Золотой век меценатства. Продолжение


Как возникла частная филантропия в России и сохранится ли историческая преемственность в ее развитии в будущем? Ответы на эти вопросы можно получить, проследив развитие благотворительности в нашей стране на протяжении последних столетий, сопоставив их с современными глобальными тенденциями, уверяет Астхик Оганесян.

24.12.2015




13_asthikoganesian
Астхик Оганесян

Аналитик Центра управления благосостоянием и филантропии СКОЛКОВО.

Российская частная филантропия жива и продолжает динамично развиваться, несмотря на неурядицы в экономике. При этом, как свидетельствуют многочисленные интервью, проведенные Центром управления благососто­янием и филантропии СКОЛКОВО с владельцами крупных капиталов, их семьями и представителями семейных офисов, сегодня практически каждый опрошенный бизнесмен и его семья находятся в поиске наиболее эффективных способов дарения, преследуя при этом различные цели.

Согласно данным разных источников, в 2014 году количество частных благотворительных фондов, учреж­денных богатейшими семьями России, превысило 40, а общий объем пожертвований частных лиц увеличился с 214 млн долларов в 2012 году до 555 млн долларов в 2014-м. В текущем году эта цифра, скорее всего, также возрастет. Но будет ли проявляющийся интерес владельцев крупных капиталов к филантропии устойчивым и долгосрочным или это лишь эмоциональная реакция на зарубежные истории успеха? Исход можно предвидеть. Ведь, как известно, все новое – это хорошо забытое старое. Так что будет вполне справедливо заглянуть в прошлое, чтобы понять, куда сейчас движется российская частная филантропия.

Начала

На разных этапах истории филантропия в России имела свои особенности: менялись мотивы благотворительности, ее механизмы, а также политика государства по отношению к социально направленной деятельности. Отличалось ее воплощение и горизонт воздействия – от милостыни, имеющей краткосрочный эффект, до институциональной филантропии с долгосрочными целями.

Для русской филантропии на стыке XIX и XX веков было характерно разнообразие форм благотворительных организаций. В то время только в Москве их насчитывалось примерно 500, притом что традиционно важную роль в этой области играла православная церковь. К началу прошлого века существовало около 48 370 русских православных храмов, многие из которых имели собственные благотворительные церковно-приходские учреждения.

К тому времени филантропия была уже неотъемлемой частью нашей культуры, что нашло свое отражение даже в русской речи. В XIX веке россияне часто обращались друг к другу в таких выражениях, как «милостивый государь», «отец-кормилец», «заступник», «милосердный покровитель», которые не встретишь в современной лексике. В конце XIX века благотворительностью активно стали заниматься органы местного самоуправления – земства, строившие школы, больницы, пункты питания для нищих и жилье для бездомных.

На новый уровень благотворительность в России удалось вывести членам монаршей фамилии, пытавшимся привить обществу любовь к занятию благотворительностью, демонстрируя на личном примере важность социальной деятельности. Диктуя моду на филантропию, представители императорской семьи стимулировали интерес к этой сфере богатейших людей того времени – дворян и купцов. Ведь именно эпоха бурного расцвета предпринимательства в XIX веке считается пиком развития филантропии в России – ее золотым веком.

Самыми популярными направлениями благотворительной деятельности в то время были поддержка культуры и искусства, образования, церкви и армии. Так, в конце XIX столетия 75% средств, выделенных на нужды благотворительности, принадлежали частным лицам. Если в начале золотого века главными жертвователями были представители аристократии, такие как Дмитрий Голицын и Николай Шереметев, то к началу века XX на авансцену вышли предприниматели, имена которых на слуху и по сей день: Третьяковы, Бахрушины, Мамонтовы, Боткины, Прохоровы, Морозовы, Щукины.
Сама собой напрашивается аналогия с дореволюционными купцами, представляющими золотой век российского меценатства,
и сегодняшними бизнесменами. Они также представляют собой первое поколение капиталистов, которым пришлось строить свой бизнес в условиях только-только народившихся, еще не устоявшихся рыночных отношений. По данным UBS, так же как и в прошлом столетии, сегодня большинство частных капиталов в России – 92% – по-прежнему находится в руках первого поколения собственников. При этом также многие состоятельные российские бизнесмены и их семьи задумываются о том, чтобы нарастить свою благотворительную деятельность, сделать ее более институциональной. Согласно Международному исследованию Coutts Million Dollar Donors Report, к 2014 году пожертвования российских владельцев частных капиталов составили более половины всех пожертвований – свыше 1 млн долларов. Продолжает расти количество учрежденных ими благотворительных фондов, которые играют ключевую роль в возрождении культуры добровольных пожертвований и благотворительности в России.

Золотой век российского меценатства был оборван Октябрьским переворотом 1917 года, за которым последовала национализация всех средств благотворительных организаций с их последующим упразднением. Однако на непродолжительное время, столкнувшись с неизбежной необходимостью решать острые социальные проблемы, государству пришлось взять эту ответственность на себя.

Наиболее крупными государственными филантропическими институтами советского времени считались Наркомат государственного призрения и Наркомат социального обеспечения (1918), которым были переданы все полномочия в области общественного попечения, Общество Красного Креста и Красного Полумесяца (1923), готовившее медицинских сестер для оказания помощи пострадавшим, а также Детский фонд им. Ленина (1987), который занимался поддержкой детей.

Частная благотворительность в советское время существовала, принимая формы милостыни, прямой помощи нуждающимся, различных видов социальных работ и волонтерства. Хотя Отечественная война формально и вернула традицию частного добровольного дарения, однако все собранные в эти годы средства поступали на государственные счета, направляясь на нужды обороны.

При этом на протяжении более 70 лет советского времени наше общество не знало институциональной филантропии. Первые благотворительные фонды в России удалось сформировать только с началом горбачевской перестройки. Однако по-настоящему дореволюционная традиция благотворительности стала возрождаться уже после развала СССР, в новой России.

В тренде

Известный толчок развитию российской филантропии как структурированной формы деятельности дало принятие сразу нескольких федеральных законов, регулирующих эту сферу. Ренессанс российской благотворительности происходил в это время как на корпоративном уровне – в рамках программ социальной ответственности, так и на личном, когда обычные люди и предприниматели вместе с членами семьи превращались в благотворителей, волонтеров, активно участвуя в филантропической деятельности.

Сегодня данный процесс – достаточно судить по суммам пожертвований – набрал весьма заметные обороты. При этом, согласно данным, полученным в ходе исследования владельцев частных капиталов России за 2015 год, проведенного Центром управления благосостоянием и филантропии СКОЛКОВО, в наши дни эта активность чаще всего принимает форму прямого дарения.

Однако сегодня, в условиях известных экономических и политических пертурбаций, закономерно задаться вопросом, как будет развиваться частная благотворительность в России в дальнейшем. Чтобы выстроить достоверную картину на перспективу, историческую традицию российской благотворительности стоит рассматривать в преломлении важнейших глобальных тенденций в этой области. Их пять.

Во-первых, это стратегическое видение, которое выражается в стремлении придать своей благотворительной деятельности более системный характер с учетом избранной миссии и поставленных целей, что придает ей максимальную устойчивость.

Во-вторых – широкое распространение кооперации в благотворительности. Она предполагает распространение лучших практик внутри сообществ третьего (некоммерческого) сектора, а также реализацию партнерских проектов с другими филантропическими организациями и государством.

В-третьих – отказ от реактивного подхода к решению социальных проблем в пользу попыток, найдя первопричину, направить благотворительную деятельность на их устранение.

В-четвертых – все более широкое распространение инновационных механизмов благотворительности, включая инвестиции социального воздействия, венчурную филантропию, социальные облигации и др. По сути, все они направлены на решение социальных проблем с помощью использования различных финансовых инструментов, а также нематериальной поддержки.

В-пятых – вовлечение нового поколения в занятие филантропией, которая нередко рассматривается в контексте планирования преемственности. Эта тенденция особенно актуальна для России, где как раз подрастает второе поколение наследников патриархов в обеспеченных семьях. Исследование владельцев частных капиталов России в 2015 году показало, что большинство российских бизнесменов (66%) обсуждают темы благотворительности и филантропии со своими детьми. Дети почти каждого десятого (12%) занимаются собственным благотворительным проектом. Таким образом, многие респонденты, опрошенные в ходе исследования, отметили важность участия в благотворительной практике наследников патриарха семьи, которую связывают с положительным влиянием на становление личности и накопление жизненного опыта у младшего поколения.

Таким образом, есть все основания считать, что российская частная благотворительность продолжит динамично развиваться, опираясь на многолетние традиции и совре­менный глобальный опыт. Перед сегодняшними российскими меценатами открываются широкие возможности для развития и укрепления филантропии, направленной на достижение реальных и долгосрочных изменений как внутри страны, так и в мире. Их реализация поможет вернуть российской благотворительности статус важнейшей культурной составляющей для общества и возродить эпоху золотого века меценатства в новом современном видении.



24.12.2015

Источник: SPEAR'S Russia #12(54)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Дурацкая шутка, или Представление об альтернативе


20190906_174137_1
 

Вероятно, самый знаменитый профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома Пикетти написал новую книгу. «Время для социализма: депеши из мира в огне, 2016-2021 гг.» – это не только жесткий анализ все время усиливающегося глобального неравенства, как его «Капитал в XXI веке», но и план демонтажа существующей системы и строительства куда более справедливого и благодатного будущего, в котором никто не будет забыт и отчужден от результатов собственного труда. Разумеется, основная аудитория французского профессора имеет отчетливо левые взгляды, а многие коллеги хвалят его за поднятие темы на новый уровень или «невероятный эмпирический багаж», но критикуют за методологическую слабость и неверные выводы об истинных причинах неравенства. Тем не менее выход подобной книги – это прекрасный повод для содержательной дискуссии. Алексей Цветков, писатель, драматург, политический активист, комментатор и популяризатор Маркса, написал о Пикетти и его новой работе в своем блоге. С любезного разрешения автора WEALTH Navigator публикует его отзыв на своих страницах.