Теория стакана крипты


20.12.2021





От криптопанков до индустрии

Это философский вопрос – как случилось, что всего за одно десятилетие блокчейн из малоизвестной, почти непонятной концептуальной идеи вырос в глобальную индустрию, гигантскую технологическую экосистему, новый класс активов с рыночной капитализацией под 3 триллиона долларов. Философский – в прямом смысле этого слова. Рискну предположить, что ничего из вышеперечисленного человечество сегодня не знало бы, если бы какое-то время назад группа странных людей, впоследствии получивших известность как «криптоповстанцы» или «криптоанархисты», не вышла бы в мир с философией личной свободы и приватности финансовых операций, достигаемой методами криптографии. Ее технологической оболочкой, базовой инфраструктурой и стал первый в современном понимании блокчейн, известный сегодня последней домохозяйке под именем Bitcoin.

Лежащая в его основе идея – децентрализация. В узком контексте платежей, для которых биткоин и создавался, ее смысл сводится к простой максиме: не существует, не может существовать единого центра, который бы устанавливал правила, осуществлял бы, контролировал бы операции в Сети. Напротив, каждый ее участник владеет всей информацией обо всех предыдущих операциях; а любое решение, включая подтверждение платежных транзакций, принимается на основе консенсуса – простым большинством участников.

Очевидно, децентрализация – прямое противопоставление централизованной системе, лежащей в основе традиционных финансовых институтов – банков, платежных систем, бирж и т. п. Средства, переданные этим институтам клиентом, де-юре остаются в его полной собственности, но де-факто полностью контролируются этими институтами. И если что-то пошло не так – вольно или невольно вы нарушили инструкцию, закон, правила регулирования, совершили некие неправомерные действия (например, не заплатили налоги или алименты или ваши платежи попросту вовремя не дошли до получателя), а то и банально стали жертвой мошенников или хакеров, – то можете полностью или частично временно или навсегда лишиться своих авуаров.

В децентрализованных финансах подобное в принципе невозможно: блокчейн помнит все. Именно поэтому, как только появилась техническая возможность и экономическая целесообразность, мы увидели рождение и бум в секторе децентрализованных финансов (DeFi). Если в начале 2020 года объем средств, заблокированных в DeFi-протоколах, оценивался примерно в 900 млн долларов, то в ноябре 2021-го перевалил уже за 270 млрд долларов.

Причин для подобной динамики много. В прошлом номере SPEAR’S Russia на примере площадки Inanomo мы рассказали о двух составляющих этого бурнорастущего рынка – невзаимозаменяемых токенах NFT и секторе криптоигр GameFi (в конце этого года у нас были запущены мультичейновый NFT-маркетплейс и блокчейн-игра Pagan Gods).

Причина бума в этом секторе проста: применение блокчейн-технологий не только дает пользователям новые возможности, но и позволяет им зарабатывать. Наконец, важнейшая составляющая этого рынка – сектор децентрализованных финансов (DeFi), которые на глазах становятся все более серьезным конкурентом традиционным финансовым институтам – банкам, биржам, маркетплейсам.

Между DEX и CEX

В ряду достоинств DeFi считается, что они предлагают более эффективные технические решения в сравнении с традиционным банкингом. В их основе – смарт-контракты, прописывающие правила, последовательность действий при проведении тех или иных операций в системе. Например, правила кредитования. Это позволяет сократить издержки, повысить безопасность, а также избавиться от посредника в виде традиционного централизованного банка. Любые операции в DeFi проходят в соответствии с прописанными в смарт-контракте правилами непосредственно между двумя участниками сделки купли-продажи или обмена, заемщиком и кредитором и т. п.

Одним из ключевых элементов возникающей на наших глазах инфраструктуры DeFi являются децентрализованные биржи (DEX). К середине ноября, согласно CoinMarketCap, в мире насчитывалась 121 DEX. Совокупный дневной оборот сектора, по данным Dune Analytics, составлял около 3,9 млрд долларов.

В отличие от централизованных бирж (CEX) обмен криптоактивами на DEX осуществляется напрямую между двумя кошельками, принадлежащими покупателю и продавцу. А сведения о проведенных транзакциях записываются в блокчейн. В CEX на блокчейне осуществляются и хранятся только операции ввода и вывода клиентских средств, тогда как все внутрибиржевые транзакции производятся централизованно. Сама площадка при этом выступает в роли посредника между покупателями и продавцами торгуемых на ней активов (токенов). На практике это означает, что CEX контролирует учетную запись каждого клиента, в отличие от DEX, где контроль учетной записи остается за пользователями.

Теми же особенностями объясняется обязательное требование к регистрации пользователей CEX – централизованная биржа является держателем и фактическим владельцем пулов торгуемых на ней активов. В случае DEX такой регистрации не требуется: децентрализованная площадка не владеет и не хранит у себя торгуемых токенов. По сути, она лишь предоставляет техническую возможность для прямого обмена.

Также DEX дают возможность интеграции с кошельками, не относящимися к хранению, такими как Metamask или Trust Wallet. Таким образом, пользователи имеют возможность хранить у себя закрытые ключи от своих средств, что должно гарантировать их сохранность.

При этом ни для кого не секрет, что в простоте использования DEX в большинстве случаев существенно уступают CEX, что также связано с «врожденными» технологическими особенностями децентрализованных площадок. Так, в отличие от CEX, DEX невозможно пополнить с помощью банковской карты. Для начала торговли пользователь должен приобрести криптовалюту (например, с помощью обменника или другой централизованной площадки), вывести ее на внешний кошелек, который и подключается к DEX. При этом кошелек должен поддерживать соответствующий децентрализованной площадке протокол (скажем, ERC20, если биржа работает в сети Ethereum). Вариантом может стать покупка нативного токена (токена управления) DEX, что предполагает дополнительные операции обмена и, соответственно, потери пользователя на комиссиях. Для вывода средств придется пройти ту же цепочку в обратном порядке. Все это требует более высокого уровня технической грамотности. И, как показывает практика, недоступно массовому пользователю.

Наконец, как правило, качество пользовательского интерфейса, удобство использования DEX уступают CEХ.

Равновесие в паре

Существуют различия и в самом механизме биржевой торговли. На CEX она устроена по модели книги заявок. Покупатели и продавцы выставляют заявки на покупку или продажу того или иного актива в определенном объеме по желаемой цене, формируя торговый стакан. Сделка осуществляется при совпадении цены покупки и продажи.

Чем меньше величина спреда, то есть разницы в ценах между ближайшими заявками, или чем выше плотность заявок в стакане, тем при прочих равных выше уровень ликвидности в торгуемой паре. Плотный стакан, скорее всего, говорит о высокой ликвидности, разреженный – о низкой. От этого, в свою очередь, зависит возможность купить или продать актив по лучшей в текущих рыночных условиях цене.

Книга заявок – один из двух наиболее часто встречающихся торговых механизмов и на DEX. Здесь также сопоставляются заявки покупателей и продавцов, а весь процесс торговли выполняется на блокчейне. Например, на этом механизме построены децентрализованные биржи Dexeos и Newdex, работающие на сети EOS.

Второй из возможных торговых механизмов предполагает использование пулов финансирования (ликвидности). Например, к этому типу относится построенная на Ethereum децентрализованная биржа Uniswap, на которую приходится около трети совокупного оборота DEX.

Для устранения чрезмерной зависимости от внешних маркетмейкеров, которые могут серьезно искажать цены в торговых парах, снижения комиссий и повышения скорости транзакций Uniswap использует так называемую модель автоматического маркетмейкера (AMM). По сути, это смарт-контракты, контролирующие пулы ликвидности, благодаря которым трейдеры могут совершать обмен активами в рамках торговой операции.

Пулы финансируются поставщиками ликвидности. В их качестве может выступать любой агент, вносящий в пул эквивалентную стоимость двух токенов в торгуемой паре, например ETH и USDT.

Управление ликвидности в торгуемых парах на DEX выстроено по принципу динамического равновесия. В избранном нами примере для начала торговли парой трейдеру придется внести на площадку средства в ETH и USDT поровну по текущему курсу (например, 1 ETH и 4 тыс. USDT). Если рыночная цена ETH начинает расти (то есть если трейдеры покупают ETH за USDT), то в пуле становится меньше ETH и больше USDT. И наоборот. Таким образом, соотношение ETH–USDT в любой момент времени будет меняться, но общая оценка ликвидности в паре всегда остается неизменной. Это основной принцип работы ликвидности в DEX. За каждую торговую сделку, совершенную в паре, поставщику ликвидности в соответствующий пул выплачивается вознаграждение в USDT.

Технологические новации – например новый протокол Uniswap V3 – дают возможность поставщикам управлять предоставляемой в алопул ликвидностью, ограничивая риск перераспределения своих средств в паре. С его помощью клиент может выставить условием предоставления ликвидности в пул определенный ценовой диапазон (скажем, 4,4–5,2 тыс. USDT за 1 ETH). Это означает, что пока курс ETH и USDT будет находиться в этих пределах, предоставленный клиентом пул будет использоваться и перераспределяться. При этом сам клиент будет получать с каждой сделки часть комиссионных. Однако, как только ETH выходит из зафиксированного диапазона вверх или вниз, перераспределение пула прекращается, а комиссионные не выплачиваются.

Конкуренция механизмов

Как видно, механизмы вознаграждения пользователей на DEX также существенно отличаются от CEX. Например, просто торгуя на любой централизованной бирже, трейдер не получает платы просто по факту хранения там своих средств. Действительно, на некоторых площадках он может получать пассивный доход, заблокировав часть своих денег в стейкинге, фарминге или подобных инструментах. Но все они, по сути, аналог банковского депозита. По ним выплачивается только фиксированный процент, не зависящий от объема операций с участием данного актива.

В DEX иначе. Средства, залитые клиентом в какой-то конкретный инструмент, используются для поддержания возможности торговли им на децентрализованной площадке. Соответственно, выплачиваемая клиенту комиссия пропорциональна тому, насколько активно торгуется инструмент, для которого им предоставлена ликвидность. По сути, это определенный процент отчислений с каждой сделки, которая выплачивается в сторону поставщика ликвидности, как это было описано выше на примере пары ETH–USDT. Причем в DEX в качестве такого поставщика выступает не какое-то отдельное юридическое лицо, но некий распределенный набор пользователей.

Все они приобретают активы не только для того, чтобы ими владеть, но также для получения пассивного дохода. В частности, передавая их в пулы ликвидности.
В то же время недостатки и технологические ограничения DEX напрямую влияют на объемы торговых операций, а следовательно, и на доходы таких пользователей. Как было сказано выше, проведение всех децентрализованных сделок на блокчейне замедляет работу площадки. Это не только ухудшает возможности трейдеров принимать оперативные решения по сделкам, но также мешает масштабируемости системы. А также накладывает ограничения на их пропускную способность, зависящую и от блокчейна, на которой построена DEX. Так что, скажем, площадки на EOS быстрее, чем на Ethereum, пропускная способность которого ниже.

По той же причине – из-за сравнительно низкой скорости и малой пропускной способности – на существующих сегодня блокчейнах невозможно организовать торговлю полностью централизованными фьючерсами, проводить быстрые транзакции и сделки, создавать нормальные торговые стаканы.

Одним из решений, с помощью которого сегодня пытаются обойти эти ограничения, стало строительство децентрализованных бирж на базе так называемых протоколов второго уровня (L2). Таких, например, как Polkadot или Polygon, более быстрых и дешевых по сравнению с тем же Ethereum. В этом случае ввод-вывод, разморозка-заморозка средств происходят децентрализованно, то есть с подключением кошелька, тогда как биржевые сделки – обработка заявок и т. п. – осуществляются централизованно. По сути, это вынужденное движение от полной децентрализации к частичной централизации торговли на DEX. И такой подход действительно снимает часть проблем децентрализованных площадок, но не устраняет их полностью.

Мы в Inanomo хотим сделать иначе. Мы, наоборот, движемся от полностью централизованной системы в сторону большей децентрализации. Делаем это для того, чтобы к многочисленным плюсам нашей платформы – быстродействию, надежности, безопасности, функциональности – добавить преимущества некоторых подходов DEX. По сути, как и на всех предыдущих шагах, используем нестандартный гибридный подход.

Гибрид в стакане

Итак, система торгов на площадках DEX построена на пулах ликвидности, располагаемых на определенном расстоянии выше и ниже спреда. В зависимости от объема сделки, количества средств в пуле автоматизированно высчитывается некая цена смещения от цены клиентской сделки относительно текущей цены.

На Inanomo мы хотим распределять ликвидность по-другому. Именно – внутри «идеального» стакана. При этом зоны, в которых будет расставляться ликвидность, должны выбираться в зависимости от зон поддержки и сопротивления на рынке, где сосредоточены основные объемы. Также для их определения будут учитываться другие источники данных, включая централизованные площадки.

Практическое исполнение этой идеи – создание в торговых стаканах Inanomo системы дополнительной ликвидности. Она будет состоять из трех частей. За формирование каждой из них, по сути, будет отвечать отдельный пул ликвидности.

Сегодня устройство торгового стакана на Inanomo выглядит так: заявки с целевых централизованных площадок агрегируются и «заливаются» вокруг некоего значения – «центрального спреда», который мы считаем условно правильным. Затем за счет дополнительных источников ликвидности данный спред сужается до минимального.

В результате получается глубокий, приближенный к идеальному стакан с лучшими ценами исполнения. Если этого не делать, не привлекать в стакан ликвидность, то он становится разряженным, объемы торгов – маленькими. Так что если трейдер хочет перекрыть большую позицию, то он может сильно повлиять на цены.

При всех достоинствах такой подход не лишен недостатков. Дело в том, что когда мы создаем условно идеальный стакан, то теряем большой пул клиентов. По статистике, из 100% трейдеров на криптобиржах лишь примерно каждый десятый занимается активной, высокорисковой событийной торговлей в рамках одного-двух конкретных активов. Еще 20% специализируются на арбитражных сделках, зарабатывая на разнице цены на один и тот же актив на разных торговых площадках. Тогда как большинство – 60–70% – предпочитают инвестировать в пассивные продукты.

Если в случае идеального торгового стакана курс актива на Inanomo и других биржах практически неотличим, то получать прибыль на арбитраже, то есть продаже актива дороже на одной площадке и одновременной его покупке дешевле на другой, не получится. Таким образом, поддерживая «стандартную» систему ликвидности, мы получаем определенный негативный эффект, теряя большую часть аудитории.

Очевидно, что если бы мы полностью отказались от идеального стакана, действующего на Inanomo сейчас, то нивелировали бы его преимущества. Новая система, которая находится на финальной стадии разработки, направлена именно на то, чтобы избавиться от недостатков стакана, сохранив все его прежние достоинства.

Ее смысл и суть – формирование, распределение пула ликвидности в стакане так, чтобы дать возможность заработать без исключения всем трем категориям трейдеров – специалистам по рисковой торговле, пассивным инвесторам и арбитражерам.

В рамках нового подхода наша система ликвидности, спред будут, по сути, формироваться из трех частей.

  • Часть № 1 – самая дальняя часть спреда, или отступ от цены сделки вверх и вниз. Она будет создаваться за счет долгосрочной ликвидности, распределенной в зависимости от нашего видения рынка, агрегируемой как с централизованных, так и с децентрализованных площадок. Благодаря этому можно сформировать очень глубокий, хороший для исполнения сделок торговый стакан в диапазоне 3–5% в обе стороны от спреда.
  • Часть № 2 – более узкая, менее удаленная часть диапазона в пределах 1–3% в обе стороны от спреда. Здесь будет выставляться клиентская ликвидность – средства из тех самых пулов ликвидности, которые будут привлекать клиентов, нацеленных на пассивный заработок.

По определению это краткосрочная ликвидность, которая может быть в наличии или отсутствовать в каждый момент времени. Если ее нет, то цены в стакане хуже по исполнению. Если она есть, цены лучше. Если этой ликвидности мало, то инвестору выгодно ее довнести, потому что таким образом можно получить дополнительный доход в случае роста числа сделок в торгуемой паре. И наоборот. Таким образом, это самобалансирующаяся система, механика которой совпадает с описанной в примере с ETH-USDT на DEX Uniswap.

  • Часть № 3 – самый узкий диапазон от цены. Сюда будет выставляться ликвидность клиентов, которые занимаются агрессивной торговлей. На Inanomo они получат доступ к определенному набору торговых стратегий, которые смогут самостоятельно подключать и настраивать в зависимости от уровня приемлемого для себя риска.

В целом такая модель ликвидности хороша по нескольким причинам.

Во-первых, глубина торгового стакана остается прежней, поскольку внутри диапазона распределяется достаточно хорошая ликвидность.

Во-вторых, появляются возможности для финансового арбитража.

Дело в том, что движения рыночной цены приводят к постоянному движению ценовых диапазонов, тогда как клиентские диапазоны изменяются в зависимости от того, как с ними работают сами клиенты. Таким образом, в моменты резкого движения цены в определенной паре мы получаем те самые расхождения между нашей ликвидностью и ликвидностью других площадок. Это дает возможность заработать трейдерам, нацеленным на арбитражные сделки. Участвуя в этой торговле, они, уже в свою очередь, дают дополнительную ликвидность в стакан, повышая его плотность.

В-третьих, такая система позволяет создавать новые пассивные продукты на площадке Inanomo, привлекательные для еще одной, весьма существенной, части клиентской аудитории.

Другими словами, новая система ликвидности Inanomo позволяет убить одним выстрелом сразу нескольких зайцев. А именно – в целом улучшить условия исполнения сделок, а также привлечь на платформу новых клиентов.

В результате на площадке Inanomo будет создана гибридная торговая система, сочетающая одновременно централизованные и децентрализованные подходы и элементы. В ее основе – централизованная площадка, ликвидность на которую будет привлекаться за счет создания пассивного инвестиционного продукта, аналога децентрализованного продукта. Часть комиссионного дохода от торговых операций будет выплачиваться в виде вознаграждения клиентам за предоставление ликвидности для этих пулов.

Наконец, создание подобной гибридной площадки позволит обойти еще одно весьма важное ограничение DEX: пулы ликвидности здесь могут поддерживать только спотовую торговлю. В нашем же случае ничто не мешает сделать такие же пулы ликвидности для торговли фьючерсами. А с учетом того, что частота, объемы сделок на фьючерсных рынках, как правило, многократно превосходят спот, ликвидность и доходность операций на площадке также будут пропорционально выше.

Это классический пример ситуации, в которой выигрывают все: и площадка, зарабатывающая на росте оборотов и привлекающая новых клиентов в новые продукты, и сами трейдеры, и инвесторы, получающие новые возможности и инструменты для заработка.

Высокая доходность на рынках криптовалют – еще одна возможность для расширения клиентской аудитории. Следующий шаг – масштабирование бизнеса на все возможные аудитории.

Работа по совершенствованию торговой инфраструктуры Inanomo, расширению ее возможностей продолжается. О них мы расскажем в новых сериях совместного проекта на страницах SPEAR’s Russia уже в следующем году. И, как всегда, до встречи на нашей площадке Inanomo.

Кирилл Садилов, основатель и CEO Inanomo



20.12.2021

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз




Высоко-художественный токен


B4dc6d4a-3edb-40b7-989b-5e6d19839a49
 

Токенизация искусства легитимирована сегодня в России на уровне не юридическом, а музейном. Процесс возглавил Эрмитаж: в сентябре один из главных музеев страны продал NFT-токены полотен из своей коллекции на 32 млн рублей. Аукцион, для которого в России нет никакой законодательной базы, проходил на маркетплейсе криптобиржи Binance. За несколько месяцев до того Инна Баженова, коллекционер, меценат и одна из самых влиятельных персон в российской арт-индустрии, объявила о запуске платформы The Art Exchange. Ее партнером по проекту стал профессиональный трейдер и управляющий инвестиционными фондами Андрей Беляков. Цель The Art Exchange – увеличить ликвидность произведений искусства как раз посредством их токенизации, применить к рынку искусства финансовые технологии и блокчейн. О платформе SPEAR`S Russia рассказала управляющая проектом Анна Левен.