Сцена мира


Зальцбургский музыкальный фестиваль – один из самых значимых культурных смотров. Вот уже 101 год он соединяет академическую музыку и актуальное театральное искусство, сплачивает прошлое, настоящее и будущее. Поэтому молодежная программа – одна из ключевых в его афише.

15.11.2021





Опера – один из самых влиятельных и радикальных жанров мирового искусства. В первую очередь потому, что это синтетический и сложноустроенный вид, полный парадоксов и противоречий. И очень дорогой в реализации: бюджет оперной постановки обычно превышает суммы, необходимые для реализации драматического или балетного спектакля.

Парадоксы оперы

Казалось бы, опера стоит на вершине элитарного искусства. Однако именно она стала в XVI веке первым подлинно народным жанром, сумевшим собрать в одном месте представителей всех социальных слоев. И классический оперный репертуар действительно рассчитан на разную публику. Занимая до конца XIX века в системе массовых развлечений то же место, что сегодня принадлежит кино, опера оказала огромное влияние на принципы существования киноиндустрии: Голливуд многое взял на вооружение у Вагнера из устройства его оперных представлений-мистерий, для которых в немецком Байроте был построен специальный театр. С Вагнера началась элитализация оперы, потеря ее развлекательной функции и приобретение почти сакрального статуса: композитор запретил, например, рукоплескать певцам и музыкантам во время исполнения произведения, хотя до него выражать восторг или возмущение было нормой.

В опере театральная условность возведена в абсолют – это мир аллегорий, аллюзий и иллюзий. Однако связь с реальностью всегда считывалась современниками. Не случайно своими операм Верди боролся за независимость и единство Италии, а оперные театры этой страны выполняли в XIX веке функции политических клубов. Одним из первых оперных реали­стов был Моцарт, произведший большой скандал своей социально острой «Свадьбой Фигаро», по сути, предвосхитившей Французскую революцию 1789 года.

Всю красоту, мощь, концептуальность и сложносочиненность оперы каждое лето можно прочувствовать на Зальцбургском фестивале, самом престижном музыкальном смотре. За всю свою 101-летнюю историю он никогда не прекращал работы и даже был проведен в ковидный 2020-й, хотя и в урезанном формате. Но именно в этот год Зальцбург (как для краткости часто называют фестиваль) отмечал 100 лет. В итоге празднования юбилея растянулись и захватили 2021-й – только этим летом зрители смогли увидеть «Дон Жуана» Моцарта в постановке Ромео Кастеллуччи и Теодора Курентзиса, который изначально должен был стать главным пунк­том юбилейной программы.

Буржуазный и радикальный

Фестиваль в Зальцбурге был задуман 101 год назад как ответ на Байрейтский, посвященный Вагнеру, но с принципиально иным посылом – режиссер Макс Рейнхардт, поэт Гуго фон Гофмансталь и композитор Рихард Штраус мечтали о смотре искусств, способном объединить Европу после Первой мировой войны, и выбрали местом его проведения родной город Моцарта. Своего расцвета фестиваль достиг в 1956-м, когда его возглавил великий австрийский дирижер, уроженец Зальцбурга Герберт фон Караян – его эпоха длилась 33 года. Он превратил фестиваль в одно из главных музыкальных событий планеты: отныне оперных певцов начали оценивать по тому, пели они в Зальцбурге или нет. Кроме того, Караян добавил Salzburger Festspiele светского пафоса и всемирной известности: быть в Зальцбурге летом на концерте или опере стало обязательным пунктом программы для мировой финансовой элиты. Тогда фестиваль оброс спонсорами и обществами друзей по всему миру, стал прибыльным культурным проектом с огромным бюджетом, неприлично высокими ценами на билеты и невозможностью их купить в свободной продаже. Караян построил и новое здание театра – масштабный Grosse Festspielhaus, возведенный по проекту архитектора Клеменса Хольцмайстера.

Буржуазность с Зальцбурга подсбил его следующий интендант – бельгиец Жерар Мортье. Он сделал ставку на эксперимент и молодые таланты. И тем самым совсем не обрушил авторитет смотра, а напротив, закрепив за ним статус форпоста актуального искусства, окончательно сделал его самым влиятельным событием в мировой музыке и музыкальном театре.

Сегодня Salzburger Festspiele возглавляет профессиональный пианист Маркус Хинтерхойзер. После ухода Жерара Мортье в жизни смотра был недолгий период разброда и шатаний, когда интенданты часто менялись, а художественная политика не имела внятности. Ее как раз и привнес Хинтерхойзер, назначенный в октябре 2016 года. Он сохранил интеллектуальность Зальцбурга, продолжил сотрудничество с режиссерами-новаторами, которые вернули опере звание актуального и экспериментального жанра.

Первый год его интендантства ознаменовался радикальной версией последней моцартовской оперы «Милосердие Тита», поставленной режиссером Питером Селларсом и дирижером Теодором Курентзисом с российским оркестром и хором musicAeterna. Моцартовская партитура была помещена в современный контекст, стала поводом для размышлений о природе власти, раскаянии и прощении. Главным действующим персонажем у Селларса стала толпа беженцев, пострадавших от военных действий и ищущих спасения в стране Тита. Однако режиссер воздержался от однозначных оценок по поводу того, кто именно главная потерпевшая сторона: в спектакле вдруг происходят радикальные метаморфозы – беженцы становятся террористами и убийцами. Так Селларс при помощи Моцарта – а «Милосердие Тита» считается его духовным завещанием – размышляет о тупике, в который зашел современный мир, раздираемый злобой и конфликтами.

Куда же без русских!

Та постановка «Милосердия Тита» еще была примечательна тем, что впервые в истории Зальцбурга его основную программу открыли российские музыканты – коллектив musicAeterna. Впрочем, к русским смотру было не привыкать: в 1928 году первыми заграничными участниками Salzburger Festspiele стали гости из СССР – оперная студия Ленинградской консерватории. Правда, затем советские музыканты пропали из программы на десятилетия.

Все поменялось в конце 1990-х, когда фестиваль сыграл основополагающую роль в мировой карьере Валерия Гергиева и оркестра Мариинского театра. А в 2002-м, спев на Salzburger Festspiele Донну Анну в моцартовском «Дон Жуане», молодая Анна Нетребко в одночасье превратилась в суперзвезду. Русское присутствие в Зальцбурге еще больше усилилось в 2013 году, когда появилось отечественное общество друзей фестиваля, так Salzburger Festspiele обрел постоянного русского зрителя и чуть позже – русского спонсора.

В этом году главной оперной премьерой в Зальцбурге стал «Дон Жуан» Моцарта в постановке режиссера Ромео Кастеллуччи и дирижера Теодора Курентзиса, который, как всегда, управлял оркестром и хором musicAeterna. В партии Донны Анны блистала солистка Пермской оперы Надежда Павлова.

Ромео Кастеллуччи – один из радикальных авторов мировой сцены, создатель собственного театрального языка. Конечно, «Дон Жуана» он пересказал на свой лад. Главным героем своего спектакля он сделал не легендарного любовника, подарившего опере имя, а реальных женщин Зальцбурга. На сцене их было 150 человек: всех возрастов и комплекций, как в любовном списке Дон Жуана. Они и наказывают соблазнителя за те страдания, что он им причинил. В кульминационной сцене на кладбище Дон Жуан ведет разговор не с Командором, а с женской массой – женским коллективным бессознательным. Конфликт в интерпретации Кастеллуччи стал чистым столкновением мужского и женского, их энергий и тел. А сама фабула великой оперы Моцарта оказалась еще и вписанной в повседневное существование Зальцбурга, так как часть его жительниц потратила месяцы на создание постановки, приняла в ней участие. Отсылок к Зальцбургу у Кастеллуччи было много также в декорациях и разных сложносочиненных символах, присутствующих на сцене. В итоге получился оммаж городу, подарившему миру великий музыкальный праздник.



15.11.2021

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз