Затаившийся тигр, дарующий дракон


Перед камерой Джеки Чан выглядит как безумный и любвеобильный герой боевиков. Однако за пределами съемочной площадки он может похвастать настоящим черным поясом в области филантропии, утверждает Джон Арлидж.

05.06.2013





Джеки Чан любит машины, особенно британские. Их в его гараже в Гонконге целые дюжины, и однажды он потратил 150 тыс. долларов на номера «123». В помешанном на цифрах Гонконге ему шесть раз предлагали ту же сумму за эти номера. «Но, – говорит он, – я их никогда не продам».
Сегодня он выехал из своего дома в Пекин. Он мчится среди машин в густой пробке на Bentley. Эта сложная и быстрая езда – идеальная для гиперактивного актера, который силой пробивался к славе и сколотил свое 130-миллионное состояние на дешевых боевиках в 1970-х в Гонконге, прежде чем стать первой голливудской звездой оттуда в 1990-х.

Чан прибыл в китайскую столицу, чтобы снять мини-документалку о будущем филантропии для Bentley Mulsanne Visionaries, для которых подобную работу сделал и китайский архитектор, обладатель Притцкеровской премии, Ван Шу. Позже эту машину он продаст на аукционе почти за миллион долларов.

Умение отдавать

Для многих Джеки Чан – безвкусный хитмейкер, умело молотящий конечностями, с белоснежной улыбкой и 27 млн фанов на Facebook. Конечно, не без этого. Но у него есть и другая роль: он один из главных азиатских благотворительных деятелей. В стране, помешанной на зарабатывании денег, он умеет их отдавать. Недавно Harper’s Bazaar назвал его филантропом года.

«Когда я был ребенком, я был очень беден и мне всего хотелось. Поэтому, когда у меня появились деньги, я начал покупать себе разные вещи. Теперь мне хочется все отдать, – говорит он. – Я обеспокоен. Я вижу, как мир становится хуже. Мне хочется помочь. Я не так богат, как Билл Гейтс, но я хочу сделать все, что в моих силах, чтобы помочь людям здесь, в Китае, и других заставить делать то же. Я говорю: “OK, всего один доллар, ты это можешь. Одного доллара достаточно, чтобы помочь построить школу. Давай это сделаем».

Чан собрал около 100 млн долларов за последние пять лет либо лично обращаясь к людям, либо через благотворительные мероприятия, аукционы или просто выколачивая деньги из богатых китайских и прочих знаменитостей. «Я звоню людям. Использую Интернет. Натыкаюсь случайно. Невероятно, что люди отдают, когда ты просишь, особенно если у тебя есть имя. Люди говорят, что я это делаю ради имиджа. Пусть говорят. Я знаю, что я делаю добро как умею». При этом Чан не тратит ни копейки из фонда пожертвований на расходы, связанные со сбором этих пожертвований: «Если мне нужно куда-то лететь или оплатить отель, я плачу».

Сердце дракона

Возможно, Чан стоит более 100 млн долларов, но он подчеркивает, что важно помнить, как сложно ему приходилось в жизни. Его отец работал поваром во французском консульстве в Гонконге, его мать была прачкой. «У нас мало что было. В школе, я помню, к нам приходили священники из Красного Креста, они давали нам зубные щетки, молоко и ношеную одежду».

Один конкретный случай в школе заставил его заинтересоваться филантропией. «Однажды я увидел у священника ношеную куртку. Я сказал: “Я хочу эту куртку”. Священник посмотрел мне в глаза, взял куртку и накинул мне ее на плечи. “Ух ты! – сказал я. – Спасибо, спасибо, спасибо!” Он ответил: “Не меня надо благодарить, я только представляю человека, который пожертвовал эту вещь тебе. Если ты и правда хочешь сказать спасибо, ты должен помогать другим. Делай, что можешь”. Я никогда не забуду этих слов».

Лишь через много лет, фильмов, миллионов долларов он пришел к благотворительности, но начать решил там, где выучил свой первый урок: он основал Благотворительный фонд Джеки Чана, чтобы давать стипендии и оказывать другую помощь молодым людям в школах. «Я спрашиваю детей: “Какая у тебя мечта?” Один ребенок хочет карандаш, другой – одежду, как я. Кто-то хочет блокнот. В Китае маленький блокнот стоит два доллара. Я спросил у мальчика – ему было семь лет – “О чем ты мечтаешь?” А он нагнулся к земле, калякая палкой на песке. Он просто хотел суметь что-нибудь написать, хотел учиться. Мы с этим помогаем».

В 2004 он основал Фонд Dragon’s Heart, который строит школы и помогает детям и пожилым людям в отдаленных частях Китая. Один из самых удачных способов сбора пожертвований, который он придумал, работает так: он просит детей со всего мира жертвовать небольшие суммы, а затем он их удваивает: «Они присылают доллар и к каждому доллару я добавляю еще один, иногда два». Фонд собрал уже достаточно денег, что построить 26 школ, в основном в Китае. Это помогло 20 тыс. детей.

За годы масштабы фонда выросли, и теперь он оказывает медицинские услуги, помощь бедным, а также занимается помощью пострадавшим в природных катастрофах. После землетрясения в Сычуане в 2008-м Чан собрал более 1,3 млн долларов на гуманитарную помощь. «Исчезли целые деревни, будучи похороненными под оползнями. Так много людей погибло. Мы привезли материалы, чтобы починить школы и дороги. Привезли воду, телефоны и пуховики, потому что была зима». Он собрал еще 3,4 млн на концерте, организованном в помощь жертвам землетрясения и цунами в Японии в прошлом году. От себя лично он внес 150 тыс. долларов.

Знающие его люди утверждают, что мало кто выкладывается больше для благотворительности. «Всякий раз, когда мы просим его принять участие в каком-нибудь мероприятии, он соглашается», – говорит Энтони Лау, директор гонконгского Tourism Board. Лау помнит, как попросил звезду «Часа пик» появиться на мероприятии в Японии три года назад. Чан работал в отдаленной китайской деревне, и чтобы добраться до Японии, ему пришлось проехать 30 часов, но он согласился. На следующий день он проделал 30-часовой путь обратно.

Пока Чан стоит особняком в мире китайской благотворительности. Несмотря на беспрецедентный экономический рост, элита страны не спешит приобщиться к филантропии по-европейски. Билл Гейтс и Уоррен Баффет получили холодный прием, когда посетили китайских бизнес-лидеров, чтобы убедить их отдать половину своего состояния на благотворительность после смерти. Чан cогласился.

Чан уверен, что ситуация изменится. «Китай – древняя страна, но люди здесь только начали зарабатывать деньги. Я думаю, что они последуют примеру европейских стран, все только начинается. Пожалуйста – я всегда говорю это слово – пожалуйста, дайте нам время. Вы знаете, сегодня вы посадили дерево. Как оно может – бум! – и стать высоким деревом? Нет. Нужно время. Время придет, мы учимся. Мы однажды будем как британцы, как Англия, как Америка». 

Материалы по теме



05.06.2013

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.