Lobanov
Михаил Лобанов

Управляющий партнер фонда Target Global.

От пузырей не существует “лекарства”. Единственный выход, к сожалению, – дать им вырасти и лопнуть

Виталик Бутерин, основатель Ethereum

Последние четыре месяца инвесторы, аналитики и просто интересующиеся современными финансовыми технологиями люди внимательно наблюдают за колебаниями на рынке криптовалют – их общая рыночная капитализация на 28 августа 2017 года составила более 155 млрд долларов, что почти на 80% превышает значение на конец июля и в пять раз больше средней капитализации в апреле. Bitcoin остается лидирующей криптовалю­той: его стоимость на 28 августа 2017 года – более 4300 долларов (что значительно больше цены в середине июня, которая почти достигала 3000, и несравнимо с апрельскими значениями, колебавшимися на уровне 1200 долларов).

Несмотря на то что Bitcoin удерживает лидирующие позиции, его доля в общей рыночной капитализации значительно упала с начала весны 2017 года – если раньше она не опускалась ниже 80%, то сегодня составляет немногим больше 45%. В середине июня Ethereum почти сравнялся с Bitcoin, однако вскоре после этого разрыв снова увеличился – сегодня Ethereum занимает 21% рынка. Третью позицию удерживает Ripple, у которого, правда, всего 5% рыночной капитализации.

Абсолютными лидерами являются три упомянутые выше криптовалюты, однако постепенно влияние усиливают и другие игроки. Мы постараемся более подробно проанализировать основные криптовалюты, чтобы разобраться, чего стоит ожидать от рынка в ближайшем будущем.

Ethereum был впервые предложен в 2013 году Виталиком Бутериным, канадским программистом с российскими корнями, сооснователем и бывшим редактором журнала Bitcoin Magazine. В июле 2015-го сеть наконец была запущена.

Между Bitcoin и Ethereum есть существенная разница. Bitcoin создавался как альтернатива фиатным валютам – доллару, евро и другим, и суть его состояла в полной децентрализации денежной системы и освобождении ее от государственных и банковских ограничений – криптовалюта, в отличие от привычных нам денег, не имеет центра эмиссии и не поддается манипуляциям со стороны третьих лиц, однако легко может использоваться для проведения денежных переводов или расчета в рамках транзакций. Проводимые с Bitcoin сделки нельзя отменить, платежи между двумя сторонами не требуют участия посредников, а средства могут быть заморожены только самим владельцем.

Ethereum, в свою очередь, представляет собой новое поколение технологий на цифровом рынке. Это платформа для создания децентрализованных онлайн-сервисов на базе блокчейна, в основе которых лежит технология смарт-контрактов. У Ethereum есть своя криптовалюта, получившая соответствующее название – эфир.

Простота использования привела к активному распространению Ethereum в разных областях. На сайте State of the Dapps, который ведет учет основных децентрализованных приложений на базе Ethereum, представлено уже более 600 таких приложений. Кроме того, Ethereum используется в корпоративном сегменте: в феврале 2017 года была создана Enterprise Ethereum Alliance (EEA) – организация, поставившая себе целью использовать технологию Ethereum для корпоративных нужд. Среди участников – Accenture, Banco Santander, CME Group, Intel, J.P. Morgan, Microsoft, Credit Suisse и другие.

Третья среди лидеров рынка – криптовалюта Ripple, запущенная в 2012-м. Ripple – это распределенная платежная система с открытым исходным кодом, в рамках которой существует одноименная криптовалюта (XRP) в качестве внутренней платежной единицы. Технология Ripple базируется на «принципе доверия»: представьте, что вы с другом можете отправлять друг другу деньги по каналу, который открывается с помощью пароля, известного только вам двоим, – так работает Ripple. Для взаимодействия с внешним миром существуют «шлюзы» – связующие звенья между сетью Ripple и любыми сервисами, позволяющие совершать мгновенные покупки в один клик.

Ripple пользуется поддержкой именно в финансовой, в особенности банковской среде, поскольку позволяет осуществлять трансграничные платежи без необходимости платить высокие комиссии. Первым пользователем Ripple среди банков стал Fidor Bank, знаменитый мобильный банк, базирующийся в Германии, – он начал работать с системой еще в 2014 году. С тех пор сеть банков, использующих Ripple, разрослась до нескольких десятков. В октябре 2016-го SBI Ripple Asia запустили японский консорциум банков в новой сети, использующей технологию Ripple для платежей и расчетов, – в него вошли 42 банка-участника. В сентябре 2016-го Ripple объявил о создании первой межбанковской группы международных платежей на основе распределенных финансовых технологий (членами стали Bank of America Merrill Lynch, Santander, UniCredit и другие).

Bitcoin, Ethereum и Ripple занимают большую часть рынка криптовалют. Остальные игроки существенно отстают по объемам рыночной капитализации – к ним относятся Litecoin, NEM, Dash, IOTA и Monero, а также еще несколько сотен криптовалют более мелкого масштаба. Основная проблема рынка заключается в том, что конкретного применения проектов, использующих эти валюты, пока практически нет. Валюты в большинстве своем нужны для оплаты транзакций на соответствующих блокчейнах, однако стоимость их уже приближается к стоимости денежной массы в некоторых странах, а оплатить что-то реальное ими по-прежнему нельзя.

Представьте, что к вам как к инвестору приходит предприниматель со словами: «У меня есть гениальная идея, способная перевернуть мир. Она имеет огромный потенциал, но оценка моей уникальной компании – 1 млрд долларов». Каковы шансы у такого отчаянного оптимиста получить инвестиции? Как правило, невысокие. В существующих реалиях рынка, если он выпускает при этом какую-нибудь криптомонету, его финансируют даже по такой непомерной оценке. Инвесторы покупают криптовалюту в надежде на будущий успех (часто без объективных, а иногда вообще без каких-либо на то причин), что провоцирует резкий рост цен. Именно поэтому мы как венчурный фонд Target Global и управляющая компания Target Asset Management считаем, что в настоящий момент следует быть крайне осторожными с инвестициями в криптовалюты – нынешнее положение вещей не отличается от пузыря доткомов в конце 1990-х годов, лихорадки Компании Южных морей или тюльпаномании. Работая долгое время на фондовом рынке, мы не раз видели, что история повторяет себя, – однако рынок, к сожалению, имеет короткую память. Когда в каждой офисной столовой говорят о биткоине, притом те, кто полгода назад о нем и не слышал, – это время продавать. Так же как и почти 20 лет назад, нужно дать очередному пузырю лопнуть и лишь потом инвестировать в криптовалюты (а в то время – интернет-компании) и удерживать позиции в течение 5–10 лет.



02.10.2017

Источник: SPEAR'S Russia #9(71)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







Маркетплейс на стыке двух миров


Kirill-sadilov_web
 

Изобретение технологии распределенного реестра и биткоина чуть более десяти лет назад стали революцией. В ее огне родился новый криптовалютный мир, дополнивший и начавший конкурировать с привычным миром фиатных денег. Посредниками между ними стали криптобиржи, превратившиеся в один из ключевых элементов современной финансовой инфраструктуры. Но, как показала практика последних лет, качество этого элемента пока еще далеко от совершенства. Это не просто снижает уровень пользовательского опыта, но создает многочисленные риски. Главный из них – угроза сохранности средств пользователей таких площадок. Inanomo – новая интегрированная криптовалютная технологическая платформа для хранения, обмена и инвестиций – должна дать пользователям надежное решение проблемы обеспечения безопасности активов с помощью современных информационных технологий, обещает Кирилл Садилов. О возможностях платформы, вызовах и технологических ответах он рассказывает в специальном проекте SPEAR’S Russia.