Выбирая клиента


Швейцарский UBS два года подряд занимает первую строчку в рейтинге крупнейших частных банков мира от Scorpio Partnership. К концу 2014 года активы под управлением банка достигли 2021 млрд долларов. В интервью Юлии Калининой глава UBS Wealth Management по рынкам Центральной и Восточной Европы Хендрик Гельденхейс рассказал, как нововведения регуляторов и политика санкций отразились на поведении и инвестиционных стратегиях российских HNWI.

20.04.2015





Что вы думаете о текущем состоянии российской экономики? Ожидания экономического краха России, на ваш взгляд, – это вариант, который стоит рассматривать всерьез?

В 2015 году Россия продолжит скатываться в рецессию. Рубль сильно обесценился, несмотря на недавнее восстановление. Цены на сырую нефть остаются на минимумах даже после легкого отскока. Так что вероятность возникновения новых проблем высока.

Мы совершенно не верим в то, что возможен российский дефолт по суверенным долгам и что страна не сможет расплатиться по счетам. У РФ хватает золотовалютных резервов, и они во много раз больше существующих обязательств.

По нашим прогнозам, доллар в ближайшие 12 месяцев будет торговаться в районе 65 рублей. Стоимость сырой нефти поднимется до 72 долларов за баррель, и это окажет России достаточную финансовую поддержку. Впрочем, вряд ли цены на ресурс вырастут настолько быстро, чтобы заметно помочь стране.

Каких показателей вы планируете достичь в 2015 году?

2015 год станет сложным. Клиентов очень беспокоят ликвидность и вопрос оплаты по кредитам. По нашим прогнозам, бизнес будет развиваться немного слабее по сравнению с привычным ростом. С другой стороны, люди продолжат искать респектабельные банки и уважаемых консультантов по инвестициям, которые помогут управлять не только портфелями, но и финансовыми рисками. Трудно предсказать, как нововведения регуляторов отразятся на клиентах и как хайнеты будут реагировать на общую экономическую конъюнктуру. Но я сомневаюсь, что санкции сильно повлияют на наших клиентов.

В сегменте wealth management мы ждем роста. Причем не только за счет привлечения новых клиентов, но и благодаря расширению сотрудничества с уже существующими. Просто из-за новых регуляторных норм клиентам становится гораздо сложнее взаимо­действовать с несколькими нероссийскими банками одновременно. Поэтому вместо того чтобы поддерживать отношения с четырьмя или пятью банками, клиенты сконцентрируют свои активы в одном или двух.

Изменилась ли как-то для UBS важность мировых локаций? Каков потенциал роста рынка private banking в EMEA в 2015 году?

Крупнейшие рынки – США и Западная Европа – по-прежнему остаются высокопривлекательными для нас. Но при этом порядка 30% активов под управлением UBS приходится на мировые развивающиеся рынки и Азиатско-Тихоокеанский регион, растущие сегодня быстрее остальных. Они же обеспечивают 30% прибыли wealth management.

В случае с развивающимися странами (за исключением стран Азиатско-Тихоокеанского региона. – Прим. ред.) мы фокусируемся на шести ключевых рынках частного капитала: Бразилии, Мексике, Турции, России, Израиле и Саудовской Аравии. Они крайне важны в контексте нашей стратегии, и мы продолжим в них инвестировать. Несмотря на определенные трудности в Бразилии и России, мы очень оптимистичны и надеемся, что обе страны решат свои проблемы.

Большинство российских клиентов private banking считают, что в текущей ситуации самая надежная и прибыльная инвестиция – это депозит. По-вашему, в этом есть логика? Какие финансовые продукты может предложить UBS помимо депозитов?

Разместить деньги на депозите проще всего. Российские клиенты много инвестировали в такие вещи, как кэш, облигации, недвижимость и ряд commodities, в частности золото. Проблема кэша и золота заключается в том, что от них, по сути, нет отдачи. Инфляция в России выше процентных ставок большинства банков, и фактически кэш приносит убыток.

В последние несколько лет наши клиенты активно отходят от размещения денег исключительно на депозитах, поскольку у UBS, как вы знаете, ставки не настолько высоки. Они стали чаще выбирать инструменты с фиксированной доходностью, структурные и forex-продукты, commodities. Российские хайнеты также начинают больше инвестировать на глобальных фондовых рынках.

Так что важность диверсификации портфеля значительно возросла. Тем не менее типичный портфель российского клиента остается таким: очень много кэша, fixed income, увеличивающийся объем акций и немного в хедж-фондах. Периодически они используют активы как обеспечение под заемные средства.
Область, в которой мы еще не продвинулись настолько, насколько хотелось бы, – это альтернативные инвестиции. Например, хедж-фонды предлагают очень хорошую, стабильную доходность, не коррелирующую с рынками акций и активов других классов. Мы тратим много времени на обучение наших клиентов, чтобы показать им преимущества аллокации активов.

На конец 2014 года кэш занимал 26,3% в портфелях клиентов UBS Wealth Management. Но среди клиентов из Восточной Европы и многих других развивающихся рынков этот показатель стабильно выше. Многие наши клиенты формируют «подуш­ку» из кэша и ликвидности, чтобы использовать ее при необходимости в операционных целях своих компаний, для покупки недвижимости.

Как санкции отразились на взаимоотношениях с клиентами из России?

Если говорить о персональных санкциях, то на UBS они никак не сказались. С Крымом, конечно, ситуация другая. От клиентов региона мы полностью отказались.

Что касается санкций по отношению к компаниям, то мы внимательнее стали оценивать кредитные лимиты. Дело в том, что многие клиенты используют акции компаний как обеспечение под кредиты. И по отношению к компании, попавшей под санкции, оценка обеспечения должна быть скорректирована. Это не более чем проявление кредитного благоразумия.

Изменилось ли в текущей кризисной ситуации поведение клиентов? О чем они говорят? На что жалуются?

Их очень волнуют экономика и влияние санкций в долгосрочной перспективе. Они много говорят о расширении списка санкций, и такая перспектива их очень беспокоит. Часть наших клиентов отреагировали на текущую ситуацию снижением долговой нагрузки, уменьшением активности в привлечении заемных средств и сокращением плеча в портфелях. Запросы в портфельном управлении стали консервативнее. Клиенты, бесспорно, не идут на такие риски, как раньше. Пока ситуация не прояснится или не начнет двигаться в позитивном направлении, они будут очень осторожны в инвестициях.

С другой стороны, сегодняшняя ситуация отличается от того, что мы наблюдали в 1998 и 2008 годах. Тогда российские клиенты входили в кризис гораздо агрессивнее, с куда более высоким левериджем, и гораздо меньше опасались последствий. Сейчас хайнеты очень обеспокоены, склонны снижать леверидж и планируют на перспективу. Их волнует не только сколько можно заработать на инвестициях, но и как защититься от потери вложенных денег. Им хочется знать, будут ли их активы в безопасности, приняли ли мы хеджирующие меры. Это фундаментальное изменение в поведении российских клиентов.

Как в банке работают системы проверки «политически значимых лиц» (politically exposed persons, PEPs)?

Когда мы приводим нового клиента, запускается due diligence по всему банку. И он проводится в отношении каждого хайнета, вне зависимости от страны происхождения. Мы проверяем источники богатства, репутационные риски для банка, семейное окружение.

Если клиент попадает в категорию PEPs, то это не меняет фундаментально вещи, которые мы должны знать о нем. Однако влияет на уровень утверждения клиента банком, и расширяется список проверок. В рамках проверки PEPs мы прежде всего рассматриваем, чем они занимаются, какое отношение они или члены их семей имеют к власти или к какой-либо государственной деятельности.

Как санкции отразились на взаимоотношениях с клиентами из России? Изменились ли как-то системы их проверки?

Если в стране меняется ситуация, вводятся санкции или происходит что-то в этом роде, мы проводим ревизию PEP-клиентов. Бывает, что клиент, который прежде не был «политически значимым лицом», им становится. Такое наблюдалось, например, на Украине, где во власть недавно пришло множество новых людей. И нам приходится проверять, не коснулось ли это наших клиентов. Мы должны быть уверены, что выявили PEPs правильно, чтобы принять обос­нованное решение, хотим ли мы и дальше сотрудничать с этим человеком.

Говорят, что российские PEPs могут открыть счет почти в любом банке мира. Это преувеличение или многие банки действительно не желают расставаться с этой категорией клиентов?

Не могу сказать, что мы специально ищем клиентов среди PEPs. Мы стараемся избегать сомнительных персон. Мы стараемся избегать политических клиентов. Мы стараемся избегать всего, что может навредить нашей репутации в случае огласки. Приходится отказывать массе потенциальных клиентов, и многие из них могут быть PEPs или весьма обсуждаемыми персонами.

Каков ваш макроэкономический прогноз на 2015 год?

Мы наблюдаем, как одни страны входят в рецессию, другие – на поздней ее стадии, а в третьих она продолжается. И так получается, что мировые регуляторы принимают важные решения в разное время. В момент, когда США только завершили количественное смягчение, Европа его начинает. Это по-своему влияет на разные страны и регионы. Поэтому мы советуем клиентам быть очень осторожными с аллокацией инвестиций.

Мы позитивно смотрим на фондовые рынки США и ЕС. Особенно интересны американский сектор технологий, эмитенты из Германии и европейские компании средней капитализации. И в Европе, и в США еще остались хорошие, высокодоходные облигации. Развивающиеся рынки сейчас определенно слабее.
Мы по-прежнему верим в американский доллар. А евро лучше остерегаться – вполне возможна дальнейшая девальвация валюты.

Избегать стоит также золота и суверенных бондов. В данный момент это не очень хорошие инвестиции.

Атлас



Юлия Калинина
20.04.2015

Источник: SPEAR'S Russia #4(47)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз