуночи 16 октября 2018 года. Желая стать свидетелями исторического события, люди выстроились в очередь у магазина с марихуаной в центре. Некоторым, вместе с представителями прессы, удалось втиснуться внутрь.

За несколько секунд до наступления новых суток начался обратный отсчет («три, два, один…»), который сменился массовым ликованием.

Впервые почти за сто лет в Канаде на законных основаниях продали марихуану не для лечения. В 2013 году ее употребление в рекреационных целях разрешил Уругвай, однако крупные экономики до сих пор воздерживались. Начало, положенное канадскими властями, для многих стало праздником.

Тем не менее в «отрыв» страна не ушла – подчеркивает человек, стоявший в ту ночь за кассой. Скорее напротив: по словам Брюса Линтона, главы компании Canopy Growth, крупнейшей на мировом рынке каннабиса, дело только принимает серьезный оборот.

Известно, что коноплю выращивали еще в Римской Британии, а Генрих VIII даже обязал это делать землевладельцев. По некоторым данным, каннабис назначали от менструальной боли королеве Виктории. Однако в середине XX века ситуация начала меняться, и использовавшееся столетиями вещество стало одиозным.

Так, после введения сухого закона марихуану запретили в США. А в 1961 году 186 стран подписали Единую конвенцию о наркотических средствах, и каннабис оказался вне закона практически везде. Впрочем, в последнее время наблюдается обратный тренд. Помимо Канады, за реформу в которой нужно благодарить татуированного экс-инструктора по сноуборду Джастина Трюдо, употребление в рекреационных целях теперь допустимо в десяти американских штатах, а в медицинских – в 33. С 2017 года марихуану по рецепту можно приобрести и в Германии.

Минуло всего несколько месяцев, и примеру ФРГ последовала Польша, а в ноябре 2018-го, после масштабной кампании в поддержку 12-летнего эпилептика Билли Колдуэлла, право выписывать соответствующие рецепты получили врачи, работающие в системе государственного здравоохранения Британии. Вместе с появлением законов меняется и отношение в обществе. По данным социологической службы YouGov, большинство британцев придерживаются либеральных взглядов в вопросе о каннабисе, причем выступающих за безоговорочную легализацию больше, чем сторонников запретов.

Как отмечается в новом исследовании RBC Capital Markets, каннабидиол (КБД) – соединение в составе конопли, не обладающее психоактивными свойствами и, предположительно, способствующее релаксации, может однажды стать «популярнее кофеина… в связи с тем, что потребители не перестают испытывать стресс и (или) тревогу от раздражителей технологического характера».

Закрученная история

В некотором смысле будущее уже наступило. Окутавшая Северную Америку сеть пунктов легальной продажи – миниатюрный образец мира, где марихуану покупают не у скользких типов в пабах и парках, а в «храмах» консюмеризма. Глянцевые розничные точки американской MadMen можно запросто перепутать с магазинами Apple.

Существует мнение, что когда-нибудь рынок марихуаны, продаваемой в рекреационных целях, может стать похожим на рынок элитных вин: с дегустацией и ценами на редкие сорта под стать. В США и Канаде на каннабис уже тратят больше, чем на вино, – если принимать в расчет и легальный, и нелегальный оборот.

Несмотря на нововведения, 87% североамериканского рынка все еще остаются вне закона, подсчитала исследовательская компания Arcview Market Research. Весь он оценивается в 53,3 млрд долларов.

Однако в тех американских штатах, где рекреационное употребление разрешили, «зеленый бум» приносит «зеленые» в казну. Только за второй квартал 2018 года Калифорния собрала 74,2 млн долларов в виде «конопляных» налогов. Всходы поднимаются быстро: рост по сравнению с первым кварталом составил 22%. Бюджет Колорадо, в свою очередь, с 2014 года пополнился примерно на 1 млрд долларов.

Британия должна сделать то же самое, полагает Криспин Блант, депутат от консерваторов и председатель межпартийной парламентской группы по реформе законодательства о наркотических средствах. «Один из плюсов легализации теневого продукта – это, конечно, возможность взимать налоги с продавцов», – комментирует он.

Кроме того, серьезным аргументом в пользу регулирования оборота сильнодействующих сортов каннабиса политик считает фактор социальной гигиены. По его словам, пример Канады может послужить достаточным базисом для внесения поправок в законодательство во время следующего созыва (ожидаемый срок действия полномочий – с 2022 по 2027 год). О чем-то похожем вскоре могут заговорить и другие народные избранники. Но видеть в новой эпохе лишь легитимизацию (и монетизацию) некогда темной практики ошибочно.

Web Summit – крупнейшая технологическая конференция на планете. Прошлой осенью ради нее в Лиссабон приехали топ-менеджеры Google и Amazon, комиссар ЕС по конкуренции Маргрет Вестагер, один из создателей приложения Tinder, экс-чемпион «Формулы-1» Нико Росберг, Тони Блэр и еще 70 тыс. делегатов.

Круг обсуждаемых тем, в частности, включал робототехнику, криптовалюты, стратегию продвижения Manchester United в социальных сетях. Одной из самых популярных стала сессия с главой канадского производителя марихуаны Tilray. Ради нее уважаемые специалисты были готовы сидеть на полу в проходах.

Представ перед публикой в костюме в полоску, Брендан Кеннеди, бывший венчурный инвестор, считает для этого направления перспективной фармакологию. Употребление каннабиса в медицинских целях разрешено примерно в 30 странах, и как прогнозирует Tilray (около 80% которой принадлежит Privateer Holdings, фонду скандально известного Питера Тиля), в ближайшие годы эта цифра удвоится. Между тем рекреационное употребление, кроме Канады и Уругвая, нигде в видных экономиках на национальном или федеральном уровне не легализовано.

Выращивание доходности

Конопля – это невскрытая аптечка, считает Джордж Макбрайд из «международной фирмы в области марихуанового консалтинга» Hanway Associates. До недавнего времени исследовательскую деятельность тормозили плохая репутация каннабиса и ограничения на его использование в медицине. Однако в растении, обращает внимание Макбрайд, содержатся более 200 фармакологически активных соединений. Это палка о двух концах: изолировать и изучать отдельные соединения в таких условиях сложно. Впрочем, непреодолимой преграды здесь нет.

«В перспективе абсолютно новые соединения и препараты, – обещает Макбрайд. – Будет любопытно посмотреть». Вывод товаров на рынок – отдельный разговор, но по данным некоммерческой организации United Patients Alliance, которые приводит спикер, только в Британии легально или нелегально марихуаной лечатся миллион человек.

«Тяжело убедить политиков и врачей, что каннабис отличается от других средств, – продолжает Макбрайд. – Это главная помеха, ведь оснований говорить о его безопасности у нас уже достаточно».

Одна из компаний, нацеленных на прорыв в медицинских исследованиях, – Oxford Cannabinoid Technologies (OCT). Ее основал Нил Махапатра – биолог по образованию, до недавнего времени большую часть карьеры управлявший мэйфэйрским инвестфондом.

Пять лет назад, подбирая лечение для матери, больной раком легких, Махапатра узнал о людях, которые, по их собственным словам, добились уменьшения или даже полного исчезновения раковых опухолей с помощью гашишного масла.

Кроме этого эффективность каннабиса как средства против рака по-прежнему фактически ничем не подтверждается, заявляет предприниматель. Но услышанного ему хватило для веры в целесообразность серьезных научных исследований.

Махапатра надеется, что исследовательская программа, учрежденная его компанией при поддержке ученых из Оксфорда, позволит со временем создать легальные препараты от целого спектра болезней. «Мы ищем решения для таких проблем, как воспаления, заболевания нервной системы, но на первом месте находится рак, – рассказывает он. – Нам интересны не только паллиативные свойства, но и лечебные».
Предприятию поможет инвестиция от рэпера Snoop Dogg, а точнее, его венчурного фонда Casa Verde. Структура вложила 10 млн долларов, и ее профиль – марихуана. По словам Махапатры, фондом управляют очень профессионально, хотя с самим исполнителем спикер не знаком. Как бы то ни было, вложения Oxford Cannabinoid Technologies меркнут в сравнении с теми суммами, которыми оперирует Canopy Growth.

Эта компания, чьи акции торгуются под тикером WEED, – крупнейшая на мировом рынке каннабиса. Ее капитализация составляет 20 млрд долларов. Генеральный директор Брюс Линтон (который и стоял за кассой в ту историческую ночь) видит столько разнообразных вариантов применения конопли, что они позволяют сектору рассчитывать на оборот в районе 500 млрд долларов – и, возможно, цифра не является пределом. Для сравнения: глобальная индустрия спиртного – это около 1,4 трлн долларов. Глава Tilray Брендан Кеннеди в оценках немного сдержаннее. По его мнению, в долгосрочной перспективе конопляная отрасль дорастет до 200 млрд долларов.

Сегодня мировой легальный оборот каннабиса скромнее – 12 млрд долларов, и особняком стоят США. Однако к 2022 году размер рынка достигнет 32 млрд долларов, ожидает Arcview Market Research.

Каннабис может кардинально изменить условия существования целого ряда отраслей и продуктов, заверяет Линтон и указывает на болеутоляющие, лечение рака, восстановление от спортивных нагрузок и «уход за собаками, кошками». В 2018 году, подчеркивает он, Всемирное антидопинговое агентство исключило КБД из списка запрещенных веществ.

В числе профессиональных спортсменов, продвигающих препараты на основе КБД, – игрок американской Национальной футбольной лиги Деррик Морган и боец UFC Нейт Диас. Продолжая свой список, руководитель Canopy упоминает алкогольные и безалкогольные напитки и табачные изделия – их «мы можем вообще смести». В прошлом году Coca-Cola даже заявила, что внимательно следит за ростом мировой популярности непсихоактивного каннабидиола как ингредиента для функциональных напитков, полезных для здоровья.

Constellation Brands, которой принадлежит пивоваренная компания Corona, инвестировала в Canopy 4 млрд долларов, а канадский производитель пива Molson Coors объявил о намерении выйти в этом году на рынок напитков с каннабисом. Между тем на столах гурманов-хипстеров можно будет увидеть не что иное, как копченый лосось с марихуаной, интригует Линтон.

Никаких гарантий

Безусловно, у конопляной экономики могут возникнуть препятствия на пути. Нет никаких гарантий, что другие страны внесут аналогичные поправки в свое законодательство. А для признания тех полезных свойств, которые видят и ценят в каннабисе многие сторонники его употребления, научному сообществу часто не хватает фактов.

Утверждать, что мы действительно понимаем, как на обществе и социальной гигиене отразится смягчение правил в отношении оборота марихуаны, пока нельзя. В первую очередь это касается тех разновидностей, где содержится большое количество психоактивного вещества тетрагидроканнабинола (ТГК).

«Употребление каннабиса вполне способно повысить риск развития шизофрении и других психических расстройств, – сигнализировала Национальная академия медицины США в 2017 году. – Чем больше его употребляется, тем выше риск».

За период с 2013 по 2017 год число нападений, совершенных при отягчающих обстоятельствах в штате Вашингтон, выросло на 17%, тогда как средние темы по стране были вдвое ниже, пишет Алекс Беренсон в книге «Расскажите своим детям. Правда о марихуане, психических заболеваниях и насилии». В 2014 году штат стал первым, где легализовали рекреационное употребление марихуаны. Но Линтона эти оговорки, судя по всему, не очень беспокоят. По его словам, Canopy в этом году должна вырастить 500 тыс. кг «сырого продукта» (столько весят 40 двухэтажных лондонских автобусов), и останавливаться на этом компания не планирует.

Canopy уже работает в 12 странах, а также подала заявки на 140 патентов и запланировала 15 медицинских испытаний. Располагая денежными средствами в размере свыше 3,7 млрд долларов, она рассматривает в среднем по две медицинские фирмы в неделю. Гендиректор надеется, что покупка таких активов поможет расширить ее возможности.

Интерес к Canopy, чьи акции прошлым летом подорожали вдвое менее чем за три недели, не праздный, настаивает Линтон. Над созданием фирмы он работал с 2012-го, когда Джастин Трюдо о легализации даже не задумывался.

«Меня удивляло, какой негибкой и непродуманной была политика стран, – вспоминает CEO. – Я говорил: “Когда ее “отпустят”, начнется сумасшествие”».



29.05.2019

Источник: SPEAR'S Russia #2


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз






Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.